Новости

18.06.2014 14:55
Рубрика: Культура

В Малом Манеже открылась выставка Ивана Акимова

На этой выставке не показываются картины, а рассказываются истории-байки, например, про валенки - первый шаг по выставке они, мохнатые, делают, по белому фону обегая на больших квадратных полотнах серп и молот, а дальше разбегаются по солнечно-желтым стогам, черными кляксами размазываются по бойким парочкам, украшают собой чучела… Вокруг них вечно что-то творится - как и вокруг армейских звездочек: они вдруг в изобилии оказались в руках художника, и он из них начал делать картины - вести силуэт не кистью, а линией звездочек, выкладывать из них женские формы, украшать пиджаки героев своих картин.

Иван Акимов - только-только выходящий к нам художник. О нем большому зрителю известно немного: родился в конце 50-х, закончил МАРХИ, выставляться начал в 1983-м, с 15-й Московской молодежной выставки и далее выставлялся с большей или меньшей регулярностью вплоть до своей смерти 3 года назад - отдельными работами. "На выставках меня с трудом помещали в экспозицию, искали отдельную стенку. Я не уживался с любыми соседями", - писал Акимов, любимец музыкантов, анахорет, индивидуалист.

В Малом Манеже художник, усилиями группы кураторов во главе с Георгием Никичем, наконец представлен зрителю во всем своем многообразии: от ранних живописных опытов до графики на обоях, от домашних инсталляций до композиций из "звездных знаков отличия", от пейзажей Коктебеля и Мексики до иркутских и архангельских этюдов и великолепных, пестрых, но совершенно сумасшедших по выразительности женских портретов. И ты видишь художника уникально разного - не то что переходя от одной серии к другой, а просто, иной раз делая шаг к  соседней работе, видишь не другую манеру, а другого мастера.
Акимов очень любил, когда ему в дом приносили цветы, и на выставке их много, выполненных в особой технике, требующей безумной кропотливости, чтобы был виден каждый мазок.

- Это тип художника, которому было интереснее создавать каждую следующую минуту свой мир, а не тусоваться, - говорит Георгий Никич. -  К тому же его собственного внутреннего мира ему было более чем достаточно.

Выставка - трехчастная: правый зал Манежа называется "Явь", и в ней - пейзажи, валенки, путевые зарисовки, левая -  "Сны". А на пути от "Яви" к "Снам" мы проходим "Дом" - зал, который кураторы выставки - наверное, с тем, чтобы сделать Акимова понятней, -  посвятили фактам и предметам из жизни художника.

Входящих в "Дом" встречает многоэтажный стеллаж с книгами, компьютер, видавшее виды кресло - то есть кабинет Акимова, документально запечатленный на цветном ростовом фотопанно. В другом углу зала мы вдруг попадаем в тесный коридор его квартиры, где, говорят, царил особый порядок. "Любая вещь, оставленная на каком-то месте, - это все было его архитектурным решением, его видением пространства", - рассказывает вдова художника Любовь Парфенова, и это сразу понимаешь, видя на фото подцепленную к потолку балалайку, а за ней - нарочито красиво расположившуюся гитару. Еще в "Доме" есть испещренные синим, расположившиеся к художнику и зрителю спиной влюбленные  - в зеркале, коллекция тарелок, которые Акимов расписал картинками к частушкам, чтоб гости за столом на скучали, портрет любимого художником Джерри Ли Льюиса (больше похожий на автопортрет Акимова). Здесь же, среди других - "удочка Хэмингуэя" и "коньяк Де Голля" и здесь же - баечка о том, как Хэмингуэй и Де Голль подарили все это дедушке художника, послу Украины при ООН… 

В трех залах Малого Манежа - порядка двухсот работ Ивана Акимова. Все они сохранены в доме-мастерской его подвижницей-вдовой, и сейчас идут переговоры с Музеем Москвы  и Московским музеем современного искусства о том, что часть коллекции художника пополнит их фонды.

Культура Арт Живопись Культура Арт Актуальное искусство Гид-парк РГ-Фото