Новости

14.03.2016 12:20
Рубрика: "Родина"

Минута славы 1812 года

Текст: (кандидат исторических наук)
Снимки 117-летнего участника Бородинской битвы Павла Толстогузова и его ровесников возвращают нас к самым трогательным эпизодам торжеств
117-летний ветеран Павел Яковлевич Толстогузов с женой. Фото: Родина
117-летний ветеран Павел Яковлевич Толстогузов с женой. Фото:
Какой-то быстрый государственный ум подал внезапную мысль: собрать на бородинских позициях возможно большее количество ветеранов, принимавших участие в приснопамятном сражении, а также просто древних старожилов, которые имели случай видеть Наполеона.

А.И. Куприн.
"Тень Наполеона"


Двое из Ялуторовска

С фотографии - даже по нынешним меркам отличного качества! - смотрит на нас 117-летний Павел Яковлевич Толстогузов. Участник Отечественной войны 1812 года, житель города Ялуторовска. Рядом с ним - 80-летняя супруга. Оба в предвкушении волнующего и, может быть, главного события в их жизни. Главу семьи пригласили в Москву, на Бородинское поле, на празднование столетней годовщины победы над Наполеоном...


Соревнование губернаторов

Российская империя решила отметить историческое событие с беспрецедентным размахом. Накануне по всей стране начались поиски участников давней войны, призванных украсить торжества. Как ни странно, их нашлось довольно много - к августу 1912 года было выявлено 25 здравствующих очевидцев нашествия Наполеона на Россию, в том числе 14 участников боевых действий. По архивным документам и газетным публикациям 1912 года современному исследователю удалось установить фамилии большинства из этих людей:

1] отставной фельдфебель Аким Винтонюк, 122 года, проживал в городе Кишиневе Бессарабской губернии ("участвовал, по его словам, в Отечественной войне и в обороне Севастополя");

2] хорунжий Бурнос, 113 лет, проживал в Кубанской области;

3] солдат Кореневский, 116 лет, проживал в Витебской губернии;

4] крестьянин Этте, 120 лет, проживал в Лифляндской губернии, ("ополченец Отечественной войны");

5] крестьянин Волонцевич, 115 лет, проживал в Гродненской губернии;

6] крестьянин Воробьев, 104 года, проживал в Могилевской губернии;

7] крестьянин Гордей Громов, 110 лет, проживал в селе Красном Поколюбеческой волости Гомельского уезда Могилевской губернии ("очевидец следования французских войск через село Красное");

8] крестьянин Жерношенков, 111 лет, проживал в Могилевской губернии;

9] крестьянин Жеррилов, 110 лет, проживал в Могилевской губернии;

10] крестьянин Степан Жук, 110 лет, проживал в деревне Шавельки Дриссенского уезда Витебской губернии ("после сражения при Кульбове, по уходу оттуда войск, он собирал на поле сражения пули");

11] крестьянин Ефим Кобылин, 109 лет, проживал в селе Рогозино Ключковской волости Барнаульского уезда Томской губернии;

12] мещанин Петр Лаптев, 118 лет, проживал в деревне Милях Свенцянской волости Свенцянского уезда Виленской губернии ("очевидец следования Наполеона и его армии через Свенцяны");

13] крестьянин Монарский, 108 лет, проживал в Витебской губернии ("очевидец сражения под Классисеном");

14] крестьянин Новиков, 119 лет, проживал в Смоленской губернии;

15] еврей Овручин, 111 лет, проживал в Могилевской губернии;

16] крестьянин Максим Пятаченков, 120 лет, проживал в слободе Загуменщина (около города Кирсанова) Ирской волости Кирсановского уезда Тамбовской губернии ("очевидец пребывания французских солдат в городе Кирсанове");

17] мещанин Сердюков, 119 лет, проживал в городе Екатеринославе;

18] "кандидат на классную должность" Степанов, 115 лет, проживал в Симбирской губернии;

19] крестьянка Мария Желтякова, 110 лет, проживала в деревне Подберезная Рождественской волости Бронницкого уезда Московской губернии;

20] крестьянка Евгения Жерносенкова, 115 лет, проживала в поселке Ириновка Вылевской волости Гомельского уезда ("очевидица событий Отечественной войны; отец, по ея заявлению, участвовал в военных действиях").

Поиски, как часто бывает в России, приобрели характер соревнования - каждый губернатор хотел предъявить царю "своего" ветерана. Больше всех преуспела Бессарабия, где отыскался фельдфебель-малоросс Аким Войтинюк.

Его и еще четверых долгожителей ко дню торжеств доставили на Бородинское поле. Это событие имело такой резонанс, что ветеранов запечатлели не только на фотографиях, но даже в кино.

Петер Хесс (Гесс). Сражение при Бородино. 1843 г. / Государственный Эрмитаж


Народ-победитель

Утверждали, что Войтинюку (его еще называли Винтонюк, Вентанюк, Бентенюк) то ли 122 года, то ли целых 133, что он участвовал в Бородинском сражении и получил медаль, но после она куда-то подевалась вместе с метрикой. Поэтому о подвигах Акима судили только с его слов - говорил он бойко и вообще выглядел куда моложе своих лет. Об этом можно судить по кадрам хроники, снятой французской фирмой "Пате", - на них он и еще один ветеран беседуют с Николаем II. Московский губернатор Джунковский вспоминал: "Аким Бентенюк... был самым разговорчивым, он рассказывал про свое участие в бою, как он был ранен, и даже указывал на кустик, за которым его "шарахнуло". Когда он это рассказывал Государю, тот не мог сдержать улыбки". Вечером царь записал в дневник: "Подумай только, говорить с человеком, который все помнит и рассказывает великие подробности боя!"

Ветеранам было разрешено сидеть в присутствии Николая II и других высочайших особ. РГАКФД. / РГАКФД

Сохранилось и фото (см. выше), на котором великие князья Иоанн и Гавриил Константиновичи беседуют с ветеранами. Слева направо сидят Аким Войтинюк, Петр Лаптев, Степан Жук, Гордей Громов и Максим Пяточенков. Строго говоря, ветераном из них был только Войтинюк - остальные попали на праздник как очевидцы событий. Правда, Лаптев утверждал, что тоже сражался с французами, но поскольку ему было тогда 12 лет, юного участника войны предпочли записать в свидетели. Тот же казус случился со 110-летним Жуком - он, правда, ничего не утверждал, в ветераны его записал журнал "Огонек". В торжествах участвовала и 107-летняя крестьянка Мария Желтякова, рассказавшая, что видела в Москве самого французского императора.

Откликом на эти фантазии стал фельетон А. Куприна "Тень Наполеона", где описан "замечательный старик", делившийся впечатлениями о встрече: "Какой он был, Наполеон-тот? А вот какой он был: ростом вот с эту березу, а бородища - по самые колени и страх какая густая, а в руках у него был топор огромнейший... Одно слово - ампиратырь!"

Впрочем, большинство из приглашенных ничего героического о себе не сообщали: Максим Пяточенков всего лишь видел на родной Тамбовщине пленных французских солдат, Гордей Громов был свидетелем прохода французской колонны через его село Красное. Да никто и не ждал от них героических рассказов. К ветеранам относились бережно: дали хорошее жилье, собственные экипажи, позволили сидеть в присутствии императора, "в уважение к преклонным летам". Джунковский вспоминал: "Это всех очень тронуло, старики сидели, а государь и великие князья стояли. Каждый из стариков вставал, когда государь непосредственно к нему обращался". Среди блестящих господ и модных дам эти старцы в серых армяках, с длинными белыми бородами и посохами в негнущихся руках выглядели так чужеродно, что к ним невольно обращались все взгляды - они словно воплощали тот народ, который и победил Наполеона, даже если сами старики были к этой победе непричастны...


Поезд Ялуторовск - Москва

Автор одной из опубликованных в 1912 году статей, Владимир Белинский, анализируя социальный состав старожилов, писал: "Бросается в глаза то, что все эти люди неинтеллигентные и необразованные - по преимуществу крестьяне, и что дворян среди них вовсе нет (тот факт прискорбный для нашего дворянства, не сумевшего сберечь ни богатств, ни даже здоровья)".1

Ветераны вставали только тогда, когда царь обращался к ним с вопросом. / Родина

Еще двух реальных участников Отечественной войны - 116-летнего солдата Кореневского из Витебской губернии и 120-летнего латыша Этте, который будто бы служил в ополчении, в силу разных причин не смогли отправить в Москву. Прочих с окончанием торжеств развезли по местам жительства и, как водится, забыли. Правда, по приказу царя выписали повышенные пенсии - например, Аким Войтинюк получил целых 300 рублей. Что со стариками стало дальше, неизвестно: вряд ли кто-то из них пережил смутные годы войн и революций.

А что же Павел Яковлевич Толстогузов? Готовя его в дальнюю дорогу, местные власти сообщили в столицу: старик "сравнительно бодрый", хотя "глуховат и плохо видит", но "отличается ясной памятью". Как раз в этот год в Ялуторовск прибыл из Тюмени первый поезд и заработало северное крыло Транссиба. Казалось, ветерана ждет не очень утомительное и заслуженное путешествие. Но не случилось.


P.S. Павел Яковлевич умер накануне поездки - то ли от старости, то ли от волнения. Остались от него и ровесников-бородинцев только эти фотографии, запечатлевшие их минуту славы. Единственную за всю их долгую жизнь.


1. Бочков Е.А. "Придать юбилею Отечественной войны значение всенародного торжества": деятельность высших и центральных органов власти и управления Российской империи по организации праздничных мероприятий, посвященных 100-летию Отечественной войны 1812 г. // Новейшая история России. 2012. N 3(5). С. 11 - 12.

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!