Марк Хэмилл: Нет ничего плохого в том, чтобы быть нёрдом или гиком

Журнал
    09.03.2019, 15:26
Текст:   Дмитрий Сосновский (Прага - Москва)

Во время съёмок второго сезона "Падения ордена" его главная звезда Марк Хэмилл встретился с журналистами. И рассказал много интересного: о том, как узнал о перезапуске "Звездных войн", о своих отношениях с Кэрри Фишер и фанатами, о своей новой роли. И - немного о себе.

Как вы относитесь к гикам и поп-культуре, которой они самозабвенно поклоняются?

Марк Хэмилл: Однажды я как-то описывал типичных фанатов "Звездных войн", их страсть, их взгляды на сагу. У них есть собственнические чувства по отношению к ней, потому что они потратили на неё кучу времени - годы, - изучая персонажей и их истории. И тут я понял: я же самого себя описываю! Я ведь совершенно то же самое чувствую. И это может стать причиной проблем, ведь это мешает объективно следить за сюжетом. Я - как музыкант, которому нужно исполнить композицию, но мне при этом не обязательно должна нравиться мелодия.

Как вы смотрите на то, что "гик-культура", ранее бывшая достаточно закрытой, стала теперь неотличимой от мейнстрима?

Марк Хэмилл: По-моему, так называемые "гики" и "нёрды" всегда существовали, только не признавались. Да, их культура была не доминирующей, а довольно закрытой. Я, кстати, не вижу в этом прозвище ничего уничижительного, ничего плохого в том, чтобы зваться "нёрдом". Когда я был маленьким, мне нравились комиксы и мультики, я много смотрел телевизор. Глядя на своего отца, который был очень серьёзным и совершенно этим не интересовался, я думал: какого возраста должен достигнуть человек, чтобы ему перестали нравиться The Beatles? Или там Джерри Льюис? И в итоге я понял, что у меня, должно быть, какая-то задержка в развитии, ведь я действительно люблю и сейчас то, что любил в детстве. Кое-что даже сильнее. Потому что в детстве я больше смеялся, а теперь могу оценить человечность этих фильмов. И я увидел это в сценарии "Звездных войн". Но я бы никогда не подумал, что кинокомиксы будут настолько популярны.

Я был в восторге, когда сняли "Супермена" - первого, с Кристофером Ривом. Мне нравился Бэтмен, когда его показывали по телевизору, Фрэнк Горшин в роли Загадочника - до сих пор один из моих самых любимых злодеев. Возможно, настанет момент, когда супергеройских фильмов станет уже слишком много, и всё изменится. Может быть, они заменили вестерны - я не так уж хорошо езжу на лошадях, потому что вестерны не снимают, так что это сейчас не нужно. Но, возможно, вестерны и вернутся со своими классическими сюжетами о противостоянии добра злу. Я за всем не успеваю - я стараюсь следить за супергеройским кино, но есть масса фильмов, которые проходят мимо меня.

Я надеюсь, что они не уничтожат культуру малого независимого кино. По-моему, культура адаптируется к новым условиям: есть Netflix, Hulu и прочие способы распространения фильмов. Сохраняется место для фильмов вроде "Трёх билбордов" - в противовес "Мстителям" и вот этому всему. Так что есть надежда, что маленькие особенные фильмы никуда не денутся. Сейчас можно снять фильм либо за три миллиона, либо за триста миллионов. Золотой середины, похоже, больше нет.

Вы много работаете на озвучке…

Марк Хэмилл: Мне никогда не предложат сыграть Джокера в игровом кино: ростом не вышел. Им нужен человек с ростом Джеффа Голдблюма - как минимум. Впрочем, Джокер бесконечно далёк от Люка.

Что хорошо в работе на озвучке - тебя выбирают ушами, а не глазами. Поэтому я сыграл русских героев, итальянских… Чехов вот, правда, не играл. Зато играл австралийцев, носителей кокни и классического английского. Я научился имитировать разные акценты.

Раньше я думал, что есть неписаный закон Голливуда, в соответствии с которым акценты имитировать позволено только Мерил Стрип. А так, если им нужен британский акцент, они нанимают британца.

Кстати, что вообще за мода сейчас у британцев браться за всё американское: британский Бэтмен, британский Супермен?.. Мы ведь не приходим к ним и не играем британских супергероев! Но, если серьёзно, они отлично сыграли, так что не пишите мне гневных писем.

Что касается акцентов, я очарован их музыкой. Но мне всегда было интересно: а что, если бы существовал единый универсальный язык? В мире было бы куда больше понимания. Ведь некоторые языки очень сложные. Китайский, например. Русский, по-моему, тоже очень сложный. Нидерландский. Я вот только по-канадски могу говорить, по-австралийски и по-английски (смеется). И всё.

Как вы относитесь к соцсетям? Вы там довольно активны.

Марк Хэмилл: Я вообще не собирался в это втягиваться. Однажды я снимался в низкобюджетном фильме Sushi Girl, и у его создателей не было денег на раскрутку, так что они попросили меня написать о нём в Twitter . Я ответил: "Ну, если вы мне объясните, что такое Twitter, я согласен". Они объяснили, я написал, фильм вышел - и я о нём забыл. А потом моя дочь, которая в курсе этого всего, сказала: "Пап, ты давно не твитил". Я говорю: "И что?". А она: "Если хочешь отдачи, тебе нужно поддерживать жизнь в своём блоге". Я, честно говоря, так не думал. Я так не думал, даже когда регистрировался. А потом я понял, что это что-то вроде обмена маленькими письмами с фанатами.

Раньше у меня была привычка по утрам разгадывать всякие головоломки из газет. А теперь я иду в Twitter. Мне нравится, что там можно подписываться на интересных людей. Я вот читаю нескольких журналистов, от которых кое-что новое узнаю. Это очень полезная штука. Но вообще, конечно, надо немного сбавить обороты. Ну правда - кому интересно, что я там думаю?

Очень многим!

Марк Хэмилл: Нет, ну конечно, я понимаю, о чём вы. Я могу сказать: у меня три миллиона подписчиков (это правда - "РГ-Кинократия"). На что дочь мне ответит: "Пап, у Джастина Бибера - 78 миллионов" (на момент публикации уже 105 - "РГ-Кинократия"). Так что я на 75 миллионов отстаю от него…

Кажется, у Кэти Перри больше всего подписчиков - около ста девяти миллионов, что ли (чуть меньше, 107 миллионов - "РГ-Кинократия"). Прекрасно, я и не знал, что она так популярна. Это теперь такое мерило популярности. Почти научное: "Цифры свидетельствуют, что Эллен Дедженерес на шестьдесят пять процентов популярнее, чем я".

А ещё Twitter некоторые используют как удобное средство для того, чтобы вас оскорблять, обращаясь к вам напрямую. Знаете, раньше люди не тратили время на то, чтобы писать письма с содержанием вроде: "Дорогой мистер Хэмилл, я считаю, что вы - отстой. Вы отвратительный актёр. Желаю вам скорой смерти. Искренне ваш Джон Смит". Сейчас это почти не требует никакого времени. Всего несколько движений пальцев достаточно для того, чтобы оскорбить того, с кем вы не согласны - из-за политики или из-за его творчества. Или ещё чего-нибудь.

Я, кстати, никого никогда не баню. Даже тех, кто ненавидит во мне вообще всё. Я их читаю и думаю: "Хе, прикольно". Иногда я даже ставлю своим ненавистникам лайки - чтобы подразнить.

Один раз кто-то мне написал: "Единственное, что меня в вас радует, - это то, что вы старый и скоро умрёте". И я подумал: "Ого, это прям квинтэссенция ненависти!". Так что я поставил ему лайк. Он старался и заслужил его. Кроме того, я надеюсь, что это их немного сбивает с толку. Они должны думать: "Чёрт, я же хотел в душу ему плюнуть, чего он меня лайкает-то?".

Но я всё же баню тех, кто мне угрожает физическими увечьями и грубо выражается. У меня в подписчиках много детей, им не нужно этого видеть. И я их стараюсь ограждать от этого.

В чём вы хороши и в чём - не очень?

Марк Хэмилл: Ну, например, я действительно хорошо учился в школе. Впрочем, не так хорошо, как брат. Который теперь доктор Хэмилл. Он - гордость семьи, давайте это признаем. По-моему, мне легко даётся общение с людьми, мне они нравятся. Думаю, если бы я не занимался тем, чем занимаюсь, я бы стал учителем. В моей жизни были учителя, которые для меня очень много значат. Я им чрезвычайно благодарен. Кое-что об этом я понял только со временем. В чём я плох? Дайте подумать... Математика. Вычисления в уме (смеётся).

Второй сезон "Падения ордена" в России можно будет увидеть в онлайн-кинотеатре ViP Play. Премьера - 26 марта.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники