Новости

15.02.2017 20:42
Рубрика: Власть

Бюджетный паек

Дотационные регионы отучат тратиться на "икорку и коньячок"
 Фото: Александр Кондратюк/РГ  Андрей Пшеницын: Нужно четко оценивать потребности территорий и помогать тем, кому это действительно необходимо. Фото: Александр Кондратюк/РГ
Андрей Пшеницын: Нужно четко оценивать потребности территорий и помогать тем, кому это действительно необходимо. Фото: Александр Кондратюк/РГ
В свете развернувшейся полемики о перегибах в межбюджетных отношениях мы решили выяснить мнение региональных финансистов. Южный Урал в рейтинге субъектов РФ по бюджетной обеспеченности на 32-м месте - крепкий "середнячок", хотя в УрФО он серьезно уступает нефтегазовой "матрешке" и Свердловской области. Легко ли жить дотационным регионам, мы спросили у министра финансов Челябинской области Андрея Пшеницына.

Андрей Вадимович, идут разговоры о том, что дотационным регионам живется легче - им больше помогают. А потому количество субъектов-доноров в стране сокращается. Разделяете ли вы эту точку зрения?

Андрей Пшеницын: Категорически не согласен. Главный посыл дискуссии в том, что федеральная помощь регионам-донорам теперь будет иметь больше ограничений. Но послушайте, это же логично! Хотя Челябинская область далеко не бедный регион и поддержка Федерации для нас невелика, я считаю: чем слабее регион, тем в большей помощи он нуждается. У нас федеративное государство, а значит, граждане должны получать бюджетные услуги на одном уровне вне зависимости от того, бедно или богато живет их регион.

В свое время в федеральном бюджете был создан фонд стимулирования, но его средства распределялись между всеми территориями, включая самые успешные. Представьте, что вы хорошо зарабатываете, платите налоги, за счет которых покупается общественный транспорт, и вам за это дают право бесплатного проезда. Между тем именно так работает принцип "деньги к деньгам", когда федеральный центр больше помогает регионам, имеющим больше возможностей для развития. Поэтому сегодня мы абсолютно солидарны с Минфином России, который последовательно реализует новый принцип  "деньги к потребностям".

Прежняя установка во многом была продиктована позицией отраслевых министерств, заинтересованных в привлечении средств в подведомственные сферы. Рассуждали примерно так: зачем к двум копейкам Курганской области добавлять 200 миллионов, если можно отдать их Москве, которая вложит еще полмиллиарда? Однако при таком подходе в Кургане ничего, кроме сельского хозяйства, никогда не появится. А в Москве все будет бурлить и развиваться. Нужно четко оценивать потребности территорий и помогать тем, кому это действительно необходимо.

Бесконечно забирая у сильных и отдавая слабым, можно лишить стимула к развитию и тех, и других…

Андрей Пшеницын: Стимулы никуда не делись. Только теперь они связаны не с преференциями регионам, которые много зарабатывают, а с наличием жестких запретов и ограничений для тех, кто зарабатывает меньше и потому чаще дотируется. Образно говоря, дотационные территории не смогут потратить господдержку на "коньячок и икорку", а должны установить у себя жесткий "рацион" и режим экономии.

Инструменты для этого есть. В бюджетном законодательстве все субъекты РФ разбиты на три группы. Для каждой дотационной предусмотрен свой перечень ограничений. У слабых существует стимул попасть в сильную группу, а у сильных - не скатиться к слабым.

Челябинская область не является высоко- или даже среднедотационным регионом, но нам не разрешается многое из того, что позволяется, скажем, Тюменской или Свердловской областям. К примеру, мы не можем поднять зарплату госслужащим, а они могут.

Аналогичный принцип ограничений работает и в Челябинской области по отношению к муниципальным образованиям. К примеру, когда-то у нас рос консолидированный долг из-за муниципалитетов, безответственно бравших займы. Ввели новый механизм:  территории, рассчитывающие на финансовую помощь области, должны согласовывать привлечение банковских кредитов. И долг перестал расти, потому что сейчас мы даем согласие только на перекредитование, связанное с обслуживанием прежних обязательств. Поделились своим опытом на федеральном уровне, и теперь это условие включено в тексты дотационных соглашений с регионами и в новую редакцию Бюджетного кодекса РФ.

Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы отучить регионы жить не по средствам?

Андрей Пшеницын: Прежде всего искоренить кредиторскую задолженность. Не так давно рабочая группа при Минфине РФ рассматривала проблему бюджетного дефицита в одном из регионов России. Сначала, еще при верстке бюджета, там прогнозируются поистине фантастические доходы, затем проводятся конкурсы на поставку товаров, работ и услуг, заключаются контракты. А под конец года выясняется, что денег в бюджете нет. Тогда чиновники едут с повинной в Москву: "Не рассчитали, помогайте". И им помогают!

У нас в области этим часто грешили главы территорий незадолго до истечения сроков полномочий. Думали, что терять им нечего, и хотели оставить в родных краях "свой след". А оставляли одни долги. Мы даже информировали об этом прокуратуру, пытались доказать, что здесь можно вести речь о превышении полномочий с причинением ущерба. Но, поскольку корыстный умысел в таких случаях доказать непросто, нас не слышали.

В этом году наконец-то введен запрет на заключение контрактов без наличия бюджетных ассигнований, и теперь мы полностью контролируем ситуацию. Но осталась проблема завышения доходов. Получается, что без денег заключать контракты нельзя, а "рисовать" доходы можно. Есть еще над чем поработать.

Решить проблему одним "кнутом" тоже, наверное, нельзя. Как подвигнуть муниципалитеты к наращиванию собственных доходов?

Андрей Пшеницын: В этом году губернатор принял решение о передаче территориям 50 процентов сборов по упрощенной системе налогообложения (УСН), а это 2,8 миллиарда рублей. На УСН, как известно, находится малый бизнес. Получается, помогая его развитию, территории смогут заработать больше. Кроме того, принято решение о передаче муниципальным образованиям 100 процентов госпошлины от услуг многофункциональных центров. Принцип тот же - развивайте сервис предоставления госуслуг и зарабатывайте деньги.

Стоит отметить, что раньше эти средства распределялись в виде фиксированной финансовой помощи. А это, как показывает практика, не всегда эффективно. Кроме того, находились и те, кто считал, что его незаслуженно обделили. Теперь объективность распределения ни у кого вопросов вызвать не может.

Раньше муниципалитеты Южного Урала получали фиксированную финансовую помощь, с 2017-го им передана половина сборов по УСН и госпошлина на услуги МФЦ. Это стимул зарабатывать

Что касается дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, то начиная с прошлого года мы практикуем новый подход по отношению к хорошо поработавшим территориям. Если их доходы выросли больше, чем в среднем по региону, то все, что заработано сверх этой планки, мы не считаем и, соответственно, господдержку на этот процент не снижаем.

Что делается для оптимизации процедуры получения господдержки?

Андрей Пшеницын: Корректировка на федеральном уровне уже проведена. Нормативными актами установлены сроки: до 1 февраля субсидии распределяются между субъектами РФ, а до 1 марта заключаются соответствующие соглашения с каждым регионом. Если хоть одно из условий окажется невыполненным, деньги у отраслевых министерств заберут обратно в бюджет. Это стимул: либо деньги попадут в отрасль и начнут работать, либо их не будет совсем.

В Челябинской области аналогичной правовой базы пока не создано, но есть поручение губернатора, по которому до 1 апреля все средства необходимо распределить между получателями.

Выдерживается ли баланс интересов при передаче федеральных полномочий на региональный уровень?

Андрей Пшеницын: Для нас это больная тема. В свое время мы предлагали запретить передачу федеральных полномочий дотационным регионам. Логика проста: если субъекту не хватает средств на исполнение собственных обязательств, то можно ли перекладывать на него еще и федеральные?

На деле же мы вынуждены исполнять и свои, и переданные, и закрепленные полномочия, да при этом еще доплачивать, потому что выделенных из федерального бюджета средств не всегда хватает. К примеру, за организацию тушения лесных пожаров в прошлом году мы доплатили 68 миллионов рублей. Еще 370 миллионов рублей регион добавил на лекарственное обеспечение федеральных льготников и 268 миллионов - на приобретение лекарств, которых нет в федеральном перечне, по решениям судов. Если бы мы получали помощь Федерации в полном объеме, эти средства могли бы пойти на строительство дорог, детских садов, школ…

С весны 2016-го федеральный центр проводит масштабную ревизию исполнения регионами переданных и закрепленных полномочий. Причем в конце года премьер-министра впервые проинформировали о дополнительной нагрузке, которая легла на бюджеты субъектов. Остается ждать, какие будут приняты решения.

И традиционный вопрос: каковы ваши прогнозы на 2017 год?

Андрей Пшеницын: Мы обычно осторожны в прогнозах: не "рисуем" доходы и не копим долги. Надеемся, что ситуация с исполнением бюджета будет не хуже, чем в прошлом году. Несмотря на то что по экономическим показателям Челябинская область немного отстает от среднего уровня по стране, наблюдается рост доходов. По итогам 2016-го - около четырех процентов. А по налоговым и неналоговым доходам - семь процентов. Это позволило сократить дефицит бюджета с 8,7 миллиарда до 166 миллионов рублей и нивелировать его за счет собственных ресурсов. Если в 2017-м будет принято решение о дополнительных капитальных вложениях, связанных с проведением саммитов ШОС и БРИКС в Челябинске, дефицит бюджета уже не будет минимальным. Но мы к этому готовы и, конечно, будем рады любой помощи  Федерации.

В регионах Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область