Новости

11.10.2017 18:42
Рубрика: Власть

Взгляд из Центра

Ситуационный центр президента: что из него видно, как работает и что будет завтра

В нашумевшем документальном фильме Оливера Стоуна "Интервью с Путиным" есть сцена: поздно вечером президент показывает режиссеру возможности своего ситуационного центра (СЦ). Из Кремля Верховный главнокомандующий запрашивает данные о положении в Сирии, дежурный генерал докладывает оперативную обстановку. Камеры, установленные на наших военных объектах в Сирии, работают в онлайн-режиме: видно все, что там происходит.

Съемки Оливера Стоуна в ситуационном центре президента России стали одним из самых ярких эпизодов документального фильма "Интервью с Путиным".  Фото: Предоставлено Первым каналом Съемки Оливера Стоуна в ситуационном центре президента России стали одним из самых ярких эпизодов документального фильма "Интервью с Путиным".  Фото: Предоставлено Первым каналом
Съемки Оливера Стоуна в ситуационном центре президента России стали одним из самых ярких эпизодов документального фильма "Интервью с Путиным". Фото: Предоставлено Первым каналом

Но, как мы выяснили, не все возможности работы СЦ показаны в фильме. О задачах, функциях и перспективах развития мы беседуем с "отцом" кремлевского центра Николаем Ильиным.

Вы, конечно, видели президентский центр в "Интервью с Путиным" Стоуна?

Николай Ильин: Видел? Я там находился во время съемки.

То, что мы увидели на экране, - такой он и есть со времен Ельцина?

Николай Ильин: Нет, конечно. Он совершенствуется. 21 год назад, когда мы его создавали, были иные возможности. Президентский СЦ, который вы видели в фильме Стоуна, уже не такой: развивается и модернизируется. В скором времени он станет другим и визуально, и по содержанию. Если Оливер Стоун снова приедет в Москву и его пригласят в Кремль, он ситуационный центр уже не узнает.

Раскрепостим фантазию: когда вы завершите работы, то вместо нынешних плоских экранов будут виртуальные образы собеседников президента: голографические министры, губернаторы?

Николай Ильин: Мы работаем и с 3D-графикой, с интерактивными экранами. Но будут другие программно-аппаратные средства, информационные ресурсы, системы подготовки и принятия решений. В ситуационном центре есть "режиссерская" комната, где реализуется сценарий представления информации. Там сидят высококлассные аналитики, имеющие доступ ко всем информационным ресурсам и существующим российским аналитическим системам. Конечно, сами они никаких решений не принимают, только оперативно подготавливают материалы с экспертными оценками.

В фильме Стоуна запомнился эпизод: президент проводит конференцию с военными в Сирии: на экране - дежурный генерал, докладывает, что и как. Дежурные генералы - ваши люди или прикомандированы от Минобороны?

Николай Ильин: Нет, они к центру не прикомандированы, они служат в министерстве обороны. Сегодня у нас пока около сотни ситуационных центров и 350 специальных ситуационных пунктов. Обеспечен доступ всех министров, губернаторов, полпредов и федеральных инспекторов. Есть также несколько мобильных комплексов: где бы ни находился президент, он может взаимодействовать со всеми, кто ему нужен. И, как правило, в случаях обсуждения важных вопросов связь идет не с дежурными офицерами. Приглашается министр или губернатор для обсуждения насущных проблем.

Вы сказали: уже под сотню СЦ в стране. Ситуационные центры создаются сверху вниз до какого уровня?

Николай Ильин: На федеральном, ведомственном и региональном уровнях. Полный охват намечен к 2020 году. Сейчас ведется модернизация существующих, проектирование и создание новых. В регионах самый продвинутый ситуационный центр - в Санкт-Петербурге - введен в 2006-м, при губернаторе Матвиенко и активно эксплуатируется. На его базе весной этого года создана государственная информационная система "Безопасный город".

