Новости

19.08.2015 14:00
Рубрика: В мире

Они не долетели до Минска 800 км

36 лет назад в небе над Днепродзержинском случилась одна из самых масштабных авиакатастроф двадцатого века
Текст: Роман Степняк (ermakova@rg.ru, Киев-Москва)
С Анатолием Никифоровичем мы встретились несколько дней назад. Он известный на Украине врач-ортопед, ученый, автор десятка изобретений. Я пришел к нему с жалобой на старые травмы, а разговор вышел далеко за пределы медицинского диагноза. На столе доктора Костюка лежал календарь, и он интуитивно карандашом обводил дату 11 августа. Потом поднял глаза и произнес:

- Для меня это самый трагический день в жизни...

Возвращение с целины

36 лет назад в небе над Днепропетровской областью случилась одна из самых масштабных авиакатастроф двадцатого века. Во всех справочниках значится, что в этот день погибла вся команда ташкентского "Пахтакора", летевшая на матч из Ташкента в Минск рейсом 7880. Во втором из столкнувшихся в небе самолетов среди 75 других обреченных на гибель пассажиров возвращался к родителям из Казахстана, где работал в студенческой строительной бригаде, Яша Костюк, младший брат Анатолия Никифоровича. Он только что окончил Киевский медицинский институт и решил поработать с друзьями на целине.

Анатолий Никифорович, в то время хирург госпиталя ракетных войск стратегического назначения, служил в Ивановской области. Туда и пришла 15 августа срочная телеграмма: "Яша погиб, ждите следующей телеграммы". И никаких объяснений. "Мы с женой в растерянности, - вспоминает Костюк. - Если Яшка погиб, то почему мы не должны немедленно ехать на похороны?"

Такое было время, самолеты падали нередко, но далеко не все катастрофы становились достоянием гласности. Но катастрофу над Днепродзержинском скрыть было невозможно: на минский матч были проданы тысячи билетов, отмена игры - случай беспрецедентный. Лишь через неделю пришла четвертая телеграмма от родителей, расставившая все на свои места: "Срочно приезжайте. Яша погиб похороны двадцатого".

- Потом отец объяснил, - говорит Анатолий Никифорович, - что текст каждого сообщения приходилось согласовывать в компетентных органах.

Вещие сны

Футболисты "Пахтакора" утром сели в клубный "Икарус" и отправились в аэропорт Ташкента. Проводить игроков приехал и полузащитник Михаил Ан. Из-за травмы ноги он не должен был играть в Минске, но ребята в последний момент уговорили его лететь "за компанию". В детстве цыганка нагадала Михаилу смерть в воздухе, поэтому в самолет он всегда садился с большой неохотой. Но тот матч был важным, и Миша не устоял.

С командой должен был лететь молодой тренер Олег Базилевич. Его спасла счастливая случайность: жена с ребенком отдыхали в Сочи. Решил сначала заехать к ним, а уж потом - на игру. Полузащитнику "Пахтакора" Владимиру Макарову накануне полета снилось, что он стоит перед зеркалом и видит, что у него выпадают волосы. Как вспоминала жена администратора "Пахтакора" Мансура Талибжанова, муж был очень беспокойным: "Всю ночь не спали. Он то чаю просил, то арбуз порезать. Начал вспоминать детство - как играл, как юношей помогал родителям".

О плохих снах накануне полета позже вспомнит и жена капитана "Пахтакора" Александра Корченова. Людмила в тот день плакала и уговаривала мужа не лететь в Минск. А он успокаивал ее, мол, всего на три дня.

Защитник "Пахтакора" Владимир Федоров на базу перед вылетом почему-то приехал во всем черном - черные брюки, черная водолазка и черный кожаный пиджак. Жена заставила: "В Минске, наверное, прохладно будет"...

Свадьба в Куриловке

В редком палисаднике на окраине села Куриловка чернеет обелиск со скромной надписью: "Памяти футбольной команды "Пахтакор" и всем жертвам, погибшим в авиакатастрофе 11 августа 1979 года. От футболистов братства бывшего СССР". Но в тот день в селе играли свадьбу. День был пасмурный, но теплый. И вдруг в небе страшный гром. Через несколько секунд с неба посыпался черный град. На огороды падали окровавленные фрагменты человеческих тел, дамские сумочки, ботинки, металлические обломки. Потом стали приземляться платки, разорванные пиджаки. На электрических проводах запуталась красная дорожка. Люди бросились к обломкам самолетов, но спасать было некого. Многие тела были буквально впаяны в металл...

Через несколько часов Куриловку и еще несколько сел окружили солдаты, было выставлено оцепление, появились военные специалисты. Никого опознать было невозможно. Фрагменты тел вместе с землей запаковывали в цинковые гробы и отправляли родственникам согласно спискам пассажиров. Такой гроб пришел и в село Клебань на Виннитчине в дом Костюков.

Ошибка диспетчера

В тот день полвосьмого утра в Харьковском центре единой системы управления воздушным движением приступила к дежурству смена диспетчеров под руководством и. о. руководителя полетов Сергеева. Ему помогали два диспетчера - 28-летний Владимир Сумской и 21-летний Николай Жуковский. Зона ответственности харьковского центра управления воздушным движением и по сей день отличается особой интенсивностью. Здесь сосредоточено 14 воздушных трасс, пересекающихся в 15 точках. За сутки небо над Харьковом пересекало около 700 воздушных судов.

В интервью создателям фильма "Тайна гибели "Пахтакора" Владимир рассказал о деталях того страшного дня. Перед дежурством начальство сообщило: ожидается литерный рейс "А" из Москвы. Под таким кодом летало высшее руководство страны. Вся зона была перекрыта, закрыли определенные эшелоны - самые ходовые.

Наиболее напряженный сектор наблюдения достался Николаю Жуковскому. Контролировать его работу с правом вмешательства в управление воздушным движением Сергеев поручил диспетчеру первого класса Владимиру Сумскому. Именно этого человека и назовут главным виновником трагедии.

Из-за облачности самолеты в тот день летели практически вслепую. Слышимость была отвратительной. В 13.30 без проверки взаимного расположения двух самолетов с помощью радиолокатора диспетчер Николай Жуковский дал команду экипажу самолета с "Пахтакором" на борту занять высоту 8 тысяч 400 метров, на которой уже шел другой Ту-134. Неожиданно в переговоры между двумя Ту-134 и харьковскими диспетчерами вклинился экипаж еще одного самолета Ил-62, летевшего в совершенно другом направлении.

Владимир Сумской, понимая, что сейчас два самолета могут столкнуться, приказал экипажу, летящему в Минск, подняться на 9 тысяч метров. Эту команду выполнил Ил-62. Диспетчер принял голос командира этого судна за сигнал с борта, летевшего в Минск.

Тем временем маршруты двух Ту-134 пересеклись под прямым углом в районе Днепродзержинска. Лайнеры оказались на одной высоте и стремительно понеслись навстречу друг другу. Вернее, навстречу смерти.

Для кого берегли воздушный коридор

Ровно через 11 месяцев после авиакатастрофы состоялся суд над диспетчерами. Жуковский обвинил своего коллегу в том, что тот его не подготовил к работе, и поэтому вину свою признал частично. Сумской же вел себя мужественно, вину не отрицал и в последнем слове просил прощения у всех родственников погибших.

Атмосфера в зале суда была очень тяжелой. Одна женщина, ребенок которой погиб в той катастрофе, пришла на суд с топором...

11 июля 1980 года Верховный суд Украинской CCР приговорил Жуковского Николая Васильевича и Сумского Владимира Александровича к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

В тюрьме под Кривым Рогом Владимир Сумской провел шесть лет и пять месяцев. Николай Жуковский покончил жизнь самоубийством.

О зловещей роли литерного рейса "А" в материалах судебного дела не упоминалось. Кто смел тогда предположить, что напряженность в небе создали первые лица государства: Леонид Брежнев отдыхал в Крыму, к нему в тот день собирался лететь друг и "правая рука" Константин Черненко. Ради этого один из самых оптимальных воздушных коридоров был закрыт для других бортов.

В мире экс-СССР Украина
Добавьте RG.RU 
в избранные источники