Новости

10.09.2013 21:15
Рубрика: Культура

Игорь Федорович Летов: снаружи всех измерений

Сегодня прогрессивное человечество отмечает день рождения Игоря Федоровича Летова, более известного как Егор. Сегодня бы ему исполнилось 49 лет. Людей, оказавших такое влияние на развитие отечественной музыкальной (и не только) культуры, было в восьмидесятые и девяностые годы совсем не так много.

Однажды другой великий музыкант того времени - Сергей Анатольевич Курехин - в типичной для себя манере, очень интеллигентно и крайне иронично сформулировал свое недоверчивое отношение к популярности Летова (чей старший брат Сергей, кстати, поиграл с ними обоими, и вообще был неотъемлемой частью курехинской "Поп-Механики"), заявив, что он - безусловно, очень талантливый человек, только непонятно - в чем. Что ж, такой величине, как Курехин даже это вполне простительно - да и сам он, в свою очередь, удостоился однажды не менее ехидного посвящения от Летова - нескольких строчек, озаглавленных "К Сергею Курехину". Тем более, что эти два ключевых для своей эпохи деятеля, несмотря на причудливые неосознанные, но все-таки неизбежные для таких людей сближения (в том числе и политические), действительно были настолько разными и "играли" на настолько разных "полях", настолько, в конце концов, по-разному относились к жизни, творчеству и искусству, что было бы просто удивительно, если бы они испытывали друг к другу симпатию и понимание. При этом они оставались двумя столпами советской экспериментальной музыки, которую тоже, конечно, видели с противоположных точек: Курехин - с высот академического авангарда и постмодернистских изощренных парадоксов, Летов - из глубины кромешных бессознательных откровений. У Игоря Федоровича вообще отношения с "коллегами по цеху" (здесь особенно хорошо видна нелепость этого словосочетания - потому что никакие они, конечно, не коллеги, и "цеха" никакого не было, как бы ни старались Юрий Шевчук и группа"Пилот" убедить нас в существовании "русского рока") всегда были насколько интересными, настолько и сложными. Взять хотя бы его заочные взаимные уколы с Борисом Гребенщиковым, где последнее слово все равно осталось за Летовым, чей замечательный кавер на "Электрического пса" "Аквариума" вышел посмертно.

Так что, наверное, дело совсем не только в неприсущей вечно ироничному и скрытно-улыбчивому Курехину летовской мрачной серьезности. Просто эти двое инопланетян жили и творили в совершенно разных космических пространствах, причем оба этих мира удивительным образом имели прямое отношение к нашему миру простых землян. В случае Летова это почти всегда пугает и бьет по сознанию так, что становится не по себе.

Только к внезапному концу его жизни в его музыке и стихах как будто появилось что-то, похожее на поток света - смутный и время от времени прерываемый рецидивами знакомой яростной и разрывающей на части боли. Однако мерзкий соблазн упиваться осознанием ужаса происходящего внутри и снаружи ("как снаружи - так и внутри") всегда им презренно отправлялся в самый дальний угол восприятия - "паническая жажда выздоравливать отсюда", похоже, никогда Летова не покидала, не имея ничего общего с позой. Поэтому к его творчеству в последнюю очередь можно применить пошленький эпитет "декадентское". И неслучайно одна из самых пронзительных песен последнего альбома - оказавшаяся "прощальной" "Снаружи всех измерений" - была написана еще до создания "Гражданской Обороны".

 

Культура Музыка Рок Музыка с бородой Гид-парк