Новости

09.10.2018 16:50
Рубрика: В мире

Устали от хаоса

Чем грозит победа правого кандидата в Бразилии

Голосование в первом туре выборов президента Бразилии в минувшие выходные в одночасье вознесло почти на самую вершину местного политического Олимпа крайне правого депутата Жаира Болсонару, который на протяжении трех десятков лет занимал маргинальное место на политической арене страны. Что же означает для Бразилии, региона и всего мира стремительный и никем не предсказанный взлет политика, выстроившего свою карьеру на бескомпромиссных, скандальных, а подчас и оскорбительных высказываниях?

В Бразилии у населения есть запрос на сильную руку на вершине власти. Фото: EPA В Бразилии у населения есть запрос на сильную руку на вершине власти. Фото: EPA
В Бразилии у населения есть запрос на сильную руку на вершине власти. Фото: EPA

"Тропический Трамп". Или скорее Дутерте?

Если говорить о политической модели, то Болсонару никогда не скрывал ностальгии по временам военной диктатуры 1964-1985 годов, в период которой он служил в вооруженных силах страны. Военный переворот, положивший начало правлению хунты, он называл "защитой демократии". Болсонару критиковал чилийского диктатора Аугусто Пиночета за то, что тот недостаточно активно ликвидировал своих оппонентов.

Западная пресса называет его "тропическим Трампом". Такое сравнение уместно в том смысле, что, как и американский миллиардер, Болсонару оседлал могучую волну разочарования в правящих элитах, эксплуатируя националистическую и консервативную риторику. Но, если говорить о его портрете как политика, о биографии, взглядах и высказываниях, то на ум скорее приходит сравнение с президентом Филиппинских островов Родриго Дутерте.

Одна из наиболее острых проблем в Бразилии - эпидемия криминала и насилия. Решение, которое озвучивал Болсонару, аналогично методам Дутерте и сводится к тому, чтобы запустить военных и полицию в трущобы и фавеллы, где дать им карт-бланш на ликвидацию преступников без суда и следствия, даже если это обернется гибелью мирных жителей. Вот одна из цитат Болсонару на эту тему: "Голосованием в этой стране перемен не добьешься. К сожалению, что-то изменить можно только гражданской войной и той работой, которую не доделал военный режим. Надо убить тысяч 30 человек, начиная с экс-президента Фернандо Энрике Кардосо. Если при этом погибнут несколько ни в чем неповинных человек, ничего страшного".

Болсонару известен крайне консервативными взглядами, которые он отстаивал, не стесняясь самых жестких выражений. Вот только некоторые из его высказываний. О сексуальных меньшинствах: "Пусть мой сын лучше погибнет в автокатастрофе, чем я увижу его встречающимся с парнем". О методах борьбы с криминалом: "Я за пытки, и люди вокруг тоже". В адрес коллеги-депутата: "Ты настолько уродливая, что я даже насиловать тебя не стал бы". Он также предлагал ввести обязательную медикаментозную кастрацию виновных в сексуальном насилии, называл потомков рабов "недостойными потомства", резко критиковал беженцев из стран Африки и Гаити, а также представителей нехристианских религий.

Впрочем, на экономическом поприще планы Болсонару не столь радикальны. Заигрывая с финансовой элитой Бразилии политик признался, что в экономике совсем не разбирается, а потому в случае победы поручит ее своему "чикагскому парню" Пауло Гедесу. Последний получил образование в Чикагском университете и придерживается неолиберальных убеждений. Болсонару обещает вытащить страну из экономической стагнации, снизить безработицу и инфляцию, до которых, по его версии, Бразилию довели как Партия трудящихся во главе с Дилмой Руссефф, так и правые центристы с Мишелем Темером.

Как Бразилия пришла к Болсонару?

За бескомпромиссную риторику конкуренты навесили на Болсонару все мыслимые негативные ярлыки - диктатор, фашист, расист, гомофоб, сексист. Все это не помешало его стремительному взлету.

Комментаторы отмечают, что избирателям не обязательно нравится такой стиль Болсонару, или они поддерживают все его сумасшедшие высказывания. Дело в другом. Бразильцы глубоко разочарованы правящим классом, который в последние годы провалился на всех уровнях власти и продемонстрировал полную неспособность решить наболевшие проблемы, наоборот, усугубив их. А правящий класс увлечен внутренней борьбой и переводит стрелки, не желая ни признавать фундаментальные проблемы, ни брать ответственность за их возникновение, что только усугубляет впечатление его оторванности от нужд простых граждан. В такой ситуации все более привлекательным оказывается запрос на снос существующей системы, а не на ее сохранение. И любой, кто позиционирует себя врагом элит, оказывается другом для массы разочарованных бразильцев.

Что первый тур выборов говорит о втором?

Левые и центристские силы в воскресенье с облегчением выдохнули, когда стало ясно, что Болсонару не наберет необходимых 50 процентов для победы в первом туре. Но радоваться им преждевременно. Болсонару не добрал лишь 4 пункта и теперь является безусловным фаворитом второго тура выборов 28 октября. Ему будет противостоять кандидат Партии трудящихся и бывший мэр Сан-Пауло Фернанду Хаддад (набрал 29 процентов голосов), который стал лидером левого политического фланга после того, как до выборов не допустили экс-президента Лулу да Силву, отбывающего срок по обвинениям в коррупции.

О высоких шансах Болсонару говорит не только его большое преимущество над конкурентом в первом туре, но и победы его сторонников на выборах регионального уровня по всей стране. Его сын Эдуардо Болсонару был переизбран в федеральный парламент от Сан-Пауло с рекордным за всю историю страны числом голосов, отданных за кандидата в конгресс.

Триумф Болсонару стал черным днем для бразильских социологов, недооценивших мощь крайне правой волны, захлестнувшей Бразилию. Результаты соцопросов установили антирекорд точности. Взять хоть выборы губернатора штата Рио-де-Жанейро. За день до голосования социологи называли фаворитом бывшего мэра одноименной столицы штата Эдуардо Паэса (27 процентов), за которым следовал футболист Ромарио (17 процентов) и малоизвестный представитель правых сил Вилсон Витсель (17 процентов), который вообще никогда не принимал участие в выборах. Витсель выиграл выборы с ошеломительным преимуществом, превзойдя прогнозы социологов на 24 (!) процентных пункта. Итоговый результат: Витсель - 41 процент, Паэс - 19 процентов, Ромарио - 9 процентов. Экс-президент Дилма Руссефф считалась безусловным фаворитом в борьбе за кресло в сенате от штата Минас-Жерайс, опережая в опросах ближайшего из конкурентов на 10 процентов. В итоге она финишировала лишь четвертой, а первые две строчки заняли кандидаты правых партий.

Помешать избранию Болсонару может только широкая коалиция всех остальных сил. Многое будет зависеть и многочисленных бразильцев, проигнорировавших выборы или голосовавших против всех. Хаддад позиционирует себя последним оплотом демократии. Но после предвыборной кампании бразильское общество поляризовано как никогда за последние десятилетия, а сам термин "демократия" для значительной части населения стал чуть ли не ругательством.

С учетом того, какую репутацию Болсонару заработал за три десятилетия, сложно представить, что попытки противников очернить его окажутся успешными. Поддержавшие его люди прекрасно отдают себе отчет в том, кого они поддержали.

Сам Болсонару навешивает ярлыки и играет на контрастах не менее уверенно, чем его противники. После победы в первом туре кандидат заявил, что Бразилия "на грани", и теперь может пойти либо по его дороге "процветания, свободы, семейности", либо же рухнуть в "пропасть коммунизма" по траектории Венесуэлы.

Здесь, опять же, можно провести аналогии с путем Донадьда Трампа, который за свою избирательную кампанию, казалось, перешел все границы. Конкуренты называли его угрозой американской демократии и всем ценностям. Тем не менее избиратели усадили его в кресло в Овальном кабинете Белого дома.

Что означают выборы для Бразилии, региона и всего мира?

Крупнейшее государство Южной Америки вот уже более века оправдывает меткую цитату почти столетней давности о том, что "Бразилия - страна будущего, и навсегда ею останется". В последние годы страну лихорадило от политических коррупционных кризисов, социального и экономического неравенства, насилия.

Если сравнивать возможную победу Болсонару с триумфом Дональда Трампа в США, то следует учитывать, что в Америке функционируют крепкие демократические институты, которые, как показала практика, во многом способны сдерживать уж слишком революционные порывы президента. Бразильская демократия по возрасту почти на порядок моложе американской, а потому неясно, что сможет удержать Болсонару от претворения в жизнь наиболее радикальных задумок.

Бразилия - восьмая экономика и пятая по численности населения страна планеты. Традиционно государство считается региональным тяжеловесом, задающим тон в латиноамериканском мире. Полтора десятилетия назад казалось, что регион совершил долгосрочный поворот налево, ведь социалистические силы стремительно завоевывали популярность и находились у руля в Бразилии, Венесуэле, Эквадоре и других странах континента. Но сегодня регион вновь качнуло вправо и результаты первого тура в Бразилии - наглядное тому подтверждение.

Наконец, непредсказанный триумф Болсонару - очередной тревожный звонок правящим элитам в тех странах, где правые и националистические течения в последние годы набирали популярность. Сенсационные результаты референдума по брекзит и выборов в США в 2016 году без преувеличения потрясли западный мир. После того, как правые и националистические силы уступили сначала в Нидерландах, а позже во Франции, западный правящий класс немного успокоился. Но, каким бы ни был результат второго тура выборов в Бразилии, первый раунд показал - передышка была временной. "Дело Трампа" живет, а потому, если правящий класс в этих странах не продемонстрирует способности к самокритике и трансформации, главные потрясения для него еще впереди.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

В мире Южная Америка Бразилия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники