2 сентября 2020 г. 01:00

"Куда я без земли?.."

Старейшего жителя снесенной московской деревни выселят последним
В московской деревне Терехово сносят последние три дома. Старейший житель деревни - 86-летний Николай Богачев - рассказывает о своей Родине, которую его заставляют покинуть.
Николай Богачев с родными возле своего дома в московской деревне Терехово. Фото: Артем Локалов
Николай Богачев с родными возле своего дома в московской деревне Терехово. Фото: Артем Локалов

- Да, фамилия-то у нас богатая. Только вот все богатство забирают, - грустно улыбается, встречая на крыльце дома, Николай Федорович.

Он только что закончил уборку - подметал на крыльце. Вспоминалась Дарья из распутинского "Прощания с Матерой", которая мыла пол в родной избе незадолго до затопления деревни из-за строительства водохранилища.

Николай Федорович свой дом построил сам - в 1960-м, вскоре после возвращения из армии. После свадьбы места в старом отцовском доме всем не хватало, надо было расширяться.

- Ну, вот я за два года и поставил этот дом. Потом, правда, еще лет десять за материал расплачивался, - рассказывает Николай Федорович.

Дом, который стоит уже 60 лет, смотрится браво. В 1980-х его разделили на две половины, вторая досталась сестре Николая Федоровича. Правда, все это время они жили одной дружной семьей. И конечно, остались бы на родной земле. Но от Терехова почти ничего не осталось. Ясно, что эту территорию все равно зачистят. От своих же.

- Мой отец получил землю под стройку дома на этом месте во время коллективизации - за то, что отвел в колхоз корову, лошадь и сам со всей семьей в колхоз вступил, - объясняет Николай Богачев. Говорит, что в архиве нашли все документы, подтверждающие это.

Отец Николая Федоровича воевал на Советско-финской и вернулся в Терехово с "той войны незнаменитой", что удалось немногим. Вскоре началась Великая Отечественная - и Богачев-старший прошагал до Кенигсберга:

- Вернулся весь израненный. Пока он воевал, я, семилетний, с матерью в колхозе работал. Здесь же, в Терехове. Коров пас и свиней. На этой самой земле, с которой меня теперь сгоняют. Так за что мой отец воевал, скажите? За что я работал здесь, ставил свой дом?..

Нет ответов на эти вопросы. Повисают в тишине одной из последних московских деревень. Деда вышли слушать внуки, а правнуки посапывают у них на плече. Под землей в Терехово уже тянут метро. Скоро здесь построят транспортно-пересадочный узел - под это официально и изымают земли у тереховчан-москвичей.

Про расселение этой деревни говорили с 1980-х. Кто-то уехал, получив компенсацию в 1990-х. Николаю Богачеву тогда предоставили трехкомнатную квартиру в Митино. Обещали в соседнем Крылатском, но обманули. Тогда же, в 1998-м, забрали документы на дом (их пришлось восстанавливать), но из-за кризиса не заплатили положенную, помимо квартиры, денежную компенсацию за землю, на которую можно было бы построить домик где-то в другом месте.

Нынешние чиновники, услышав от Николая Федоровича про компенсацию за землю, усмехнулись: "Верить никому нельзя". На вопрос "и вам тоже?" уже не сказали ничего.

Николай Богачев на крыльце своего дома. / Артем Локалов

Районный суд постановил, что Николаю Богачеву компенсация не полагается, он пошел с апелляцией в Мосгорсуд и сейчас ждет решения.

Люди, которые приходили сообщать о выселении (оно запланировано на 3 сентября), пожали плечами: "Суд? А смысл? Как скажем - так и будет".

Сестра Николая Федоровича Валентина Гусева за свою половину получила двухкомнатную квартиру и 1,5 миллиона рублей в качестве компенсации за землю. Ее брат - ничего.

- Но куда я без земли? Родную - забирают. Купить где-то еще - не на что, - говорит Николай Федорович.

И держится за крыльцо, которое сам ладил больше чем полвека назад.