Анна Каренина заводит блог

Юрий Грымов снял две новые версии фильмов по роману Льва Толстого и пьесе Антона Чехова

04.08.2016, 16:16 | Текст: Светлана Мазурова
 Фото: Киностудия "ЮГ"
Фото: Киностудия "ЮГ"

Юрий Грымов снял два новых фильма по русской классике: "Анну Каренину" и "Трех сестер". Что, по мнению режиссера, означает сегодня "новая трактовка Толстого и Чехова"? Почему съемки "Анны Карениной" проходили в атмосфере строжайшей секретности и каким будет финал картины? Об этом режиссер рассказал корреспонденту "РГ".

После фильма "На ощупь" (2010 год) вы неожиданно поставили спектакль "Цветы для Элджернона" в РАМТе и заявили даже, что вряд ли еще будете снимать фильмы. И все же…

Юрий Грымов: Что касается спектакля - он идет третий год, награжден премиями, зрители ходят, и я очень рад. И так же с успехом второй год играют мой спектакль для детей "Затерянный мир" по Конан Дойлю - с гигантскими динозаврами, спецэффектами, прекрасной музыкой.

А если говорить о кино… К сожалению, исчезает то, что, на мой взгляд, составляет понятие "национальный кинематограф". Исчезает зритель, который еще помнит наше отечественное кино и гордится им. А то российское кино, которое сегодня имеет успех по кассе, похоже на американское. Мне это не близко и не интересно. Хотя есть прекрасные аналоги американских фильмов, но в основном это модели, и они для зрителей возраста 14-18 лет. Я снимаю для людей постарше, для которых теперь стало мало фильмов.

При таком пессимистическом настроении я все-таки собрался и сделал проект "Анна Каренина. Интимный дневник". Почти три года мы занимались им.

Почему вокруг работы над картиной было столько тайн?

Юрий Грымов: Мне хотелось использовать в этой работе новый киноязык. Существует более 30 экранизаций романа Льва Толстого. И совершенно глупо, мне кажется, сегодня выходить с эдаким подстрочником, представлять "археологические раскопки". Хотелось найти другое звучание. И вот я готов к премьере. Надеюсь выйти осенью с неожиданной "Анной Карениной".

Зачем вам понадобилось снимать в девяти странах?

Юрий Грымов: Такая у меня Каренина. Это современная история. Сохранились практически все линии Толстого, но киноязык, думаю, всех удивит. Говорить о нем пока не буду, чтобы люди посмотрели картину. Считаю, что кино без эксперимента теряет смысл. Как и театр. По-моему, нужно что-то новое.

Почему девять стран? Эта история не камерная (в отличие от чеховских "Трех сестер"). Мне казалось, нужно охватить весь мир, где могла быть Каренина. Хотелось сделать широко - именно о чувстве женщины. Когда я говорю "интимный" дневник, это значит "личный", а не "сексуальный". И сегодня женщины ведут дневники, но они уже публичные, размещаются в соцсетях.

История Анны Карениной современна всегда, это ведь про людей. Мы все - Каренины, Вронские, ничего не изменилось. Не имеет значения, какой мы национальности, вероисповедания. Все люди похожи. То, что происходит в романе в XIX веке, происходит и сейчас.

Вы имеете в виду любовные треугольники? Может быть. Но что касается "осуждения общества", - молодого зрителя сейчас это скорее развеселит или страшно удивит. Разве не так?

Юрий Грымов: Безусловно, сегодня все немножко по-другому. Но такие чувства, как измена, предательство, отчаяние, любовь - они не исчезли, верно? И если общество цивилизованное, а не грубое, пошлое, то все равно осуждение есть. Нельзя говорить, что все проходит безнаказанно. В нормальной среде люди правильно реагируют на то, что женщина бросает мужа, двоих детей, причем публично признается в том, что не любит последнего ребенка.

Роман Толстого уже как только ни ставили, на все лады, и в театре, и в кино…

Юрий Грымов: Я не искажаю Толстого: Анна погибает, бросаясь под поезд. Но у меня немного другой финал. Происходит некая эмоциональная оценка мужских поступков.

Почему вы скрываете имя актрисы, сыгравшей Анну? Что за мода пошла - Буслов скрывал до последнего, кто играет у него Высоцкого, Учитель скрывает, кто у него Кшесинская, Герман - Довлатова…

Юрий Грымов: Зрители потом сами поймут, почему я скрывал. И имена других артистов - тоже. Могу только сказать, что прекрасный саундтрек написала Диана Арбенина.

Тех, кто знает и любит роман, ваш фильм не возмутит?

Юрий Грымов: Я не думаю об этом. Рад, что есть зритель, который смотрит мои фильмы и спектакли. Да, я хотел бы, чтобы аудитория была шире, но не могу заставить зрителей смотреть то, чего они не хотят. Для меня кино - художественное осмысление жизни. Это важный момент. И я - за художественное кино с большой буквы, а не за "жвачку". В своей жизни я такой "жвачки" много наделал - рекламы, клипов… Кино - это все-таки интимная вещь, и туда надо входить с открытым сердцем.

Съемки фильма "Три сестры". Фото: Киностудия "ЮГ"

В 1968 году Эфроса ругали за спектакль "Три сестры", говорили, что "это не Чехов", режиссер писал: "А кто эти люди - эксперты по Чехову? Почему они считают, что знают Чехова лучше меня?". Вот и у меня - свой взгляд, своя трактовка. Можно сохранить максимально атмосферу Толстого или Чехова, но убрать ненужный, ханжеский глянец. Да, люди не изменились, мы так же любим, рожаем детей, но надо искать новое звучание. Поэтому - "Анна Каренина. Интимный дневник". Потом - "Три сестры. 120 лет спустя". Если у Чехова сестрам от 20 до 28 лет, то я изменил возраст героинь, им по 60. Время действия - сегодняшние дни.

Анне у Толстого - 26. А у вас ей сколько?

Юрий Грымов: Лет 28.

Для многих идеалом Анны Карениной в кино остается Татьяна Самойлова, снявшаяся в фильме Зархи.

Юрий Грымов: Согласен. Бесспорно, это грандиозное кино. Американские попытки экранизировать "Анну Каренину", конечно, смешные, они не имеют отношения к России.

В соцсетях обсуждают: с чего бы вдруг сейчас столько режиссеров увлеклось Карениной? Сергей Соловьев выпустил "Анну Каренину" с Татьяной Друбич. Джо Райт - с Кирой Найтли. В Петербурге сейчас в театре ставит Александр Галибин. Карен Шахназаров снимает.

Юрий Грымов: И сколько еще будут экранизировать и ставить на театре! Дай бог, чтобы каждый режиссер нашел свое звучание. Если я хочу почитать Толстого, то возьму книгу. А если хочу посмотреть кино, то смотрю историю, которую рассказывает режиссер. Мы все разные - и режиссеры, и зрители. Картина с Кирой Найтли - красивая история, но она британская. Мне, кстати, интересно было бы сходить в это воскресенье на одну "Анну Каренину", а в следующее - на другую.

Это великий роман о людях, а я и снимал все свои картины - про людей: "Казус Кукоцкого", "Муму", "Коллекционер", "Чужие", "На ощупь". Кино про крушение самолета мне не интересно. Мне интересно - про людей. Труднее всего сделать такую историю, чтобы зрители могли переживать вместе с персонажами, плакать. По-моему, плакать как раз нужно в кино и в театре - а в жизни лучше обойтись без слез.

Чеховские "Три сестры" у вас - "120 лет спустя".

Юрий Грымов: Расскажу. Это драма, но там много и смешного - как и в жизни. Действие происходит в наши дни. Моим девушкам - под 60. В фильме собраны замечательные актеры советского и российского кинематографа - сестер играют Людмила Полякова, Ирина Мазуркевич, Анна Каменкова. Снялись и Игорь Ясулович, Александр Балуев, Максим Суханов, Александр Пашутин, Владимир Носик. Народные и заслуженные, лауреаты "Масок" и "Ник" - в "Трех сестрах" я прямо купался в потрясающем ансамбле.

Снимали в Орле?

Юрий Грымов: Нет, губернатор Потомский обещал нас принять, но никто так и не позвонил. Благодаря соцсетям, нашли дом в Московской области: нас приютила внучка академика Лысенко. Вообще с господдержкой у меня как-то не сложилось. Несколько лет назад пытался получить деньги на детский фильм - отказали. Сейчас хотим подать на грант "Трех сестер" - это совместный проект моей студии "ЮГ" и киностудии имени Горького.

Другие материалы по темам

Читайте также