Новости

31.08.2016 14:00
Рубрика: Культура

Похождения бравого Гашека

Очередная остановка экспедиции "СОЮЗа" - татарский городок Бугульма
Свой самый грандиозный проект - роман "Похождения бравого солдата Швейка" - Ярослав Гашек завершить не успел. По замыслу - в нем целая часть о России и несколько глав о похождениях Швейка в татарском городке Бугульма.
Классический образ Швейка и других персонажей романа создал друг Гашека художник Йозеф Лада. Классический образ Швейка и других персонажей романа создал друг Гашека художник Йозеф Лада. Фото: Йозеф Лада
Классический образ Швейка и других персонажей романа создал друг Гашека художник Йозеф Лада. Фото: Йозеф Лада

Вернувшись из Советской России на родину в Чехию, Ярослав Гашек написал цикл "Бугульминских рассказов" о своей непродолжительной карьере военного коменданта городка, которые являлись этюдами для будущей части его главного произведения. Известный чешский художник Йозеф Лада, друг Гашека, который иллюстрировал "Похождения", даже набросал несколько эскизов для бугульминских глав. Но осуществить свой замысел знаменитый писатель не успел.

Корреспондент "СОЮЗа" отправилась в Бугульму, чтобы выяснить, не погрешил ли истиной "отец" бравого солдата Швейка, описывая свои собственные похождения. Дом, в котором располагалась комендатура, где работал, и не совру, если скажу, квартировался Ярослав Гашек, со времен Гражданской войны ничуть не изменился.

Полвека назад здесь открылся единственный в России литературно-мемориальный музей Ярослава Гашека, чем горожане очень гордятся. К слову, мемориальных вещей красного чеха здесь нет. Объясняется это очень просто: как и его герой, бравый солдат Швейк, Гашек обошел всю Россию с походным ранцем.

А вот документам, подписанным рукой будущего знаменитого писателя, действительно цены нет. Именно по ним мы можем судить, что в "Бугульминских рассказах" вымысел, а что правда.

Со свойственной ему иронией Гашек начинает свое повествование так: "Получив мандат и командировочное удостоверение, в котором весьма внушительно предлагалось всем гражданам от Симбирска до Бугульмы оказывать мне всевозможную помощь, я отправился со своими провожатыми на пароход, и мы пустились в путь по Волге, затем по Каме до Чистополя. Дорогой никаких особых происшествий не случилось, если не считать, что один чуваш из моей команды, напившись, свалился с палубы и утонул".

- Прибыл он к нам 15 октября 1918 года, а уехал под Новый год, -рассказывает специалист по экспозиционной и выставочной деятельности музея Мария Савельева. - Красный чех Гашек был направлен в Бугульму политическим отделом Реввоенсовета 5-й Армии и назначен помощником военного коменданта города, хотя в рассказах он ведет речь от имени коменданта города. Хотя, по сути, так оно и было. Его начальник все время проводил на передовой. Линия фронта менялась каждый день, так что он был нужен там. А Гашек оставался "на хозяйстве".

- Его главной задачей было изменить отношение населения к новой власти, - говорит Мария Савельева. - И он блестяще с этим справлялся. Бесспорно, писатель умел хорошо говорить (русским, как и многими другими языками, владел в совершенстве). Но одно дело пытаться убедить народ, как хорошо будет при советской власти, другое - это доказать. Остальное сделает сарафанное радио.

Очевидцы вспоминали, как однажды Гашек подавил народный бунт.

Есть надежда, что маленький музей разрастется до большого музея иронии. Фото: Светлана Брайловская

Доподлинно известно: в комендатуру пришла делегация с требованием навести порядок. Население жаловалось на купца Телегина, который резко взвинтил в своей лавке цены. Не откладывая дела в долгий ящик Гашек в сопровождении конвоя и делегатов отправился за "покупками". Цены действительно оказались неподъемными. Купец пытался разжалобить помощника коменданта, сетуя на трудные времена. Телегин свел разговор к тому, что времена нынче сложные, купец торгует себе в убыток и лишь из христианского милосердия не прикрывает лавочку.

Так как на добровольное сотрудничество рассчитывать не приходилось, Гашек прижал к стенке приказчика. Тот сразу раскололся, сдав своего хозяина с потрохами. Он признался, что за последнее время купец никаких закупок не делал, а воспользовался сменой власти. Тогда красный чех поставил перед Телегиным жесткое условие: либо купец к утру переписывает все ценники, либо лавку опечатывают, а весь товар экспроприируют в пользу Красной Армии по законам военного времени. Наутро лавка снова работала. Помогал хозяину приказчик или нет, неизвестно.

Эта история не нашла отражения в "Бугульминских рассказах". О ней вспомнили свидетели тех событий, к которым обратились краеведы, собирая материал для музея. А вот случай, описанный в "Крестном ходе", действительно имел место.

"Военная комендатура г. Бугульмы. N 3896.

Гражданке игуменье монастыря Пресвятой Богородицы.

Немедленно направьте пятьдесят монастырских девиц в распоряжение Петроградского кавалерийского полка. Пошлите их прямо в казармы.

Главный комендант города Гашек".

- Получив эту возмутительную петицию с двойственным содержанием, матушка игуменья призвала прихожан выступить против богохульников, - рассказывает Мария Савельева. - Недовольная толпа двинулась крестным ходом в сторону комендатуры, где Гашек встретил их хлебом-солью. Помощник коменданта ожидал реакции, но не такой бурной. В действительности Гашеку нужны были свободные руки, чтобы расчистить конюшни под казармы. И он не придумал ничего другого, как обратиться за помощью к настоятельнице монастыря. Естественно, ничего дурного у него и в мыслях не было. Да и игуменья его слова поняла правильно. Но, учитывая, что во времена комендантства Гашека в Бугульме назревал бунт из противников новой власти и духовенство выступало в первых рядах, матушке было на руку выступить против красных. Этот рассказ пропитан юмором, в реальной жизни ситуация была взрывоопасной. В итоге монашки вместе с прихожанами расчистили конюшни, но, думаю, после того случая седых волос у Гашека прибавилось.

Личная жизнь писателя не раз становилась достоянием общественности. Он даже рисковал лишиться свободы, когда вернулся из Советской России с новой женой Александрой Львовой, тогда как в Чехии жила и здравствовала его все еще законная супруга Ярмила Майерова, брак с которой был скреплен в церкви. Кто бы знал, что роман с русской красавицей Александрой был не единственным!

К сожалению, нет ни одного документального источника, который бы подтвердил, что Гашек женился в Бугульме. Но люди из окружения помощника коменданта утверждали, что именно так оно и было.

По словам специалиста по экспозиционной и выставочной деятельности литературно-мемориального музея Марии Савельевой, про бугульминскую жену рассказывала Дарья Заглядина, которая под видом шорника собирала разведданные для комендатуры.

Гашек познакомился с Гелей (Ангелиной Бойковой) на железнодорожной станции, где девушка работала телеграфисткой. Заглядина в деталях описала, как они гуляли на свадьбе, которую устроили в доме Екатерины Гавриловны, матери Дарьи. Из угощений были одни семечки. Но было очень весело, гармонист играл без продыху. Шорник-разведчица утверждала, что в разгар гуляний Гашек присел на скамью и сказал, что у него больше нет сил. Однако Екатерина Гавриловна заметила, что у жениха прохудились башмаки и набившаяся в дырки шелуха натерла ему ноги.

Еще несколько лет назад в Бугульме выпускали бальзам, настоянный на местных травах и разлитый в фарфоровые Швейки

В своих воспоминаниях Дарья Заглядина написала, что сразу после свадьбы Геля серьезно заболела и скоропостижно скончалась. Мы не исключаем, что так и было на самом деле. Учитывая, какое было время, женились стремительно. А если представить, что Гашек уже давно был одинок, то кто помешал бы ему наладить личную жизнь? Всем известно, что после Бугульмы красного чеха перебросили в Уфу, где он встретил новую спутницу жизни Александру Львову. Может быть, поэтому о Геле он никогда никому не рассказывал.

За пятьдесят лет со дня основания музей в Бугульме переживал разные времена. Сразу после открытия здесь яблоку негде было упасть. В 90-е он еле-еле выжил. Второе дыхание музей обрел в начале нового века. И есть надежда, что в будущем он разрастется до большого музея иронии.

"Бугульме на карте мало места, но много - в сердце моем..." - сейчас эти слова Гашека звучат как бальзам для жителей Бугульмы.

К слову, еще несколько лет назад в Бугульме выпускали бальзам, настоянный на местных травах и разлитый в фарфоровые Швейки. Сейчас эти бутылки музейная редкость.

Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники