"Он искал любовь всю жизнь"

Рами Малек рассказал о том, как готовился к роли Фредди Меркьюри

Журнал
    24.01.2019, 15:55

Рами Малек, так кстати заменивший Сашу Барона Коэна в роли Фредди Меркьюри в биографическом фильме "Богемская рапсодия", удостоился похвалы даже со стороны тех, кто критиковал саму картину. Успех Малека закрепили крупнейшие кинопремии: он уже выиграл "Золотой глобус" за лучшую мужскую роль, а также получил аналогичные номинации от жюри "Оскара" и BAFTA.

Завтра оценить игру актера можно будет в онлайн-кинотеатре ivi, где состоится сетевая премьера расширенной версии "Богемской рапсодии". А сегодня, вслед за беседой с музыкантами Брайаном Мэем и Роджером Тейлором, "РГ-Кинократия" публикует еще один эксклюзив: Рами Малек сам рассказывает о своей роли и о роли Queen в своей жизни.

Что для вас значат песни Queen?

Рами Малек: Они живут вне времени. Музыка Queen - это глобальное явление, она переходит границы между поколениями и культурами.

Больше никто не создавал таких стадионных гимнов, как группа Queen...

Рами Малек: Они практически придумали этот жанр. И особенно эти две песни - We Are The Champions и We Will Rock You, они действительно написаны для исполнения вместе со зрителями, и ни одна группа такого не добилась. В этом уникальность Queen. Они исполняют песни типа We Will Rock You или We Are The Champions, и абсолютно все на огромном стадионе поют и двигаются в унисон с группой. Эти песни объединяют людей. 

Какая была ваша первая реакция, когда вас пригласили сыграть Фредди Меркьюри?

Рами Малек: Сначала был шок. Как актер я считаю, что невозможно сдержать восторг в такой ситуации, особенно если тебя пригласили на роль Фредди Меркьюри. Поэтому сначала взлетаешь до небес от счастья, а потом резко начинаешь понимать, какой груз на тебя ложится: ты будешь играть легендарного человека, живущего в сердцах миллионов, одного из самых талантливых  музыкантов всех времен. Можно себе представить эту огромную ответственность. Плюс актерские амбиции. Я сразу начал думать, как же я буду воплощать этого уникального и великого человека.

Тогда вам была хорошо знакома музыка Фредди и группы Queen?

Рами Малек: Да. Я не думаю, что найдется человек, который не знает хотя бы одну песню Queen.

Как вы готовились к роли?

Рами Малек: Я начал внимательно изучать его песни, чтобы определить основные темы, и через песни попытаться понять самого Фредди. Я думал, что человек, который с такой страстью писал свою музыку, выражал в ней свои самые потаенные чувства.

Вы нашли основную тему его песен?

Рами Малек: Несомненно, это любовь; поиски любви, отчаянная потребность в ней и невозможность ее найти. Он искал любовь всю жизнь. Еще одна важная тема - поиски себя. Я начал с самого начала, с его детства. Будущий певец родился в Занзибаре, его совсем юным отправили учиться в школу-интернат в Бомбее. Потом он вернулся в Занзибар, где в то время разгорелась революция, и его семья была вынуждена искать убежище в Англии. Вот он уже здесь, и его зовут Фаррух Булсара. Он определял свое детство как "переворот в воспитании", и я попробовал примерить это на собственную жизнь, потому что я сам американец в первом поколении. Мои родители переехали в Америку из Египта, чтобы дать мне лучшую жизнь, и когда я сказал им, что собираюсь стать артистом, ситуация сложилась совсем непростая. Поэтому я кое-что понимал, и это отчасти облегчало мою задачу - создать образ суперзвезды Фредди Меркьюри. У этой медали две стороны: музыкант на сцене и молодой человек, отчаянно пытающийся найти себя в этой новой стране, используя весь свой талант и упорство. А когда такая возможность появилась, он поднялся на заслуженную высоту.

На наших глазах на экране происходят также физические изменения. Мы видим, как вы в образе Фредди превращаетесь из застенчивого юноши, который пришел в неизвестную группу, в блестящего артиста, способного приковать к себе многомиллионную аудиторию, как это было во время концерта Live Aid. Это тоже было частью поиска его образа?

Рами Малек: Когда я об этом думаю, меня охватывает дрожь, потому что он действительно это сделал: он стал другим. Это все тот же Фредди, но уже в другом воплощении, и мне кажется, это прекрасно. Он ничего не прячет, это вовсе не две маски одного человека, это все он. Он таким хочет быть в данный момент и в данной ситуации, и меня это очень привлекает. Я смотрел одно интервью, где он сказал, что на сцене он может изображать мачо, каким его все хотят видеть. Я думаю, что это заметно во время его выступлений в 80-е, когда он выбрасывает руки вверх, сжимая кулаки и увлекает за собой всю аудиторию лишь взмахом руки. Хотя в молодые годы, когда он искал свой образ, он много и хаотично двигался на сцене, в нем была какая-то летучесть. Я начал именно с этого и постепенно изменял образ своего героя. Самым важным, конечно было то, что я начал искать людей, которые могли бы мне помочь собрать все воедино.  

Как вы это делали?

Рами Малек: Я помню, что когда мы собирались снимать сцены концерта Live Aid, я сказал себе: "Так, я знаю, что за день до выступления Фредди не обдумывал то, что он будет делать на сцене". Он не думал о том, как он будет двигаться во время выступления, все происходило само по себе, в зависимости от его ощущений, это всегда была импровизация. Продюсеры предлагали поработать с хореографом, но я сказал, что здесь нет ничего постановочного. У него не было ничего подготовленного заранее. Слово "постановка" просто несовместимо с именем Фредди Меркьюри. Я хотел найти человека, который бы понимал, как двигался Фредди, и почему именно так. И я нашел специалиста по технике движений. Эдди Редмэйн в фильме "Вселенная Стивена Хокинга" произвел на меня сильное впечатление, и я провёл много времени, изучая, как он играет Стивена Хокинга. Я сказал себе: "Вот это не постановочные движения". Я понял, что Эдди занимался с тренером по технике движений. Я встречался с разными людьми и нашел Полли Беннетт, которая обучает именно технике движений.  У нее фантастическая методика. Она понимала, с чего нужно начинать, и мы просто говорили о прошлом Фредди, о его юности, о том, как показать его застенчивость.

Как?

Рами Малек: Например, то, как он сидит на диване, как берет чашку с чаем или прикрывает рукой рот, потому что у него крупноватые зубы. И как со временем он научился всем этом управлять, потому что ему стало легко быть самим собой. Это объяснило мне, почему он в начале был такой неуправляемый, а со временем приобрел сценическую уверенность и уверенность в своей физической форме. Полли оказала мне в этом неоценимую помощь.

Когда Брайан Мэй и Роджер Тейлор первый раз услышали, как ты поешь песни Фредди? И как они реагировали?

Рами Малек: О, это было что-то невероятное (смеется). Получилось довольно интересно. Я отправился в студию на Эбби-роуд, чтобы все записать, что само по себе уже незабываемое впечатление. Это святилище звукозаписи, все стены увешаны фотографиями знаменитостей, которые там записывались, атмосфера очень воодушевляющая. В последний день, когда нам пришлось записать недостающие фрагменты, я немного поиграл на пианино, которым пользовалась группа The Beatles. Это было нечто. Этот фильм вызвал во мне целую бурю эмоций, но вы даже не можете представить всей силы этих чувств. Я записывал песню Фредди, и Брайан с Роджером были рядом. Это нельзя ни с чем сравнить. Я думал, что они смотрели мои записи до приезда на студию, но во время разговора понял, что они их не видели. И мне пришлось смотреть на себя, изображающего Фредди, впервые в жизни, находясь между двумя людьми, которые знали его лучше всех. Можете только представить, как я переживал. Но я сразу понял, что я могу так двигаться. Я могу так зажигать. Из этого я черпал всю свою уверенность. Во время работы я также понял, что смогу передать его застенчивость и умение установить контакт с публикой во время выступлений. Самым сложным для меня оставалось пение.

Что вам сказали Брайан и Роджер?

Рами Малек: Роджер, как всегда, был спокоен и сдержан, а Брайан, который внимательно меня изучал, сказал несколько приятных слов, что меня очень тронуло. Я полностью выложился во время подготовки к записи, желая отдать должное этому великому музыканту, и одобрение с их стороны стало для меня огромной поддержкой.

Вы сказали, что во время работы над фильмом "Богемская рапсодия" испытывали целую бурю эмоций. Расскажите об этом поподробнее.

Рами Малек: Прежде всего, сама работа строилась необычно. Конечно, всегда есть взлеты и падения в процессе, но в результате все мобилизуются и вместе двигаются вперед. 

Давайте поговорим об отношениях Фредди с Мэри Остин.

Рами Малек: Для Фредди Мэри была всем, и удивительно, что так мало известно о том, какое влияние она оказывала на его жизнь. После просмотра фильма все будут об этом знать. Он называл Мэри любовью всей своей жизни и посвятил ей легендарную песню Love of My Life. Всю жизнь она оставалась его верным другом. Она понимала его так, как никто и никогда, и он ее тоже. На протяжении шести лет у них были романтические отношения, и они сохранили тесную связь до конца жизни Фредди. Он считал ее своей неофициальной женой и доверял ей как никому больше. Я думаю, что без Мэри не было бы Фредди Меркьюри, которого мы сегодня знаем.

Фредди ото всех скрывал свою сексуальную ориентацию. Вы считаете, что это просто связано с тем, что были другие времена?

Рами Малек: Самое удивительное, что он сам практически никогда не говорил о своей сексуальной ориентации и этой стороне своей жизни. Он был вне стереотипных ярлыков, которые обычно приклеивают. Он никогда особенно не скрывался. Он просто был самим собой. И я думаю, что это делает его еще более легендарным, если только это возможно. Поэтому он настолько понятен каждому.

Какая у вас любимая песня Queen?

Рами Малек: Очень трудно выбрать любимую песню, но мне нравится композиция Брайана Hammer to Fall (из альбома The Works). Это великая песня. Но для меня это равносильно тому, как выбрать любимого ребенка. Музыка Queen будет жить вечно.