Новости

20.07.2014 17:18
Рубрика: Общество

Отцы "отцов"

Многое о семьях советских политических лидеров известно далеко не всем. Наверняка, кто-то еще вспомнит, что отца Владимира Ильича Ленина звали Илья Николаевич. Найдутся и те, кто досконально изучал биографию Иосифа Виссарионовича и слышал миф о том, что отцом Сталина был знаменитый исследователь и путешественник Николай Пржевальский. Но вряд ли найдутся те, кто сходу смогут сказать, как звали отцов Хрущева, Брежнева или Горбачева.

Сегодня "РГ" рассказывает, кем были отцы "отцов народов". 

Илья Николаевич Ульянов - отец Владимира Ильича Ленина

Настоящая фамилия Ильи Николаевича - Ульянин. Его отец - Николай Васильевич  (1770-1838) - астраханский мещанин, работавший портным-ремесленником, изменил свою фамилию с Ульянина на Ульянова. Но когда родился Илья, у отца была еще настоящая фамилия. 

Родился Илья в Астрахани в июле 1831 года. Он плохо помнил своего отца: Илья появился на свет, когда Николаю Васильевичу было уже 60 лет. Через 7 лет отец умер. Семья жила довольно скромно, а после смерти отца вообще чуть не впала в нищету. Тем не менее, в июле 1850 года Илья окончил Астраханскую гимназию. Учился хорошо, но круглым отличником не был.

После получения среднего образования Илья поступил и окончил Казанский университет. Причем, своим высшим образованием, как он сам неоднократно подчеркивал, всецело был обязан старшему брату Василию Николаевичу. Тот тоже очень хотел учиться, но после смерти отца кому-то надо было взять на себя заботы о матери, двух сестрах и маленьком брате. Василий поступил на службу в частную контору и оставил мечты об образовании. Но он решил, что, если самому ему учиться не пришлось, он даст образование брату. В 1854 году Илья Николаевич окончил Казанский университет, получив степень кандидата математических наук, и в мае 1855 года был назначен старшим преподавателем физики и математики в высшие классы Пензенского дворянского института. Это назначение было подписано знаменитым математиком Лобачевским, бывшим в то время помощником попечителя Казанского учебного округа.

В Пензе же Илья Николаевич, которому было 32 года, познакомился со своей будущей женой, Марией Александровной Бланк (ей было 28). Мария Александровна была дочерью врача, мещанина по происхождению, человека сильного и самостоятельного. Мария Александровна была довольно миловидной девушкой - с правильными чертами лица, выразительными глазами, приветливым и спокойным выражением лица. Илья Николаевич и Мария Александровна поженились летом 1863 года. В Пензе Илья Николаевич прожил 8 лет, после чего уже вместе с супругой перебрался в Нижний Новгород, где получил место старшего учителя физики и математики местной мужской гимназии. "Помню нашу казенную квартиру в коридоре здания гимназии из четырех в ряд идущих комнат, причем, лучшей была наша детская; помню кабинет отца с физическими приборами, а также и то, что одной из любимых наших игрушек был магнит и натертая сукном палочка сургуча, на которую мы поднимали мелкие бумажки, - писала в воспоминаниях старшая сестра Ленина Анна Ульянова-Елизарова. - Помню зимние вечера, игру матери на фортепиано, которую я любила слушать, сидя на полу подле ее юбки, и ее постоянное общество, ее участие в наших играх, прогулках, во всей нашей жизни. С тех пор, как я начинаю себя помнить, у нас была одна прислуга, находившаяся больше на кухне, а мы бывали с матерью. Нянек у нас, двоих старших, я не помню…". 

В Нижнем Новгороде Ульяновы прожили шесть лет. Гимназисты уважали и любили Илью Николаевича за то, что он просто и доступно мог рассказывать о сложных явлениях физики и математики. Судя по воспоминаниям учеников, их учитель был добрым человеком. Он никогда не наказывал учеников и не выносил сор из своего класса. Сохранились и воспоминания о внешности отца Ленина: это был небольшого роста худощавый человек с лысинкой, с карими глазами. 

Осенью 1869 года Илья Николаевич получил место инспектора народных училищ Симбирской губернии. Семья (Мария Александровна и двое детей - Анна и Александр) восприняла переезд тяжело, ведь Нижний Новгород был довольно развитым городом в отличие от Симбирска (ныне Ульяновск). Дворянство там жило само по себе, чиновничество тоже. Мария Александровна не нашла себе в Симбирске особых подруг и все время отдавала воспитанию детей. В это время Илья Николаевич разъезжал по губернии, знакомился с состоянием школ, а потом доказывал местным чиновникам, что большинство школ и училищ существуют лишь на бумаге. 

