Марк Хэмилл: "Падение ордена" - это "Игра престолов" без драконов

"Люк Скайуокер" рассказал о своей новой роли

Журнал
    10.03.2019, 17:33
Текст:   Дмитрий Сосновский (Прага - Москва)

Создателям "Падения ордена" удалось заполучить для второго сезона самого Марка Хэмилла. Во время съемок он уделил час журналистам, пошутив с представителями российской прессы ("Кто из вас участвовал в предвыборной кампании Трампа?") и рассказав много интересного - о новых "Звездных войнах", о Кэрри Фишеро своём Twitter. И, конечно, о своей новой роли, которую неизбежно сравнивают с Люком Скайоукером.

Что вас заинтересовало в "Падении ордена"? Что заставило согласиться на эти тяжелые съемки в гриме и костюме?

Марк Хэмилл: Да, это была дикая проблема для меня! Знаете, я ведь много работал на озвучке мультфильмов. Куда можно было прийти в шортах и футболке - всем до лампочки. Меня совершенно огорошила первая примерка. Меня всё одевали, одевали, одевали - слой за слоем, слой за слоем - наплечники, доспехи, ремень, меч, топор, эти жуткие сапоги… Бедная ассистентка, которая меня одевала, просто выбилась из сил, ещё надевая только один сапог - пришлось взять паузу, чтобы она отдохнула. Да, это сложно - больше часа гримировки ежедневно: три шрама, борода и так далее.

Я до этого никогда не слышал об этом сериале. И, в общем, никаких планов не строил. Знаете, в моём возрасте провести весь день в пижаме - это успех. Возиться в саду, с собаками, ворчать на детей… И я посмотрел сериал просто для развлечения, не строя никаких планов приехать сюда, в Чехию. Я увлёкся, потому что он переносит зрителя в другое место и другое время. И у меня было несколько романтизированное представление о нём - в духе Рыцарей Круглого стола: сир Ланселот, король Артур и так далее. Я смотрел "Камелот", "Айвенго" и прочие классические фильмы. А ведь речь о жестоком времени, когда уровень смертности был невероятно высок, а пожилыми считались сорокалетние.

И минут через 20 после начала просмотра я подумал: "Ого! Мне надо этим заняться!". Мне обычно такое не предлагают - историческая драма с британским актёрским составом. Некоторые вещи ты делаешь просто потому, что делаешь их впервые. Как, например, в случае с "Большой красной единицей" - я никогда до этого не снимался в фильме о Второй мировой и хотел поработать с Ли Марвином и Сэмом Фуллером. Нужно искать вызовы, выходить из зоны комфорта. И этот проект, безусловно, из таких. Мой персонаж - на самом деле не из приятных, он жёсткий, жадный. И мне польстило, что мне предложили эту роль. Повторюсь - нужны вызовы, нужно что-то, что требует преодоления.

Мне понравился сериал. Актеры прекрасные, ими выполнена невероятно тяжёлая работа. И сейчас у нас тоже потрясающая съёмочная команда и прекрасные актёры. Я отлично провожу время - это изматывающе, но весело.

Тяжело было стать средневековым рыцарем? Приходилось что-то особенное делать для этого?

Марк Хэмилл: Конечно, мне пришлось брать уроки верховой езды. Я не сидел на лошади с 1974 года. Вестернов больше не снимают потому что! Если бы снимали, я бы, может быть, лучше ездил верхом. Хорошо, что лошадей я не боюсь и довольно уверенно чувствую себя в седле. Ну и ничего сверхординарного от меня не требовалось.

Вы говорите, что никогда раньше не делали ничего подобного, однако рыцарь - ваш главный образ…

Марк Хэмилл: Ха-ха, ну да, как только я согласился, все в интернете сразу начали кричать: "А-а, он опять играет рыцаря!".

Но есть ли в этих образах ещё что-то общее?

Марк Хэмилл: Очевидно, что Джордж Лукас повлиял очень на многое. И, конечно, с другой стороны, рыцари сильно повлияли на персонажей, которых он создавал. Когда я впервые прочитал сценарий "Звездных войн", я думал: "Ого, это же вестерн. А это - как фильм о Второй мировой. А это - как фильм о пиратах". Там смешались все эти жанры, так что всё новое - это хорошо забытое старое. Безусловно, на его оказали влияние эти вещи: рыцарская целеустремлённость, доблесть, правильные поступки ради великой цели. Никаких сомнений. Но в остальном я не вижу ничего общего у Люка и Талуса.

Совсем?

Марк Хэмилл: Гм. Ну, вообще, знаете, Люк ведь очень сильно меняется, он очень разный в первой и второй трилогиях… Но я сейчас опять заработаю на свою голову неприятности. Я ведь дал зарок - больше не говорить об этих фильмах. Потому что, на мой взгляд, куда важнее, чтобы зритель их увидел. Та же история с социальными сетями, с которыми я неслучайно не хотел иметь дела. Вот ты что-то написал - и через 24 часа это уже повсюду цитируется.

Скажем так, Люк - вымышленный персонаж, он идеализирован, он воплощает надежду и оптимизм. По крайней мере - воплощал. А Талус - человек, имеющий большее отношение к реальной истории. Ну, он не на сто процентов историчен, конечно, хотя это и канал History. Том Каллен, и Саймон Мерреллс, играющие Лэндри и Танкрида соответственно, провели огромную исследовательскую работу и посоветовали мне кое-какую литературу, чтобы я не ограничивался "Википедией". Это очень увлекательная эпоха, и я много раз обращался с уточняющими вопросами по тому или иному поводу к этим ребятам, потому что они действительно сведущи.

Не могли бы вы побольше рассказать о вашем новом герое?

Марк Хэмилл: Я играю учителя новобранцев, что-то вроде современного сержанта-инструктора по строевой подготовке. Он тренирует всех этих новичков, делает из них рыцарей-тамплиеров. И он суров. Хе-хе, знаете, мой отец был военным. И требовал дисциплины. Инспектировал наши комнаты и всё такое. И я думаю, он, глядя на то, как я воспитываю свою дочь, думал о том, как это яблоко упало так далеко от дерева.

Ну вот к вопросу о схожести персонажей - человек, прошедший войну и много страдавший, тренирующий новобранцев ордена…

Марк Хэмилл: Да, действительно. Честно говоря, я об этом совершенно не думал. Дело в том, что Талус - совсем другой человек, он совсем на Люка не похож. Скорее - на сержанта из "Цельнометаллической оболочки". Люк вызывает симпатию и жалость. Он - положительный персонаж, а не грубый и отрицательный.

Если Талус такой неприятный, грубый и строгий, зачем он возится с этими новобранцами?

Марк Хэмилл: Ну, он истинно верующий человек. Он абсолютно уверен, что делает правое дело. Он делает их палачами во имя Христа. Что абсурдно, ведь Иисус говорил: "Не убий".

В Талусе довольно много внутренних конфликтов, и не так просто разобраться в его личности. И в сценарии есть один эпизод, рассказывающий о его прошлом и позволяющий понять, почему он стал тем, кем стал. Нужно стремиться в образе к разнообразию, к какому-то развитию, не застревать на чём-то одном. У моего героя и у героя Тома - Талуса и Лэндри - очень интересная динамика в отношениях.

Талус тренирует новобранцев в тяжелые для ордена времена. Расскажите, с какими трудностями он сталкивается.

Марк Хэмилл: На них всё время нападают. Король Филипп их жестоко преследует и сжигает. Но авторы сериала довольно лихо обходятся с хронологией. Я не думаю, что они дойдут до того момента, когда орден Тамплиеров был окончательно разгромлен (по словам Саймона Мерреллса, во втором сезоне дойдут - "РГ-Кинократия").

Во втором сезоне, по-моему, девять эпизодов, и я появляюсь не во всех. Но они, опять же, могут обойтись со временем, как захотят - ужать его или растянуть.

Любопытно, что мой персонаж ни разу не встречается с представителями королевской семьи. Я ни разу не пересёкся ни с Эдом Стоппардом, играющим короля, ни с другими прекрасными актёрами, которые играют королевскую семью.

А у них лучше и декорации, и костюмы, живут они в роскоши (смеётся)… Я же живу в куда худших условиях.

Кто ваш любимый персонаж в первом сезоне "Падения ордена"?

Марк Хэмилл: Вы всё видите глазами Лэндри. Персонаж Тома Каллена - протагонист, и Том - прекрасный актёр, очень харизматичный.

Кроме того, он очень приятный человек. Я сначала немного беспокоился: вдруг у этого талантливого и симпатичного парня на самом деле неприятный характер. Знаете, на съёмках встречаются непростые люди. Но это не про него. Мы легко нашли общий язык и сразу стали общаться как старые друзья.

Да и с остальными актёрами тоже. Они все молодые - большинству около тридцати. И я о них никогда прежде не слышал. Но они все классные. Во многих сценах я их поучаю. И вижу в их глазах искренний интерес.

Очень легко отличить настоящих актёров от массовки. Люди в массовке - они довольно равнодушные. Хотя все они хорошие.

Я не отношусь к "Падению ордена" как к британской исторической драме. Для меня это скорее как "Игра престолов" без драконов.

"Падение ордена" смотрится актуально сейчас, как думаете?

Марк Хэмилл: Да, как известно, история имеет свойство повторяться. И мы можем учиться на своих ошибках. Меня очень огорчает, что Америка этого не делает. Вьетнам был ужасной ошибкой, но мы продолжаем эти бесконечные войны, как будто они оправданы. Возможно, мы обречены повторять свои ошибки снова и снова, но история кое-чему всё же может нас научить. Если мы удосужимся прислушаться к ней, конечно. С другой стороны, я вот ничему не учусь. Зато я летаю на личном самолёте (смеётся).

Вообще меня потрясло, насколько мировоззрение персонажей сериала далеко от моего. И то, как они жили, во что верили. Они были во многом очень примитивны. Медицина, наука… Была масса суеверий. Например, были люцифериане, поклонявшиеся дьяволу - полная противоположность вере тамплиеров.

Моё впечатление как зрителя: меня перенесли в другое время. О котором я, как оказалось, ничего не знал. И все мои романтические о нём представления исчезли. Поэтому я на это подписался.

Кстати, в сериале довольно мало женщин. Ну, по крайней мере, в той части, где снимаюсь я. При дворе их больше. В целом сериал очень мужской. Мы смотрели сериал с женой и - сейчас будет спойлер - там была сцена, где королеве делали кесарево сечение. И моя жена такая: "Ох, пожалуйста, только не показывайте это, только не показывайте". А я ей: "Дорогая, это же телевидение, конечно они этого не пока… О БОЖЕ МОЙ, ОНИ ПОКАЗЫАЮТ КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ!". Да, сериал очень натуралистичен, там много крови и насилия. Знаете, я в этом плане не слишком впечатлительный, и я знаю всю эту кухню и как это делается, как наносят грим, чтобы сымитировать страшную рану. Так что меня куда сложнее шокировать, чем, скажем, мою жену. Но, насколько я понял из слов Тома, Саймона и режиссёра, второй сезон ещё более брутальный и мрачный.

Дело в том, что на телевидении большая конкуренция между общественными и платными каналами, и последние пользуются тем, что могут себе позволить вещи, недоступные для общественных. "Клан Сопрано" это доказал. На общедоступных каналах нельзя ни материться, ни делать такие откровенные сцены - ничего из того, что мы так любим, но боимся признаться.

Исторические драмы, фантастика, фэнтези переживают очередной бум. С чем это связано, как думаете?

Марк Хэмилл: Люди хотят уйти от проблем, отвлечься от своей унылой работы или сложностей в личных отношениях. Вот, например, мой брат, он врач, помогает людям, лечит их. У него на стене висит диплом, подтверждающий, что он может вас разрезать и посмотреть внутрь. И я ему говорю: "Я бы, конечно, мог сыграть врача, но по сравнению с тем, что ты делаешь, то, что делаю я, - сущая ерунда. Мультики там, прочие глупости". Но он ответил: "Нет, моим пациентам нужен и такой способ временного бегства от проблем".

Что нужно, чтобы получился хороший сериал?

Марк Хэмилл: Самое главное, конечно, - сюжет. Потом - персонажи, которым можно сочувствовать. И я бы ещё назвал юмор. Мне он нравится даже в драмах. Например, "Собачий полдень" - один из моих любимых фильмов, и, по-моему, люди, забыли, насколько он смешной. Насколько человечный и понятный. Или вот "Бонни и Клайд". Помните, когда они, ограбив банк, выходят на улицу и не могут вспомнить, где припарковались! Это ведь бесценно! Это вызывает зрительский отклик. Вы можете сказать: "Я не могу сочувствовать человеку, который грабит банк с автоматом". Но я уж точно могу посочувствовать человеку, который забыл, где припарковался. Со мной вот такое бывало. И тогда это было совсем не смешно. На огромной парковке. Я и ещё четверо искали машину - каждый на своём этаже. Это было ужасно! Пять или шесть часов! Это довело нас до состояния полной фрустрации. Да, я думаю, этому очень даже можно сочувствовать.

Раз уж юмор - одна из трёх важнейших составляющих хорошего телесериала, как вы считаете, есть ли в "Падении ордена" что-то забавное? Что в нём наиболее развлекательное?

Марк Хэмилл: В "Падении ордена" есть элементы юмора, хотя они, конечно, ни в коем случае не основные. Некоторые вещи я действительно нахожу в нём забавными, пусть они и не в центре внимания.

Например, один из таких моментов, когда учитель сообщает новичкам, что на один укус требуется ровно семь жевательных движений. Ни больше ни меньше! И находит этому подтверждение в Библии - не знаю, где именно, - этот парень же истово верующий, настоящий фанатик. Мне, Марку Хэмиллу, это показалось довольно смешным. Я подумал: "Ого, какая точность!". Это ведь весьма строгое правило. Ладно если вы едите хлеб. А если что-то, на что потребуется больше семи жевательных движений? Это ведь целую стратегию надо разрабатывать в отношении того, как есть.

Но на этом всё не заканчивается! Он слышит, как один из новичков приглушённо говорит: "Я сделал девять движений при своём последнем укусе". И этот парень бросается к нему, хватает за шею и пихает пальцы в глотку, чтобы того стошнило. И это довольно жёстко. Хотя кому-то, вероятно, покажется уморительным. Я спросил: "Как мы вообще будем это снимать?". И это - то, что я особенно люблю: отправляться туда, где никогда не был, и сталкиваться с тем, с чем не сталкивался прежде. И сюжет для меня довольно непривычен, и даже мой герой чрезвычайно далёк от моего типа мышления. Так что это - большой вызов.

Второй сезон "Падения ордена" в России можно будет увидеть в онлайн-кинотеатре ViP Play. Премьера - 26 марта.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники