1 сентября 2017 г. 18:00
Текст: Светлана Лиманова (кандидат исторических наук)

Любовь историка Костомарова

Великий ученый женился на любимой женщине через 28 лет после сделанного ей предложения
16 мая исполнилось 200 лет со дня рождения выдающегося отечественного историка Николая Ивановича Костомарова, автора "Бунта Стеньки Разина", "Богдана Хмельницкого", "Севернорусских народоправств", "Смутного времени", "Очерка домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях", "Русской истории в жизнеописаниях ее главнейших деятелей", большого количества исследований о Малороссии, издателя народного фольклора, поэта и общественного деятеля. Его творческое наследие хорошо изучено, переиздается и не теряет своей актуальности, но некоторые факты биографии остаются малоизвестными. Например, история любви Костомарова и Алины Крагельской, представляющая собой непридуманный сюжет романа длиною в жизнь.
Н. Ге. Портрет историка Н.И. Костомарова 1878 г.
Н. Ге. Портрет историка Н.И. Костомарова 1878 г.

Встреча в пансионе

Преподавать в Образцовом пансионе Лауры Осиповны де Мельян 28-летний Николай Иванович Костомаров начал в 1845 г. К тому времени он уже успел защитить диссертацию "Об историческом значении русской народной поэзии", занимал должность старшего учителя первой киевской мужской гимназии и читал лекции в институте благородных девиц. В пансион де Мельян на новый учебный год его пригласили, чтобы заменить скоропостижно скончавшегося историка В.Ф. Домбровского. Там и состоялось его знакомство с 15-летней Алиной1 Леонтьевной Крагельской, одной из лучших воспитанниц.

У нового учителя была располагающая наружность: среднего роста, крепкого телосложения, в вицмундире, блондин со свежим лицом и голубыми глазами, сверкавшими сквозь оправу золотых очков. Однако своему внешнему виду он уделял мало внимания, надевал несуразно громоздкие сапоги, нелепые перчатки, принимал забавные позы, неумело поправлял волосы, имел странные манеры и подвижную мимику, за что был вскоре прозван "чучелом морским". Его поведение забавляло девушек и стало предметом насмешек и передразниваний, причем одной из лучших мастериц на пародии была Алина - смуглая, румяная, низенькая брюнетка с очень жизнерадостным характером. Погруженный в собственные мысли, Николай Иванович будто не замечал этого, всегда проявлял такт и отзывчивость, как никто другой умел увлечь своими яркими историческими рассказами и вскоре действительно снискал всеобщие любовь и уважение, превратившись в "доброго Костомарова". Учебный год пролетел быстро.

Алина Леонтьевна Крагельская.

Алина прекрасно играла на рояле. Во время выпускных экзаменов ее игру хвалили и почтенный старец де Мельян, муж настоятельницы пансиона, и киевский генерал-губернатор Д.Г. Бибиков, приглашенный в качестве почетного гостя. Костомаров лишь вежливо улыбнулся, раскланялся и исчез посреди всеобщего веселья... Следующая встреча историка и его уже бывшей ученицы произошла летом 1846 г. на отдыхе в Одессе. Костомаров, получивший к тому времени профессорскую кафедру в Киевском университете и обретший славу талантливого ученого, был представлен матери Алины и с осени того же года стал бывать в их киевском доме. Девушка играла произведения Бетховена, ее восхищенный поклонник по памяти читал А.С. Пушкина и А. Мицкевича. Постепенно происходило духовное сближение молодых людей, в то время как соседи начали судачить о частых визитах Костомарова.


Рояль в подарок

В феврале 1847 г. в Киев приехал венгерский композитор и пианист-виртуоз Ференц Лист. Познакомившись с Алиной и услышав ее исполнение, он стал упрашивать ее мать отдать дочь на обучение в венскую консерваторию, суля ей блестящее будущее. Ответ был категоричным: "Не для подмостков растила я дочерей"2. Осуществлению мечты мог помочь только выход из-под опеки матери.

12 февраля Костомаров попросил руки Алины, на следующий день состоялось обручение. Жених занимался вопросами будущего жилья и выписал из Вены в качестве свадебного подарка рояль. Невеста считала дни до венчания, назначенного на 30 марта. Молодые люди обсуждали радужные перспективы: историк ожидал, что вскоре его командируют на два года за границу, где он сможет заниматься науками, а Алина - музыкой. Но вскоре стало ясно, что не все разделяют радость предстоящего торжества. Татьяна Петровна, мать Костомарова, была не в восторге от появления в жизни ее обожаемого сына юного создания, которое легко могло отвлечь его от серьезных научных занятий. В свою очередь Анель Устиновна, мать Алины, узнала семейную тайну Костомаровых.

Отец Николая Ивановича, Иван Петрович Костомаров, был отставным военным, помещиком Воронежской губернии и "вольнодумцем". Себе в жены он выбрал крепостную девушку Татьяну Мельникову3, которую отправлял на некоторое время для обучения в частном пансионе в Москву. 4 (16) мая 1817 г. в имении Юрасовка на свет появился сын Ивана Петровича и Татьяны - Николай. Официальное заключение брака состоялось уже после его рождения, что доставило в дальнейшем немало юридических хлопот. После внезапной и трагичной гибели Ивана Петровича одиннадцатилетний Николай фактически остался крепостным своих родственников. Татьяне Петровне пришлось отказаться от всех прав вдовы и пойти на крайне невыгодную в материальном плане сделку, чтобы даровать сыну свободу. Таким образом, Николай Костомаров являлся дворянином не по рождению, а только по чину4. Сокрытие такого вопиющего факта возмутило Анель Устиновну, которая с этого момента лишь искала подходящий повод, чтобы расторгнуть помолвку. И повод, да еще какой, вскоре представился.


Т.П. Костомарова, мать историка.

Арест вместо свадьбы

Николай Костомаров был одним из деятельных участников общества св. Кирилла и Мефодия, возникшего как результат увлечения славянской культурой и письменностью. Однако дружеские беседы членов общества, среди которых были поэты, публицисты и общественные деятели Т.Г. Шевченко, П.А. Кулиш, В.М. Белозерский, Н.И. Гулак, не ограничивались просвещением и постепенно привели к появлению и развитию идеи славянской взаимности. "Взаимность славянских народов в нашем воображении не ограничивалась уже сферою науки и поэзии, - признавал Костомаров, - но стала представляться в образах, в которых, как нам казалось, она должна была воплотиться для будущей истории. Мимо нашей воли стал нам представляться федеративный строй как самое счастливое течение общественной жизни славянских наций. Мы стали воображать все славянские народы соединенными между собою в федерации подобно древним греческим республикам или Соединенным Штатам Америки, с тем, чтобы все находились в прочной связи между собою, но каждая сохраняла свято свою отдельную автономию"5.

Подслушавший одну из бесед о "федерации славянского племени" студент А.М. Петров написал донос. Всех предполагаемых участников общества арестовали и отправили в Петербург. "Вечером в воскресенье (30 марта 1847 г. - Авт.), - с волнением, даже спустя много лет, вспоминал Костомаров, - меня повезли в закрытом экипаже на мою квартиру, где я простился с матерью и невестою. Сцена была раздирающая: мне неожиданно приходилось ехать в неведомый путь и на неведомую судьбу в то самое время, когда, по моему ожиданию, должно было происходить в церкви мое венчание"6.

Как тут не вспомнить аналогичный эпизод из романа А. Дюма "Граф Монте-Кристо"7, написанного за два года до этого! Как и возлюбленную Эдмона Дантеса, обстоятельства в конце концов заставили Алину Крагельскую выйти замуж за другого. Но в отличие от Мерседес, введенной в заблуждение окружавшими ее завистниками, Алина нашла союзников в лице сестры, отчима, госпожи де Мельян и пыталась бороться за свое счастье. По итогам расследования Костомаров был приговорен к заключению в Петропавловской крепости сроком на один год с последующим проживанием в одной из отдаленных губерний империи под надзором полиции, без возможности продолжать дальнейшую научную карьеру. Алина вместе с матерью ездила за женихом в Петербург, 14 июня 1847 г. в стенах Петропавловской крепости состоялась их последняя встреча; через год, когда Костомарова перевели на жительство в Саратов, она сумела организовать тайную переписку с ним, а затем написала письмо самому императору с просьбой разрешить обвенчаться в Киеве! Мать Алины, первое время с сочувствием относившаяся к "чудачествам" дочери, такого стерпеть не могла. Она и мысли не допускала, чтобы ее Алина стала женой не просто обманщика, но политического преступника, а потому приложила все усилия, чтобы свадьба не состоялась. К тому же умер отчим Алины, всячески благоволивший ей. В прощальном письме Костомарову девушка написала, что, покоряясь воле матери, выходит замуж за служивого военного Марка Дмитриевича Кисель.

Николай Иванович долгие годы хранил переписку со своей невестой - все письма, полученные в продолжение двух с половиной лет, кроме первого и последнего: "Они были так залиты его слезами и истрепаны от ношения с собой и постоянного перечитывания, что стало невозможным сложить все клочки в единое целое"8.


Кабинет Костомарова в Петербурге.

В разлуке

Находясь на службе в Саратове, Костомаров продолжал заниматься поисками и изучением различных исторических источников, в чем видел дело всей жизни. Через восемь лет ссылки по коронационному манифесту императора Александра II он был полностью амнистирован.

Костомаров не просто вернулся к научной деятельности и вновь смог печатать свои произведения, но и был приглашен читать лекции по истории в Петербургский университет. 60е годы XIX в. стали периодом его триумфа. "Весь быт, всю жизнь народа развертывал он перед вами с ее смехом и с ее трагизмом, он заставлял вас и смеяться, и грустить, и волноваться... Молодые души на лекциях Костомарова разгорались восторженной любовью к людям, к добру, к истине... Человека, сумевшего возбудить эти чувства, выносили на руках при громе рукоплесканий, от которого дрожали стекла!"9 - вспоминала Екатерина Федоровна Толстая, дочь вице-президента Академии художеств графа Ф.П. Толстого. Толстая (в замужестве Юнге) посвятила Костомарову многие страницы воспоминаний о годах юности, рассказав об их знакомстве, встречах и продолжительных задушевных беседах. Начинающая художница была поражена способностью историка так интересно, живо, образно описывать прошлое и его главных действующих лиц, будто он сам был с ними знаком. Частое посещение Костомаровым дома графа Ф.П. Толстого не осталось незамеченным великосветским обществом и породило сплетни об ожидавшемся сватовстве. Однако Николай Иванович никак не мог забыть Алину.

Лишь однажды Е.Ф. Толстая (Юнге) решилась завести разговор на эту тему: "Вы видели потом когда-нибудь вашу невесту?" - спросила она у Костомарова. "Никогда... - вздохнул он, - Я слышал, что она вышла замуж, но не знаю, за кого, и не знаю, жива ли она". На возмущенный возглас: "Как она могла выйти за другого!" Николай Иванович с грустью ответил: "Она не виновата. Обстоятельства заставили. Она терпела, сколько только могла. Это была ангел, а не девушка... Хорошенькая. Восхитительные глаза. Необыкновенно талантливая, умная девушка... Чудная была девушка... И я все время любил ее" 10.

Еще будучи в ссылке, Костомаров написал, а затем опубликовал драму "Кремуций Корд" с посвящением "Незабвенной А.Л.K. на память 14 июня 1847 г." и эпиграфом из поэмы А. Мицкевича:

До сей поры в груди ты сохранил моей
Все те же: глаза, лицо, осанку, одеянье.
Так чудный мотылек, застывший в янтаре,
Наружность век хранит
роскошного созданья11.

Услышав от знакомых об адресованных ей строках, госпожа Кисель захотела прочесть произведение. Марк Дмитриевич, обожавший свою супругу и с уважением относившийся к ее чувствам, исполнил это желание, тут же купив книгу.

Зиму с 1864 г. на 1865 г. Алина Леонтьевна и ее муж провели в Петербурге. Во время одной из прогулок она случайно заметила Костомарова на тротуаре Невского проспекта и узнала его, хотя прежний жених сильно изменился. Не окликнув его, она продолжала смотреть вслед, пока историк не затерялся в толпе. Николай Иванович был слишком близорук и не мог увидеть тогда свою Алину. Спустя еще девять лет их встреча все-таки состоялась.


Заметка М.М. Богословского "Земская теория Костомарова". Автограф. /  Архив РАН. Ф. 636. Оп. 1. Д. 74. Л. 1.

Десять лет счастья

В 1873 г. 56-летний Н.И. Костомаров, уже седой, беззубый, но по-прежнему энергичный "старик", вновь приехал в Киев, где должен был принять участие в подготовке Третьего археологического съезда. Тогда же он посетил дом в старом городе, где за 26 лет до того был арестован. Сопровождавший его приятель П.П. Чубинский, увидев печаль в глазах Николая Ивановича и подробнее расспросив о былой поре, решил разузнать, что стало с его невестой. И эти поиски увенчались успехом. При посредничестве знакомых Костомарову удалось встретиться с Алиной Леонтьевной, к тому времени 43-летней вдовой: "Вместо молодой девушки, как я ее оставил, я нашел пожилую даму и притом больную, мать троих полувзрослых детей. Наше свидание было столько же приятно, сколько и грустно: мы оба чувствовали, что безвозвратно прошло лучшее время жизни в разлуке, тогда как некогда оба надеялись, что оно пройдет вместе... Мне было приятно, по крайней мере, то, что на старости лет я мог находиться в прежних дружеских отношениях с тою, которую не переставал любить и искренно уважать"12. Череда последующих событий привела к новому этапу их отношений.

Весной 1874 г. Н.И. Костомаров гостил в имении в селе Дедовцы Полтавской губернии, где проживала А.Л. Кисель вместе со своими детьми. Осенью того же года он помог дочери Алины Леонтьевны Софии поступить в Смольный институт в Петербурге и регулярно навещал ее там. В начале 1875 г. Костомаров заболел тифом и чуть не умер. В то же время от воспаления легких скончалась его мать Татьяна Петровна.

9 (21) мая 1875 г. Николай Иванович и Алина Леонтьевна обвенчались в селе Дедовцы.

Супруги Костомаровы прожили вместе десять лет. Алина Леонтьевна стала верным другом мужу, помощницей в бытовых и научных делах: следила за его здоровьем, читала вслух книги, печатала под его диктовку сочинения, включая "Автобиографию". Николай Иванович ласково называл жену "барыней", хорошо относился к ее детям и до последних дней продолжал изучать русскую историю во всех проявлениях. Скончался Костомаров 7 (19) апреля 1885 г. в Петербурге на руках любимой женщины13, союз с которой стал главным, хоть и запоздалым счастьем в его жизни. Она же исполнила последнюю просьбу умирающего - закрыла своими пальцами его навсегда потухшие очи.

Титульная страница трудов Н.И. Костомарова "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей"


1. В других источниках встречаются иные варианты написания имени - Анна, Алина, Галина.
2. Николай Иванович Костомаров. По воспоминаниям Алины Леонтьевны Костомаровой // Автобиография Н.И. Костомарова. М., 1922. С. 30.
3. Другие варианты этой фамилии - Мыльникова или Мыльник.
4. На момент сватовства Н.И. Костомаров был коллежским асессором, впоследствии дослужился до чина действительного статского советника.
5. Н.И. Костомаров. Автобиография // Автобиография Н.И. Костомарова. М., 1922. С. 187-188.
6. Там же. С. 198.
7. Роман был написан в 1844-1845 гг.
8. Николай Иванович Костомаров. По воспоминаниям Алины Леонтьевны Костомаровой // Автобиография Н.И. Костомарова. М., 1922. С. 68.
9. Юнге Е.Ф. Воспоминания. Переписка. Сочинения. 1843-1911. М., 2017. С. 160-161.
10. Там же. С. 171-172.
11. Николай Иванович Костомаров. По воспоминаниям Алины Леонтьевны Костомаровой // Автобиография Н.И. Костомарова. М., 1922. С. 78.
12. Н.И. Костомаров. Автобиография // Автобиография Н. И. Костомарова. М., 1922. С. 418.
13. Костомарова А. Л. Последние дни жизни Николая Ивановича Костомарова // Киевская старина. Киев, 1895. Т. 49. N 4. С. 1-19.