Когда любовь болеет

Режиссер Борис Хлебников об "Аритмии", хеппи-энде и исполнительнице главной роли Ирине Горбачевой
Фильмом открытия 24-го кинофестиваля "Листопад" в Минске, стартующего 3 ноября, стала драма Бориса Хлебникова "Аритмия".
Борис Хлебников: Без подлинной личности в главной женской роли "Аритмия" просто не получилась бы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ ТАСС Борис Хлебников: Без подлинной личности в главной женской роли "Аритмия" просто не получилась бы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ ТАСС
Борис Хлебников: Без подлинной личности в главной женской роли "Аритмия" просто не получилась бы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ ТАСС

Фильмом открытия 24-го кинофестиваля "Листопад" в Минске, стартующего 3 ноября, стала драма Бориса Хлебникова "Аритмия".

Фильм уже вышел в прокат на территории СНГ и собирает внушительные для авторского кино деньги - на данный момент касса фильма более 70 миллионов рублей. Похожие сборы среди российского некоммерческого кино в этом году были лишь у "Нелюбви" Андрея Звягинцева. Что, конечно, по-своему символично. Потому что, во-первых, "Аритмия" и "Нелюбовь", в сущности, об одном и том же. И там, и там центральным мотивом сюжета является развод супружеской пары. В обеих картинах важен мотив беды, в которую попадает ребенок.

Тем очевиднее, что при всем сходстве Хлебников и Звягинцев сделали фильмы-антиподы. Там, где у Звягинцева размашистые ответы на проклятые современные вопросы, у Хлебникова - горько-ироничная констатация факта. В "Нелюбви" - персонажи-функции, носители режиссерских идей, в "Аритмии" - живые люди. У Звягинцева - пессимизм, помноженный на авторское высокомерие и технический перфекционизм, у Хлебникова - вроде бы неказистый реализм, однако с мощной метафорической подкладкой. Если "Нелюбовь" - смертельный диагноз обществу, то "Аритмия" (даром, что диагноз тут в названии) - физиологический очерк, слепок реальности, избегающий пошлой публицистичности. Это, безусловно, настоящее кино - едва ли не лучшее, что случилось с российским кинематографом в 2017 году.

Его фильм безошибочно попадает в нерв времени, без фальши показывает зрителю все коды русской жизни 10-х годов XXI века. Не будет большим преувеличением сказать, что "Аритмия" делает Хлебникова главным режиссером поколения. Сам он, впрочем, в силу природной скромности далек от таких мыслей и в интервью предпочитает говорить совсем о других вещах.

Перед "Аритмией" вы на шесть лет пропали из большого кино и даже успели сделать сериал "Озабоченные" для ТНТ.

Борис Хлебников: Тут надо сказать, что "Аритмия" вообще начиналась как телевизионный проект. Мне позвонили с ТНТ и предложили сделать романтическую комедию. Хронометраж - час, ничего серьезного. Я тогда придумал ситуацию, когда муж с женой ссорятся, собираются разводиться, но никак не могут разъехаться. Но потом появилась Наташа Мещанинова (автор сценария "Аритмии". - Ред.), и мы решили, что наши герои будут врачами, Наташа плотно погрузилась в тему, возник социальный пласт. Пришлось ТНТ отказывать и делать самостоятельный проект.

Нашлось немало людей, которые объявили фильм слишком добрым и душеспасительным - мол, благостная сказка для интеллигенции с задорным хеппи-эндом. Вы к подобным оценкам как относитесь?

Борис Хлебников: Как к любым другим - они имеют право на существование. Но я, честно говоря, не до конца уверен, что у меня в фильме хеппи-энд. И уж совсем не уверен, что в жизни персонажей дальше все будет хорошо. Да, на момент, когда по экрану пошли титры, они вместе решили для себя какие-то серьезные личные вопросы и пережили первый большой кризис. Этот кризис и есть главный сюжет "Аритмии". Интересно, когда кто-то видит в изображении кризиса добрую сказку.

Много раз отмечена достоверность "Аритмии" в плане изображения будней врачей "скорой помощи". За этой достоверностью стоит небольшая армия консультантов?

Борис Хлебников: Мы много общались с врачами "скорой помощи", смотрели документальные фильмы об их работе. Врач-консультант на съемках у нас тоже был, причем с широким списком полномочий. Если, например, у актеров возникали какие-то технические вопросы по медицинской части, то советоваться они шли не ко мне, а сразу к нему.

Александр Яценко, играющий в "Аритмии" главную мужскую роль, - ваш фирменный актер, снявшийся в большинстве ваших картин. А как в кастинге фильма появилась Ирина Горбачева?

Борис Хлебников: Мне нужна была полноценная героиня. Не жена главного героя, а равноценный ему персонаж. Был кастинг, мы смотрели многих актрис. Но когда пришла Ира, стало понятно, что она по человеческим своим качествам какой-то невероятный товарищ и очень большая личность. Для меня это был решающий фактор - без личности в главной женской роли "Аритмия" просто не получилась бы.