Новости

25.03.2018 11:01
Рубрика: Digital

Лед познания

Когда и с чем идем в Арктику
Год назад, на форуме "Арктика - территория диалога", который проходил в конце марта в Архангельске, горячо обсуждался проект продления госпрограммы "Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации", ее задачи и объемы финансирования. В сентябре того же 2017-го правительство своим постановлением утвердило обновленную программу, продлив срок ее реализации на одну пятилетку - с 2020-го до 2025 года.
"Все в Арктику!" - зовет уже своим названием Северный (Арктический) федеральный университет, созданный в Архангельске. Фото: Пресс-служба САФУ "Все в Арктику!" - зовет уже своим названием Северный (Арктический) федеральный университет, созданный в Архангельске. Фото: Пресс-служба САФУ
"Все в Арктику!" - зовет уже своим названием Северный (Арктический) федеральный университет, созданный в Архангельске. Фото: Пресс-служба САФУ

Вслед за этим предстояло решить, кто станет главным координатором больших арктических программ и под чье управление передадут Северный морской путь. За окном снова март, и он уже на исходе, а стратегических решений на этот счет так и не принято. А если что-то и предрешено, официально об этом никак не объявлено.

Между тем исследования и практические разработки, которые активно велись в этом направлении последние несколько лет, во многих научных и производственных коллективах продолжаются и, хочется думать, помогут в выборе оптимальных решений. В особенности там, где существуют разные экспертные оценки, а мнения профессионалов расходятся.

Некоторые из таких проектов и разработок мы представляем в сегодняшнем выпуске "Наука и технологии". О других, не менее достойных, планируем рассказать в будущем. И, как прежде, будем внимательно наблюдать за тенденциями, которые в этом деле вольно или невольно прослеживаются.

Заявка на шельф

Комиссия ООН согласовала 42 из 44 точек, представленных в обосновании российской заявки на расширение континентального шельфа - этой новостью глава минприроды Сергей Донской порадовал нас минувшей осенью. И тогда же добавил: обоснования по двум оставшимся точкам будут представлены к очередному заседанию комиссии. А в интервью ТАСС выразил надежду, что решение ООН по российской заявке можно ожидать в 2018 году.

Но неделю назад, касаясь той же темы, уточнил: теперь Россия ждет, когда свою заявку на арктический шельф представит Канада. По прогнозам, это может случиться в конце 2018-го или в начале 2019 года.

"Ясность по срокам возможна только, когда канадцы выйдут со своей заявкой на обсуждение в ООН, - уточнил Сергей Донской. - Комиссия будет принимать окончательное решение, когда все основные страны представят свои заявки и будет понятно, как каждая страна это обосновывает".

Напомним: Россия еще в 2001 году объявила о своих претензиях на участок шельфа, включающий хребет Ломоносова, поднятие Менделеева, котловину Подводников, южную оконечность хребта Гаккеля и зону Северного полюса. Всего - 1,2 миллиона квадратных километров.

Дальше, согласно конвенции ООН по морскому праву, Россия должна была доказать континентальную природу прилегающих к своему шельфу геологических структур на дне океана. Самая первая наша заявка была отклонена как раз из-за недостатка геологической информации.

Новые экспедиции на Северный полюс, геолого-геофизические исследования в Северном Ледовитом океане по изучению геологической природы поднятия Менделеева и хребта Ломоносова и батиметрическая съемка заняли более десяти лет. И пока что конца этой работе не видно.

Рулевой Севморпути

Столь же остро дискутируемый, но уже в пределах наших национальных границ, это вопрос о том, кто станет "главным по Арктике". И кто, в частности, будет "рулить" на Северном морском пути, определять стратегию и тактику привлечения сюда партнеров и сторонних инвестиций, кто будет отвечать за формирование береговой инфраструктуры по всему арктическому фасаду России, а значит, обосновывать и распределять немалые бюджетные средства, направляемые на эти цели.

Уже озвученная на разных уровнях идея передать функции единого оператора в вопросах развития и функционирования Севморпути в ведение "Росатома" на том основании, что под управлением госкорпорации находится весь атомный ледокольный флот (действующий, строящийся и проектируемый) и необходимая для этого береговая инфраструктура, имеет не только многочисленных сторонников, но и оппонентов.

Например, в Министерстве транспорта России. Заместитель министра Виктор Олерский, встречаясь с журналистами, твердо заявил, что безопасность мореплавания должна остаться за их ведомством. Во всяком случае, до тех пор, пока на этот счет не внесены поправки в законодательство.

"А простым каким-то решением полномочия от минтранса "Росатому" не передать, - дал понять Олерский. - Сейчас мы в глубоких консультациях. Надеюсь, решение найдем. По крайней мере, мы считаем, что вопросы безопасности мореплавания должны точно остаться за минтрансом".

Свои резоны на этот счет есть у Росгидромета, МЧС, минприроды и, разумеется, у региональных властей, априори заинтересованных в развитии своих территорий арктической зоны. А чем в итоге сердце успокоится, скоро узнаем.

Наша справка

Согласно международному праву, Северный полюс и прилегающий к нему регион Северного Ледовитого океана не принадлежат ни одной стране. На различные участки дна Северного Ледовитого океана помимо России претендуют Норвегия, США, Канада и Дания. Интерес государств к северным морям продиктован тем, что в их недрах содержатся 83 млрд тонн условного топлива, из них около 80 процентов приходится на долю Баренцева и Карского морей. При этом вероятность открытия тут новых крупных месторождений нефти и газа очень высока.

элементы системы

Сейсморазведочный комплекс. Представляет собой группировку беспилотных подводных мини-аппаратов, с помощью которых можно осуществлять площадную сейсмо- и геологоразведку в сложных погодных условиях и в любой акватории Мирового океана, включая труднодоступные участки под арктическими льдами. Как вариант - возможно использование гражданской подводной лодки с так называемыми "сейсморегистрирующими косами".

Автономный буровой подводный комплекс. Работать может не только под водой, на различных глубинах, но и на земле. Потенциально способен заменить любые существующие в мире буровые комплексы.

Подводное судно-транспортировщик катамаранного типа, на котором можно перемещать под водой (и подо льдом) крупногабаритные объекты, в том числе энергетические установки, буровые комплексы и другие элементы инфраструктуры месторождений. Рассматривается и как транспортно-монтажный сервисный комплекс, оснащенный аппаратами, которые смогут проводить сервисное обслуживание подводных объектов.

Инфографика: Антон Переплетчиков / Александр Емельяненков
Digital Технологии Общество Наука
Добавьте RG.RU 
в избранные источники