Новости

04.02.2016 22:00
Рубрика: Культура

Юлия Яковлева рассказала детям о довоенном Ленинграде

Дети ворона: 1938 год. Юлия Яковлева. - М.: Самокат
"Дети ворона" - сказка-быль, история Большого террора. "Дети ворона" - сказка-быль, история Большого террора.
"Дети ворона" - сказка-быль, история Большого террора.

Самые сложные вещи детям проще всего объяснить через игру. В литературе - через сказку. Этим приемом и воспользовалась журналист Юлия Яковлева, написав книгу "Дети ворона" - первую из цикла "Ленинградские сказки". Произведение основано на семейной истории автора.

Начинается здесь все очень реалистично и в лучших традициях детской литературы. Хотите опасность - она есть. Шурка и Валька подкладывают на рельсы гвозди, монетку и гайку и ждут, когда проедет поезд. Поезд с дребезжащими замками промчится быстро, а из щелей вагонов на ребят посмотрят человеческие глаза... На железную дорогу ходить вообще запрещено родителями. Да и от Вальки одни неприятности. Но все это мелочи по сравнению с тем, что дальше придется преодолеть Шурке. Это Ленинград времен Большого террора и эта сказка - быль. "Так вот что значит - не бояться, - думал Шурка. - Это значит очень-очень боятся, но все равно идти вперед, только вперед".

Хотите тайну - и она найдется. Однажды ночью Шурка услышит, как в соседней комнате, где спят папа, мама и младший братик Бобка, начнется суета, а на утро окажется, что папа спешно уехал в командировку... Вот только соседи по коммунальной квартире наперебой шепчут, что его забрал Черный Ворон... Через день также неожиданно пропадает мама и Бобка, а Шурку и его сестру Таню соседи просто выгонят из дома. Если бы не таинственный шкаф с одеждой, через который нужно было пройти, чтобы попасть во вторую комнату, "спрятавший" брата с сестрой, то и их утащила бы эта страшная птица. Что за Черный Ворон, которого так боятся соседи? Кто скажет, где его искать? Здесь начинается другой жанр - магический реализм.

"- Товарищи вороны! Я постараюсь вас не задержать. (Ну что за чушь! - пронеслось в голове. - Что я несу?" Но отступать было поздно.) Видите ли, нашего папу забрал Черный Ворон. И мы его разыскиваем. Не знаете ли вы, где бы мы могли его найти?

Вороны опять переглянулись.

- Знаем, - ответила вторая ворона.

Шурка от изумления и ужаса уткнулся лицом в пальто сестры. Таня обняла брата.

- Не будете ли вы так любезны сказать нам, где он? - спросила она.

- Не будем, - сухо отрезала первая ворона.

- Поч-ч-чему?

- Потому что ваш интеллект значительно уступает нашему, - охотно объяснила ворона. - Вы нам неинтересны. Мы имеем дело только со своими. Пойдем, дорогая".

Противостояние добра и зла - и это, пожалуйста. Птицы здесь будут разные и все говорящие, они - как отражение разных человеческих типов: глуповатые и всего боящиеся воробушки, свободолюбивые чайки, самовлюбленный лебедь. Крысы станут помощниками-проводниками в темных и страшных коридорах. А у стен появятся настоящие уши, которые будут крутиться и вертеться в разные стороны, чтобы не упустить ни одного словечка. Люди поделятся на видимых и невидимых, вторыми станут непризнанные системой.

И как тут не вспомнить строки из "Реквиема" Ахматовой: "Перед этим горем гнутся горы,/ Не течет великая река, /Но крепки тюремные затворы,/А за ними "каторжные норы"/И смертельная тоска..."

Юлия Яковлева теперь ведет с детьми серьезный разговор в увлекательной форме - зачитаешься. Настоящая приключенческая книжка, где оживает город, говорят на человеческом языке звери и только с людьми творится нечто страшное.

Культура Литература Книжная жизнь с Анастасией Скорондаевой