Серьезный толчок для развития таких систем был дан прошлогодней конференцией в МГУ. Виктор Антонович Садовничий посвятил ее 20-летию создания президентского ситуационного центра. После этого начали выделять деньги, проводить исследования. Позже я встречался с Николаем Кропачевым, ректором Санкт-Петербургского госуниверситета. Все сегодня говорят о применении социогуманитарных технологий в управлении, а он это уже делает: создал  территориально распределенный ситуационный центр на весь университет. 

Преимущества новых технологий управления страной особо наглядно раскрываются при преодолении природных катастроф и стихийных бедствий. Эффективность работы должностных лиц налицо — причем во всех смыслах этого слова. Фото: kremlin.ru

Кроме Москвы и Питера кто еще в передовиках, кто отстает?

Николай Ильин: Толково созданы центры в Ярославской и Воронежской областях. В декабре планируется запустить в Коми, в январе 2018 года - в Архангельской области. Отстают Карелия и Псковская область. Новые губернаторы понимают их необходимость, им объективно нужен такой современный инструмент управления.

Вот ваши аналитики установили: что-что закупается ведомствами по завышенным ценам. Докладывают наверх. Ситуацию исправляют. Но кто-то из влиятельных людей теряет на этом большие деньги и, наверное, сильно гневается...

Николай Ильин: Есть такая проблема. Нам приходится информировать и администрацию президента, и правительство, что не все в порядке у отдельных губернаторов. Не буду называть фамилий, но один руководитель мне высказал обиду: можно видеть лужу, а можно увидеть в этой луже отражение звезд! Обижаются порой на нас и министры.

Губернатор лично вам, скорее всего, ничего сделать не может. Ваши люди, которые на местах для вас собирают информацию, защищены?

Николай Ильин: Отвечу так: мы защищены достоверной, независимой, объективной информацией, что позволяет оценивать состояние социально-экономической, общественно-политической жизни и национальной безопасности в том или ином субъекте, в той или иной отрасли экономики.

Я понимаю, когда президент общается с министром обороны, то там вражеская мышь не проскользнет. Но СЦ в небольшом городе? У нераскаявшихся коллег Эдварда Сноудена не возникнет соблазна через такой центр получить доступ к базам данных всей страны?

Николай Ильин: Наши средства информационной безопасности как раз и обеспечивают защиту информационных ресурсов. Кому не положено - никакой информации не получит и не сможет воздействовать на информационные базы. Кроме того, муниципальное образование не подключается к базам президента или правительства. Городские власти получают доступ только к той информации, которая им нужна для решения своих задач.

Все серверы и хранилища информации на нашей территории?

Николай Ильин: Разумеется.

Я знаю, что у вас ежесуточно обрабатывается 13 тысяч источников информации.

Николай Ильин: Это уже устаревшие данные. Более 15 тыс. статей из сотен центральных и зарубежных СМИ и тысяч региональных источников.

Анализируете, вероятно, соцсети и посты блогеров?

Николай Ильин: Да, хотя это относительно новое для нас направление.

Скажите, а как удается создать объективную информационную картину? Например, блогосфера увлеченно обсуждает конфликт создателя "ВКонтакте" и "Телеграмм" Павла Дурова с бывшим топ-менеджером. Дуров подал на него в суд на 100 млн. Все новости по конфликту автоматом становятся топовыми. Но для 99% страны это совершенно неинтересно. И как вы находите критерии - это важно или нет?

Николай Ильин: Конечно, простых граждан многое из того, что будоражит журналистов и блогеров, не волнует. Наши модели и алгоритмы позволяют определять, что на самом деле волнует людей, их проблемы, чаяния. Это нужно для вовлечение граждан в управление государством, для так называемой обратной связи. А в целом по СМИ -  да, стало сложнее работать. Мы обрабатываем эту информацию с 1993 года. Последние десять лет поток информации возрос.

Ежесуточно аналитики обрабатывают свыше 15 тысяч статей из наших и зарубежных СМИ

В плане ситуационных центров мы идем в ногу с остальным миром?

Николай Ильин: К моменту открытия нашего первого центра они нас опередили лет на 20. В 1996 году у американского президента было уже несколько СЦ. Один открытый, который показывают по телевизору, и пять закрытых. И в Европе такие центры работали. Они их постоянно модернизируют, развивают, вкладывают огромные деньги.

Владимир Путин в режиме видеоконференции со зрителям концерта в сирийской Пальмире. Фото: kremlin.ru

Сейчас мы уже не отстаем?

Николай Ильин: Сложно сравнивать. Вот, например, в развитых зарубежных странах программно-аппаратные комплексы более мощные, более дорогие. Но интеллектуальная начинка не превосходит нашу.

В целом мы опаздываем, поэтому догоняем и догоняем. Сегодня порядка двух десятков российских академических институтов реально работают у нас по интеллектуализации СЦ: разрабатывают новые модели, методы, алгоритмы управленческих решений. Но еще надо работать и работать. Интеллектуальный фундамент ситуационных центров - математическое моделирование, которое включает методы математической статистики, ситуационный анализ, сценарные модели и др. Не менее важный аспект развития связан с формированием единого информационного фонда...

Это достаточно сложные для обыва­теля категории. Чтобы было понятно простому человеку: как считаете, будущее не будет таким, как его рисуют творцы фантастических блокбастеров? Это когда вместо людей-экспертов  - только компьютеры и киборги?

Николай Ильин: Следующий этап развития - это когнитивные центры. Говоря на понятном для обы­вателя языке, речь идет об усилении роли экспертов в представлении информации, необходимой для принятия решений. А послезавтра наступит время симбиоза человеческого мозга и искусственного интеллекта, внедрения социогуманитарных технологий в СЦ. Но роботы полностью никогда не заменят людей.

А ваш опыт может быть использован для какого-то общественного объединения? Или для негосударственного предприятия?

Николай Ильин: Да! Может и должен использоваться. Сегодня получают развитие СЦ не только в органах госвласти, но и на предприятиях различных форм собственности, в общественных организациях и объединениях, вузах. Это ведь самый современный инструментарий управления. Могу подсказать, как получить эти знания: 25 октября в Санкт-Петербурге начинает работу форум, посвященный ситуационным центрам как основе цифровой трансформации государственного управления. Проводит Санкт-Петербургский госуниверситет совместно с ФСО России. Участвует администрация президента, аппарат правительства, Совбез, Госдума, Совет Федерации, многие министерства. Подчеркну: ждем первых лиц - министров и губернаторов.  Символично, что форум пройдет в Таврическом дворце накануне юбилея революции. Революция продолжается: на этот раз техническая и цифровая.

Справка "РГ"

Главный конструктор ситуационного центра президента Николай Ильин. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Ильин Николай Иванович - создатель и лидер отечественной школы в области теории и практики ситуационных центров, информационно-управляющих и информационно-аналитических систем федеральных и региональных органов власти. Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент Академии криптографии РФ, лауреат премии правительства РФ, генерал-лейтенант в отставке.

Три наивных вопроса

Можно ли устроиться на работу в государственный ситуационный центр?

- Можно. Предстоит пройти ряд необходимых проверок, иметь подходящее образование. Требования к кандидатам можно узнать на сайте ФСО. Военные приходят из академии, гражданский персонал набирают из ведущих вузов страны.

А если прийти в военкомат и сказать: я хочу служить в ФСО?

- Тоже как вариант. Или позвонить по контактному телефону на официальном сайте ФСО России, написать письмо в веб-приемную.

Журналист, блогер или общественник может размещать информацию "для президента"?

-  Информационная база составляется и отбирается из разных источников, никаких индивидуальных договоров по информационному обеспечению сотрудники ситуационных центров ни с кем не заключают.

Ситуационный центр в Кремле: здесь работают высококлассные аналитики, имеющие доступ ко всем информационным ресурсам и аналитическим системам. Фото: Предоставлено ситуационным центром Президента РФ
Власть Безопасность Спецслужбы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники