1 марта 2020 г. 12:30
Текст: Александр Томилин (аспирант)

Подвиги разведчика

Военный агент Александр Горлов, работавший в Лондоне, многое сделал для предотвращения русско-британской войны
В 1870-х гг. отношения между Российской и Британской империями сильно ухудшились. Хивинский и Кокандские походы русских войск 1873 и 1875-1876 гг. расширили владения России в Средней Азии. Это вызвало тревогу англичан за свои индийские владения.
Генерал А.П. Горлов.
Генерал А.П. Горлов.

Афганский ключ от Индии

С 1870-х гг. министр по делам Индии лорд Солсбери решил обезопасить "жемчужину британской короны" путем контроля над Афганистаном как буфером, защищающим Индию с севера. По поводу этой меры он говорил: "Мы не можем оставить ключи от ворот в руках сторожа сомнительной честности на особых условиях, которые он не обязан соблюдать"1.

Афганистан, ввиду своих природных особенностей (труднопроходимые горные цепи) служил отличным барьером для Индии. Однако эмир Афганистана Дост-Магомет-хан самого себя в роли английского сторожа не видел и проводил политику отстаивания суверенитета страны.

Ввиду столь напряженной политической обстановки в Петербурге нуждались в точной и достоверной информации о противнике. Задача сбора, обработки и доставки этой информации лежала на плечах русского военного агента в Лондоне.

Кто же оказался на этом важном посту?

Эмир Афганистана Дост-Магомет-хан.

Изобретательный офицер

С 1873 по 1882 г. эту должность занимал генерал-майор Свиты Его Императорского Величества Александр Павлович Горлов. Он родился в 1830 г., получил образование в Михайловской артиллерийской академии, служил в Артиллерийском комитете Главного штаба и был известным изобретателем. В частности, именно он создал новый артиллерийский лафет, прозванный "лафетом Горлова". В 1860-1870-х гг. он часто бывал в командировках в Северо-Американских Соединенных Штатах с целью ознакомления с тамошним вооружением, а с 1868 г. стал военным агентом в этой стране2. В 1873 г. было решено назначить его на аналогичную должность в Лондон.

Военные агенты занимались ведением разведки, были обязаны собирать информацию об устройстве и расположении, численности и составе сухопутных и морских сил, вооружении, военных реформах и обо всем, что касалось военного дела3. Приходилось посещать арсеналы, заводы, казармы4, штудировать книги, газеты, журналы, брошюры по специальным вопросам5, завязывать нужные контакты.

Сам Горлов свидетельствовал: "Ныне установившиеся средства наблюдения конечно далеко не совершенны, но все же они доставляют сведения, какие не получишь другим путем"6.

Спасите меня от моих друзей! Эмир Афганистана между русским медведем и британским львом. Карикатура в газете "Таймс". Ноябрь 1878 г. Фото: Getty Images

Если завтра война?

В 1875 г. произошло восстание в Боснии, положившее начало крупному кризису на Балканах, что грозило крахом Османской империи и возможным усилением России. Такая перспектива беспокоила Лондон. В донесениях Горлова за 1876-1878 гг. все чаще стала проходить информация о подготовке Великобританией войны против России. Целью Британии была защита морских коммуникаций от вероятной русской угрозы. Горлов, докладывая об этом в 1875 г., сообщал о проекте постройки англичанами в Турции железной дороги Константинополь - Багдад. Он просчитывал вероятности ее использования как средство сосредоточить войска из Бомбея для обороны Суэцкого канала, либо как коммуникацию, чтобы выдвинуться на соединение с турецкой армией и действовать против русского Закавказья7. В конечном счете все предположения таковыми и остались, поскольку постройка дороги не началась - у Турции не было денег на реализацию проекта.

Опасения вызывала и обстановка на Средиземном море. Согласно подсчетам Горлова, Великобритания могла за десять дней высадить в Турции до 20 000 человек. Этот авангард за 20-25 дней мог возрасти до 60 000 человек. Главнокомандующим назначался герой войн в Индии и Эфиопии лорд Нэпир Макдальский[8]. Сведения Горлова об активных военных приготовлениях англичан не остались без внимания со стороны военного руководства России, которое тоже задумывалось об угрозе такой войны9.

В 1877 г. началась Русско-турецкая война, Великобритания заняла позицию благожелательного к Турции нейтралитета. Горлов сообщал из Лондона, в чем конкретно выражалась такая линия англичан: на постройку укреплений вокруг Константинополя были посланы британские офицеры-инженеры10, турецкий флот пополнили британские моряки11, турецкую конницу обучал британский полковник Валентин Бекер, египетские контингенты - полковник Чарльз Гордон, а при командующем Кавказской армией Мухтар-Паше состоял генерал Арнольд Кемпбелл12.

Подобная информация была чрезвычайно важна и могла использоваться российскими дипломатами и военными при принятии тех или иных решений. Горлов исправно сообщал в Петербург об англо-турецком сотрудничестве. Например, о том, что англичане получили от турок заказ на изготовление 40 млн патронных гильз, были сделаны закупки артиллерии13.

Сама Великобритания не оставляла приготовлений к войне с Россией. Российские стратеги, в свою очередь, мечтали о занятии Константинополя и Черноморских проливов. Данные Горлова за 1877 г. о подготовке Британии к войне ложились в основу наших расчетов об обороне Босфора в случае английского десанта под Константинополем14.

В итоге Горлову удалось добыть и передать в Петербург в рапорте от 27 апреля (4 мая) 1878 г. британский план войны. Англичане намеревались высадить войска в Салониках, Галлиполи и Сирии, и там вместе с турками, румынами, греками, австрийцами и кавказскими горцами противостоять русским Дунайской и Кавказской армиям. Горлов писал, что войскам была поставлена задача быстрым маршем отрезать русских от путей сообщения, защитить Константинополь и оккупировать черноморские проливы15. Однако в организации войск царили большой беспорядок и путаница, чем Горлов предлагал воспользоваться, устроив засаду на месте высадки и уничтожить десант, или в случае благополучной высадки англичан применять тактику выжженной земли, угоняя скот и транспорт за линию обороны русских войск16.

Н. Дмитриев-Оренбургский. Сдача крепости Никополь 4 июля 1877 года. Эпизод Русско-турецкой войны. 1883 г.

Как избежать войны

Угроза войны с Англией заставила Петербург задуматься об ответных мерах. На Особом совещании 4 апреля в присутствии императора Александра II было решено дать асимметричный ответ - готовить отряды в Туркестане для похода в Индию через Афганистан, а также направить посольство к афганскому эмиру для заключения военного союза17. Эта миссия была возложена на генерал-лейтенанта Н.Г. Столетова, который отправился из Оренбурга в Кабул 9 июня.

Генерал Н.Г. Столетов.

Из Индии в Лондон полетели телеграммы с оповещением о русской миссии в Кабуле. Кошмар британских политиков стал явью - русские на пороге Индии! По словам Горлова, в военном министерстве Англии негласно было принято решение об уничтожении независимости тех азиатских стран, которые могли представлять потенциальную угрозу Индии18. Появление русской миссии в Кабуле стало для англичан удобным предлогом захватить Афганистан19. К тому же Индия перенесла несколько эпидемий голода, что вызвало сильное недовольство англичанами. Требовалось поднять британский престиж в Индии, обеспечить безопасность ее границ и отвлечь местное население от внутренних неурядиц. Все эти процессы Горлов сумел оценить вполне точно. В октябре 1878 г. действительно началась Англо-афганская война. В результате в Петербурге предпочли не идти на обострение. Миссию Столетова было решено отозвать, а эмиру Дост-Магомету запретили появляться в России20.

Генерал М.Д. Скобелев.

Ошибки и удачи разведчика

Горлов, который точно оценивал британскую политику в Индии и Афганистане, в анализе действий англо-индийской армии превратился в очень пристрастного критика. Он писал, что в тыловых частях царит полный беспорядок, части посылаются в бой необученными, охранение в походных колоннах и на биваках или плохое или отсутствует21 и посему не удивлялся поражениям, которые несли англичане в Афганистане в 1878-1879 гг. При этом, опираясь на свою тайную агентуру, он смог добыть как подробный план войны, так и списки войск, которые немедленно отправил в Петербург, а оттуда - в Ташкент, туркестанскому генерал-губернатору22.

Однако новая афганская кампания 1879-1880 гг. стала для англичан более успешной, ввиду проведенной реорганизации войск и переброски в Индию полков из Африки. Горлов этого не заметил.

Р. Симкин. 72-й Собственный герцога Олбани горский полк в битве при Пейвар-Котал (1878 г.). Эпизод Англо-афганской войны. Около 1915 г.

Летом 1880 г. Горлов писал, что в Англии русофобские настроения сошли на нет, осталось только равнодушие23. Покорение войсками генерала М.Д. Скобелева Туркмении воспринималось британской прессой как нечто неизбежное, однако настроение части общества было настороженным. Англичане боялись, что русские войска двинутся дальше в Афганистан.

На заседании британского парламента 28 июля (10 августа) 1880 г. министерству по делам Индии был сделан запрос - движется ли армия Скобелева на Герат. Ответ был таков, что надежных сведений нет, но и движения Скобелева на Герат не предвидится. Горлов пришел к выводу, что Англия не видит угрозы в этом походе, что позволяет России достичь всех поставленных целей в Туркмении.

Как итог - в феврале 1881 г. в результате 2-й Ахал-Текинской экспедиции туркменская крепость Геок-Тепе была взята, и с набегами туркмен было покончено.

Н. Каразин. Осада Геок-Тепе.

P.S.

В марте 1882 г. по состоянию здоровья Горлов оставил пост военного агента в Лондоне и был назначен инспектором Уральских заводов. Умер он в отставке в 1905 г.

1. Robson B. The road to Kabul. The Second Afghan War 1878-1881. L.-New-York.-Sydney., 1986. P. 40.

2. Ильина Т.Н. Военный агент А.П. Горлов. Биография // Victoria. Gloria. Fama. СПб., 2003. Ч. 4.

3. Алексеев М. Военная разведка России от Рюрика до Николая II. М., 1998. Кн. 1. С. 88-89.

4. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1879). Д. 1. Л. 12 об.

5. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1878). Д. 4. Л. 10.

6. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1879). Д. 1. Л. 14 об.

7. РГВИА Ф. 431. Д. 47. Л. 47.

8. РГВИА Ф. 431. Д. 48. Л. 88-91.

9. Газенкампф М.А. Мой дневник 1877-1878 гг. СПб, 1908. Приложение. С. 2.

10. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1877). Д. 4. Л. 1.

11. Там же. Л. 3.

12. РГВИА Ф. 431. Оп. 1. Д. 49. Л. 9 об.

13. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1877). Д. 4. Л. 114-115, 119, 134.

14. Особое прибавление к описанию Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1900. Вып. 2. С. 103.

15. РГВИА. Ф. 401. Оп. 3/927 (1878). Д. 15. Л. 17.

16. Там же. Л. 41.

17. РГВИА Ф. 1396. Оп. 2. Д. 103. Л. 27.

18. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1878). Д. 4. Л. 75.

19. Там же.

20. Милютин Д.А. Дневник 1876-1878. М., 2009. С. 490.

21. РГВИА Ф. 401. Оп. 3/927 (1879). Д. 4. Л. 3-4, 22.

22. Там же. Л. 9.

23. Там же. Л. 28 об.