И чиновники прислушивались к инспектору. Поэтому у него было довольно много полномочий: он наводил порядок в уже существующих школах, обеспечивая их средствами, опытными преподавателями, открывал новые школы, изыскивая средства для их существования. Он также организовал при местном городском училище педагогические курсы для подготовки учителей, которых очень не хватало в губернии. "В одно и то же время Ульянов был просветителем целой губернии, строителем сельских школ, вечным просителем, назойливо вымаливавшим у земства лишний грош на школы, единственным руководителем педагогических курсов, им же заведенных при городском приходском училище, - вспоминал член Симбирского уездного училищного совета В. Назарьев. - …Он в течение многих лет безропотно скакал, голодал, рисковал жизнью и здоровьем; по целым месяцам не видел своей семьи; распинался на земских собраниях, вымаливая прибавки; по нескольку часов подряд надрывался на сельских сходах...; возился с плутами-подрядчиками; угрожал разжиревшим волостным старшинам какими-то крайними мерами, выслушивая одни никогда не исполнявшиеся обещания…". За три года службы Илья Николаевич построил 10 новых училищ, организовал 45 сельских школ, подготовил 15 учителей, отлично знавших свое дело. 

В 1874 году Илья Николаевич занял должность директора народных училищ. В сохранившихся воспоминаниях можно найти, что он был довольно либеральным руководителем: у него всегда можно было спросить совета, он охотно помогал молодым учителям в постановке школьного дела. "Система его была такая: чтоб мы, учителя, всегда работали со всем классом, а не с одиночками, чтоб у нас никогда не выпадал класс при ответе одного, чтоб мы умели держать внимание всего класса, - вспоминал учитель Волков. - Большой упор делал Илья Николаевич на наглядные пособия, на демонстрацию опытов, на то, чтоб каждому ученику дать свою долю участия в общем занятии, а тогда ведь это все были идеи новые и необычные. Ново было и отношение к ребенку. Илья Николаевич учил нас ближе подходить к ученику, знать его не только в школе, но и в семье". 

Любопытный факт: знаменитая картавость Ленина передалась ему от отца. В воспоминаньях Крупской есть рассказ некоего ученика Зайцева: "Я написал: "Сегодня, в 9 часов утра, во время урока математики, пришел к нам г. директор, Илья Николаевич. Вызвали меня к классной доске и задали задачу, в которой несколько раз повторялось слово "гривенник”. Я записал задачу, прочитал ее и стал планировать ход решения. Г. директор, Илья Николаевич, задал мне наводящие вопросы, и тут я заметил, что Илья Николаевич чуточку картавил и слово "гривенник” выговаривал "ггивенник”. Это врезалось мне в голову и заставило думать: "Я ученик, и то умею правильно произносить звук "р”, а он директор, такой большой и ученый человек, не умеет произносить звук "р”, а говорит "гг””.

Далее я писал о кое-какой мелочи и на этом кончил сочинение. Дежурный собрал тетради и сдал учителю В. А. Калашникову. Через два дня, после обеда, на уроке должно было быть изложение прочитанной статьи. Нам роздали наши тетради. Все бросились смотреть отметки...

Учитель Калашников умышленно оставил мою тетрадь у себя. Потом, швырнув мне тетрадь в лицо, с возмущением сказал: "Свинья!”

Я взял тетрадь, раскрыл ее и увидел, что мое сочинение перечеркнуто красным крестом, а в конце его стоит отметка "О” - ноль. Потом подпись. Я чуть не заплакал. Слезы выступили из глаз...

Во время письменной работы в класс вошел Илья Николаевич. Поздоровались и продолжали работу. Илья Николаевич ходил между партами, кое-где останавливался, наблюдая за работой. Дошел и до меня. Увидел на моем прошлом сочинении красный косой Крест и отметку ноль, положил одну руку мне на плечо, другой - взял мою тетрадь, стал читать. Читает и улыбается. Потом подозвал учителя, спросил: "За что Вы, Василий Андреевич, наградили этого мальчика орденом красного креста и огромнейшей картошкой? Сочинение написано грамматически правильно, последовательно, и нет здесь ничего выдуманного, искусственного. Главное - написано искренно и вполне соответствует данной Вами теме”.

