16.05.2018 14:24

Как Haval становится мировым лидером в сегменте SUV

Китайские автомобильные бренды нельзя оценивать по их роли на российском рынке. Дважды побывав в Поднебесной, я ни разу не встретил на дорогах машины марки, считающейся у нас самой успешной. Зато на последней Пекинской автовыставке довелось восторгаться россыпью новинок, представленных абсолютно неизвестными фирмами.
 Фото: Андрей Полухин / РГ  Фото: Андрей Полухин / РГ
Фото: Андрей Полухин / РГ

Или другой пример. Некоторые китайские компании уже грезят европейскими продажами, а наши автолюбители до сих пор припоминают им неказистые седаны и хэтчбеки из середины "нулевых". И не важно, что эти машины теперь не встретить ни у нас, ни даже в заводских музеях, поскольку они не оставили особого следа в истории бренда. Но в России всевозможные "отаки" и "амулеты" даже после утилизации продолжают бросать тень на нынешний модельный ряд.

Еще одним откровением того же порядка для меня стало знакомство с последним мировым рейтингом Brand Finance Auto 100, учитывающим совокупную стоимость автобрендов. На 16-й позиции в нем - в компании с Lexus, Ferrari и Tesla - оказался китайский Haval, который в прошлом году смог отвоевать у нас в стране лишь 0,1% рынка. Но на самом деле удивляться нечему. Достаточно сказать, что кроссовер Haval H6 является одним из главных бестселлеров бескрайнего китайского рынка и входит в мировой топ-5 SUV. В 2017 году этот автомобиль разошелся фантастическим тиражом в 506 тысяч экземпляров. Это едва ли не вдвое больше, чем все Lada, проданные в России.

***

Стенд Haval на Пекинской автовыставке оказался одним из самых посещаемых. Фото: Андрей Полухин / РГ.

Убедиться в том, что Haval - серьезный игрок не только по китайским, но и по мировым меркам, мне довелось в конце апреля в ходе командировки в Пекин. Во-первых, на автовыставке Auto China 2018 стенд компании оказался в числе самых посещаемых, хотя здесь представили лишь одну премьеру, кроссовер F5 (не считая "паркетника" H6 с новым мотором и трансмиссией собственного производства). Во-вторых, наряду с еще несколькими журналистами я попал на торжественный ужин для дилеров компании - из Восточной Европы, Латинской Америки, Австралии, Южной Африки, с Ближнего Востока. Тост за то, чтобы Haval стал ни много ни мало брендом номер один на мировом рынке SUV, в едином порыве подняла без малого тысяча человек!

Но в случае с Haval есть большая вероятность, что скоро эту марку будут с других позиций воспринимать и в нашей стране. В 2019 году она станет первым представителем китайского автопрома, который откроет в России собственный автозавод. Это серьезная заявка на лидерство. До сих пор машины из Поднебесной собирали у нас либо крупноузловым методом, либо ввозили целиком. В данном случае речь идет не просто о сборке, а о полноценном производстве - со всеми сопутствующими факторами. Постепенным ростом локализации, удержанием цены на приемлемом уровне, тотальным контролем качества и - что немаловажно, когда речь идет о "китайцах", - постоянным наличием запасных частей.

- Мы уверены в российском рынке и в том, что у автомобилей Haval, которые мы предлагаем, есть потенциал для роста продаж, - заявила на импровизированной пресс-конференции в Пекине президент материнской компании Great Wall Ван Фэнин.

***

Президент Great Wall входит в число самых влиятельных женщин мира. Фото: Андрей Полухин / РГ.

Об этом удивительном руководителе можно написать отдельный текст. Материала предостаточно, стоит лишь полистать подшивку журнала Forbes, который по итогам 2017 года поместил Ван Фэнин на 62 место среди самых влиятельных женщин планеты. Рейтинг бизнес-леди мирового автопрома, к слову, никто не составляет. Потому что он предельно короткий. Кроме главы Great Wall в нем будет фигурировать лишь руководитель General Motors Мэри Барра.

Кстати, их путь в автобизнесе похож, только Ван Фэнин проделала его быстрее. Она пришла в компанию в 21 год и занялась маркетингом, в 31 стала гендиректором, а последние 15 лет занимает пост президента. За это время компания полностью сменила "специализацию" с производства пикапов на кроссоверы и внедорожники, вышла на мировой рынок и создала несколько суббрендов. Один из них - Haval - удалось "раскрутить", пожалуй, сильнее материнского. Второй - премиальный Wey - уже спустя год после создания кажется достаточно перспективным, чтобы побороться за европейский рынок. Недаром на днях его "амбассадором" стал лучший футболист планеты португалец Криштиану Роналду. Есть и еще один суббренд - во всех смыслах "зеленый" - Ora. Под ним Great Wall начнет выпускать электрические автомобили.

В Китае автомобили бренда Wey уже продаются в автосалонах. Фото: Андрей Полухин / РГ.

Ван Фэнин, кстати, прекрасно знакома со всеми нюансами российского авторынка. В интернете можно найти ее интервью российским СМИ, скажем, пятилетней давности, когда головная компания пыталась закрепиться у нас с помощью так называемого эксклюзивного дистрибьютора. Он занимался и импортом, и строительством завода в Липецкой области, а затем и сборкой там машин. Но грянул экономический кризис, и в Great Wall использовали его как повод сменить стратегию, сосредоточиться на Haval и создать дочерние предприятия - для продаж и производства.

А пока у новой марки формировался имидж, в Тульской области начали возводить автозавод. И если пару лет назад - на фоне падения рынка, заморозки громкого китайского проекта другой компании в ОЭЗ "Липецк" и разрыва отношений с "эксклюзивным дистрибьютором" - кто-то мог сомневаться в серьезности планов Great Wall, то сейчас предприятие почти достроено. Да и машины Haval наши соотечественники распробовали. Отзывы на профильных форумах, за редким исключением, благожелательные. А СМИ на полном серьезе сравнивают, например, Haval H9 с Land Cruiser Prado и не боятся быть осмеянными читателями.

***

Кроссовер Haval F5 был представлен в Пекине и должен появиться в России. Фото: Андрей Полухин / РГ.

Однако не все заявления Ван Фэнин пока легко принять на веру.

- К 2020 году на конвейере будут уже четыре модели. И мы хотим производить 100 тысяч автомобилей в год, а потом довести объем до 200 тысяч, - заявила топ-менеджер на той же пресс-конференции. А после ее завершения журналисты долго пытали переводчицу: не ошиблась ли она, скажем, на порядок? Нет, заверила девушка, заглянув в свой блокнот, госпожа CEO назвала именно такие цифры. То есть, в 50 раз больше, чем было продано Haval в минувшем году. Просто часть автомобилей пойдет на экспорт - как минимум, в Беларусь и Казахстан. Да и продажи вырастут - вслед за числом автосалонов. Заметим, монобрендовых автосалонов - как и подобает серьезной компании. Пока их в России всего 18, но число растет месяц от месяца. К концу года ожидается 35 дилерских центров, в 2019-м - 60-70. Расширяется, естественно, и география.

На росте продаж, кстати, должно сказаться и возможное удешевление моделей, производимых в нашей стране.

- Российские цены не должны быть выше китайских. Будем искать местных поставщиков автокомпонентов, но в случае с некоторыми деталями это невозможно. Скажем, по двигателям уже есть план локализации, а по коробкам передач - нет, - отметила Ван Фэнин.

Обновленный кроссовер Haval H6 отличается от актуального деталями экстерьера и интерьера. Фото: Андрей Полухин / РГ.

По ее словам, цель Haval - достичь локализации производства в 60% к 2021 году. При этом первоначальный ее уровень составит около 30% за счет сидений и стекол, а в 2020-м - 50%, когда российские предприятия станут поставлять моторы и приборные панели.

Добавим, что первой машиной на тульском конвейере должен стать обновленный Haval H6. Затем к нему добавится некая новая модель из той же линейки. До 2021 года завод должен начать выпуск автомобиля из новой серии F, а в период с 2020-го по 2025-й - одной из моделей Wey.

***

Пока, правда, про тульский завод известно немногое. Из характеристик, кроме производительности, только площадь - около 2,2 млн квадратных метров. На столь внушительной территории (это существенно больше, чем, например, заводы Nissan и Hyundai-Kia под Санкт-Петербургом) разместятся цеха штамповки, сварки, сборки, окраски и административно-бытовые здания. Впрочем, о многом говорит утверждение, что тульское предприятие строится по тем же канонам, что и завод Haval в китайском городе Сюйшуе, который мне удалось посетить.

Нас предупредили, что производство, возможно, будет простаивать. Не исключено, дескать, что руководство сочтет субботний день хорошим поводом не раскрывать журналистам все секреты и разрешит сотрудникам остаться дома. И в это было легко поверить, когда нас на специальных электрических вагонетках провезли первым делом по цехам штамповки и сварки. Было стойкое ощущение, что мощные роботы - в первую очередь, прессы и сварщики - действуют здесь сами по себе, кружась с кузовными деталями на площади в 90 тысяч квадратных метров, где не видно ни одной живой души.

Впрочем, до "восстания машин" на заводе далеко. Это выяснилось позже, когда мы попали в заполненный рабочими сборочный цех. Здесь тоже многое делала автоматика. Например, тележки с автокомпонентами вдоль расчерченных на полу линий перемещали робокары. Манипуляторы подавали колеса на дисках к ступицам в нужном порядке и с необходимыми интервалами. Интеллектуальная система наносила клей на стекла и устанавливала их на автомобили, а сход-развал в цехе финальной сборки проверял 3D-лазер.

Слоган на въезде в R&D-центр Haval напоминает сотрудникам о необходимости постоянно улучшать свою работу. Фото: Андрей Полухин / РГ.

Но главными действующими лицами были все же люди. Мужчины в белых костюмчиках с фирменными красными полосками на рукавах резво прокладывали проводку под кузовом. Копались в моторных отсеках, еще не закрытых крышками капотов. Монтировали в перемещающихся по конвейеру салонах сиденья и передние панели. Устанавливали дверные карты. И делали еще несколько десятков процедур, каждая из которых будет позже оценена потребителем.

Любопытно, что над всеми линиями в цехах подвешены цветные табло с информацией о том, сколько автомобилей необходимо собрать в течение смены и какова динамика к конкретной минуте. В самом центре цеха стоит огромный стенд с десятком таблиц и цветных графиков, рассказывающих о ходе своеобразного состязания между бригадами и сменами. Лучшие из лучших здесь, как выяснилось, получают награду "Линия без дефекта". Это должно мотивировать сотрудников на более качественную и оперативную работу. Наверняка ту же цель преследуют и желтые иероглифы на навевающих ностальгию красных полотнах, которые висят на стенах. Нам содержание плакатов не переводили, но о чем еще может идти речь, как не о совершенстве. Например, перед зданием инженерно-исследовательского центра (R&D) Haval в городе Баодин один из слоганов продублировали на английском. И перевести его можно примерно как "Улучшения шаг за шагом каждый день".

***

Автомобили Haval интересуют в Китае даже модную молодежь. Фото: Андрей Полухин / РГ.

Кстати, окончательно в том, что рассуждать о качестве китайских автомобилей следует без какого-либо предубеждения или снисхождения, меня убедил как раз R&D-центр с его оригинальными испытательными стендами, лабораториями и фанатично преданными своему делу инженерами. Над тем, чтобы Haval стал в итоге брендом номер один на рынке SUV, тут работают свыше полутора тысяч человек из разных стран.

Впрочем, не только над этим. В компании с готовностью приняли все вызовы современного автопрома и начали заниматься и созданием автономных машин, и внедрением искусственного интеллекта, и производством силовых установок, работающих на новых видах энергии. В полном соответствии с заложенной в самом названии бренда фразой - I Have All ("У меня есть все").

Фото: Андрей Полухин / РГ.