Датский актер Мадс Миккельсен дал остроумное интервью

В фокусе 20.03.2017, 14:19 | Текст: Юлия Авакова

51-летний датский актер Мадс Миккельсен, чья актерская карьера стартовала достаточно поздно (после окончания гимнастической и танцевальной), всего двадцать лет назад, успел добиться за это время поразительно многого: дебютировал в фильме "Дилер" (Pusher) малоизвестного на тот момент Николаса Виндинга Рефна, сыграл в снятом по канонам "Догмы-95" фильме популярной тогда только в очень узких кругах Сюзанне Бир, навсегда вписал себя в историю датского кино и черной комедии благодаря участию в проектах неутомимого Андерса Томаса Йенсена… А потом к нему пришла известность в "Короле Артуре", миллионы увидели его в очередной серии "бондианы", чуть позже - в ставшей международным событием винтерберговской "Охоте". И относительно недавно о нем узнали американские и прочие телезрители благодаря "Ганнибалу", к которым в этом году присоединилась аудитория эпопеи "Звездные войны" и фильмов по вселенной Marvel.

Портал Shortlist взял интервью у актера, которое очень быстро, в том числе усилиями самого Миккельсена, стало провокационно-ерническим. Как оказалось, современный "великий датчанин" в мировосприятии остального мира обладает изрядным чувством юмора, хотя на публичных мероприятиях всегда выглядит очень сдержанно и скованно, а говорит скупо и крайне прямолинейно.

Журналист польстил Миккельсену, вскользь заметив, что гимнасты известны своей выносливостью - и эту тему актер с энтузиазмом поддержал - армрестлингом с бывшими спортсменами доброхотам и впрямь лучше не заниматься, на пике своей формы у него самого легко получалось побороть тех, кто был тяжелее на 20-30 килограммов. Ну и, конечно, в детстве он с упоением смотрел фильмы с участием Брюса Ли, с неохотой (по просьбе собеседника) выделив из плеяды работ с его участием "Игру смерти", где есть акробатические сцены, впоследствии ставшие легендарными и часто заимствуемыми.

Далее его попросили поподробнее рассказать о съемках бок о бок с Бенедиктом Камбербэтчем (тому раздаются комплименты за преданность актерскому делу в подготовке "Доктора Стрэнджа" уже который месяц) и выделить какую-нибудь малопривлекательную черту своего коллеги. На последнее Мадс Миккельсен сразу нашелся, что ответить, переспросив: "Малопривлекательную? То есть - что-то помимо того факта, что он британец?". И добавил, что Камбербэтч - один из самых трудолюбивых актеров, постоянно играет личностей, обладающих особыми талантами и непревзойденными способностями и неизменно тщательно подходит к подготовке к этим ролям.

Разговор зашел на тему прослушиваний на роль в "Фантастической четверке", куда актера в свое время пригласили. Тот сказал, что сразу несколько человек позвали в маленькое офисное помещение со столами и книгами и там попросили их сыграть сцену, в которой были только междометия и восклицания вроде "Назад!". Да, и надо было прятаться за воображаемой пальмой. Актер посмотрел на все это с недоумением, искренне не понимая, зачем нужно было выбрать именно такую сцену, почувствовал себя форменным идиотом, вышел оттуда, сказал, что не может в этом играть, принес свои извинения, объяснил, что все в корне неправильно, и больше туда не возвращался.

Потом речь зашла о Ганнибале, в связи с чем появился вопрос: какой бы способ убийства выбрал сам актер, если бы ему пришлось это делать. И тут Миккельсен заявил: "Если речь идет о страсти или о чем-то, к чему вы неравнодушны, то, конечно, о пистолете не может быть и речи, только собственными руками, так оно более "лично", ну и удовольствия больше".

Про свои любимые блюда датской кухни, которые, вроде бы, имеются, актер решил не распространяться, так как не умеет их готовить, зато в азиатской кухне, в том числе - в тайской, знает толк и как повар.

Далее последовал извечный вопрос о том, что отличает датчан от других скандинавов, на что Миккельсен достаточно пространно заявил, что общего у этих соседних народов больше, чем различий. За исключением разве что финнов, у которых язык принадлежит к финно-угорской группе, не имеющей ничего общего со скандинавскими языками шведов, датчан и норвежцев. Все эти народы на протяжении своей истории нападали друг на друга, завоевывая земли и прочее. Датчане, на его взгляд, - своего рода непослушные ученики в классе - менее политкорректны, чем шведы, например. И чувство юмора у датчан ближе к английскому: та же ирония, сарказм и некоторая сухость.

Читайте также