Учитель замялся, сказал, что в моем сочинении есть места, не совсем удобные для начальствующих, что будто он... Директор И. Н. Ульянов, не дав ему договорить, перебил его и сказал: "Это сочинение - одно из лучших. Читайте заданную Вами тему: "Впечатление сегодняшнего дня”. Ученик написал именно то, что произвело на него наибольшее впечатление во время прошлого урока. Сочинение отличное”. Потом он взял мою ручку и в конце сочинения написал: "Отлично” - и подписался: "Ульянов”.

Илья Николаевич умер от кровоизлияния в мозг на 55-м году жизни. Он похоронен на кладбище Покровского монастыря г. Симбирска (Ульяновска). Всего в их семье было восемь детей. Двое умерли в младенчества. Владимир, будущий вождь мирового пролетариата, был четвертым ребенком. 

Виссарион (Бесо) Иванович Джугашвили - отец Иосифа Виссарионовича Сталина

Виссарион Джугашвили родился около 1850 года (точнее неизвестно). Он был крестьянином из грузинского села Диди-Лило, по профессии - кустарь-сапожник. Как утверждает российский историк Эдвард Радзинский, дед Бесо - Заза Джугашвили - неоднократно участвовал в крестьянских бунтах, попадал под арест, заключался в тюрьму, совершал побеги. Вскоре он поселился в деревне Диди-Лило, там женился. Заза был пастухом.

Бесо же умел читать по-грузински и по памяти цитировал фрагменты из поэмы "Витязь в тигровой шкуре", знал грузинский, осетинский, русский, армянский языки. По всей видимости, знания были получены самостоятельно, так как в школе Бесо не обучался. По словам супругов Арсошвили, родственников Джугашвили и старожилов села Диди-Лоло, Бесо было не под силу платить налог (3 рубля), и он был вынужден уехать на заработки в Гори. 

Там, по воспоминаниям дочери Сталина Светланы Аллилуевой, он поселился у Кулумбегашвили, осетина из Джерского ущелья, работал сапожником, женился на Екатерине Геладзе. Известно, что двое его детей умерли в младенческом возрасте (Михаил и Константин). В конце 1860-х начале 1870-х годов армянский купец Иосиф Барамов организует в Гори фабрику по пошиву и ремонту обуви и приглашает в нее грузинских мастеров, среди которых был и Виссарион Джугашвили. 

Отец Сталина был среднего роста, смуглый, с большими черными усами и длинными бровями, выражение лица у него было строгое и даже мрачное. По многочисленным воспоминаниям, после рождения Иосифа (Сосо), отец стал злоупотреблять алкоголем, часто избивал жену и ребенка (по другим данным, Бесо страдал алкоголизмом еще до женитьбы). Примерно в 1883 году он оставил семью и переехал в Тифлис. Он попытался перевезти туда и сына Иосифа и даже устроил его работать на обувную фабрику, но жена забрала ребенка и увезла обратно в Гори. 

О дальнейшей судьбе Виссариона Джугашвили известно мало. По версии Светланы Аллилуевой, он погиб в пьяной драке от удара ножом в 1890 году. Но ряд исследователей указывают, что Виссарион Иванович умер 25 августа 1909 года в тифлисской больнице от туберкулеза. 

Кстати, существует также любопытная, но не находящая явных подтверждений версия о том, что отцом "отца народов" Сталина был известный путешественник и исследователь Николай Михайлович Пржевальский. Основана эта версия на том, что в начале 1878 года Екатерина Геладзе, которой тогда было 22 года, и она была замужем за Виссарионом Джугашвили, пришла в дом своего родственника князя Маминошвили, и познакомилась там с симпатичным русским офицером Николаем Пржевальским. И известный уже тогда путешественник якобы был очарован красотой и непосредственностью молодой грузинки. К тому же, это была не просто грузинская красавица, а родственница князя. 

И вроде как новые знакомые стали настойчиво искать общества друг друга и часто с явным удовольствием проводили время вместе. После отъезда Николая Михайловича с Кавказа Екатерина Геладзе родила сына, названного Иосифом.

Сергей Никанорович Хрущев - отец Никиты Сергеевича Хрущева

Про отца Хрущева известно крайне мало. Говорят, Никита Сергеевич сам всячески не допускал распространения сведений о своей семье. Родителей Никиты Сергеевича звали Сергей Никанорович и Ксения Ивановна. Они были крестьянами из Курской губернии. В курском же селе Калиновка в 1894 году родился и будущий глава государства. 

Но денег на жизнь там было не заработать, поэтому отец Хрущева отправился на заработки за четыреста километров к юго-востоку, в донбасский город Юзовка (ныне Донецк). Тогдашнее название этого города происходило от фамилии англичанина Джона Хьюза, хозяина компании "New Russia Company", который в 1769 году привез из Англии около семидесяти инженеров и техников, построил для них кирпичные и деревянные дома, и они начали разрабатывать шахты. "Грязь, вонь и насилие, - так описывал Юзовку писатель Константин Паустовский. - Здесь были собраны воедино все ужасы шахтерской жизни. Все злое, темное и преступное - воры, хулиганы, прочие подобные люди - ни в ком из них не было недостатка". 

Отец Хрущева жил в поселке с названием Сучий. Рабочие жили в бараках по 50 - 70 человек в комнате, никакой мебели в бараках не было, если не считать стоявшие рядами нары и веревку под потолком, на которой шахтеры сушили мокрую одежду и портянки. "Можно себе представить атмосферу, в которой жил человек, - рассказывал в одном из интервью сам Хрущев. - Никогда не забуду увиденного: некоторые рабочие справляли малую нужду прямо со второго яруса вниз… Отец мечтал накопить денег, вернуться в деревню и купить лошадь, чтобы выращивать достаточно картошки и капусты на прокорм семье. Но лошадь мы так и не завели. Родители лелеяли эту мечту даже после 1908 года, когда мы окончательно переехали в Юзовку. Там отец работал на шахтах, мать стирала белье, а я чистил паровые котлы". 

Когда Никите Хрущеву исполнилось девять лет, отец забрал его из школы и отправил работать в поле. "Я выучился считать до 30, и отец решил, что учения с меня хватит, - вспоминал Никита Сергеевич. - "Все, что тебе нужно, - выучится считать деньги, а больше тридцати рублей у тебя все равно никогда не будет". Позже Сергей Никанорович попытался пристроить сына в ученики сапожнику: "Отец говорил, что сапожник никогда без хлеба не останется: сапоги всем нужны, так что у меня всегда будет крыша над головой и деньги в кармане", - рассказывал Никита Сергеевич. 

Но Никите тачать сапоги не понравилось. Тогда мать предложила другой вариант, устроив сына продавцом в лавку. Но сыну и эта профессия не пришлась по душе: "Я отказался наотрез, - вспоминал Никита Сергеевич, - даже пригрозил отцу что, если он заставит меня работать в лавке, то я сбегу из дома". Умер отец Хрущева в 1938 году. 

Илья Яковлевич Брежнев - отец Леонида Ильича Брежнева

Еще меньше сведений имеется о родителях Леонида Ильича Брежнева. Лишь известно, что родителями генсека были Илья Яковлевич Брежнев (1874-1930 гг.) и Наталья Денисовна Мазалова (1886-1975 гг.). Они родились и до переезда в город Каменский Екатеринославской губернии (ныне Днепродзержинск Днепропетровской области Украины) жили в селе Брежнево Курской губернии. 

Утверждается, что Леонид Ильич родился в простой рабочей семье. Однако отец Брежнева не был рабочим. Он был техническим работником на металлургическом заводе - "фабрикатором". Для этой работы требуется специальное образование. В мемуарах Брежнева говорится, что "после революции" на подобную должность его выбрали "просто так". Это крайне маловероятно, тем более, что Илья Яковлевич был беспартийным. 

Сергей Андреевич Горбачев - отец Михаила Сергеевича Горбачева

По данным "Горбачев-фонда", отец Михаила Сергеевича Горбачева - Сергей Андреевич, работал механизатором на машинно-тракторной станции в селе Привольном на Ставрополье. В августе 1941 года он был мобилизован в армию, командовал отделением саперов, был участником многих известных сражений Великой отечественной войны. В конце мая 1944 года семья Горбачевых получила похоронку. Родные никак не могли поверить в это. И, действительно, вскоре получили письмо от Сергея Андреевича, в котором он сообщал, что с ним все в порядке. В конце войны Сергей Андреевич получил осколочное ранение в ногу. 

Горбачев-старший был награжден медалью "За отвагу" и двумя орденами Красной Звезды. Вернувшись на родину, он вновь стал работать механизатором. "Отец отлично знал комбайн и меня обучил, - вспоминал Михаил Сергеевич Горбачев. - Я мог спустя год-два отрегулировать любой механизм. Предмет особой гордости - на слух могу сразу определить неладное в работе комбайна". Умер Сергей Андреевич в 1976 году.

Общество История РГ-Дайджест РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники