Новости

27.10.2021 19:21
Рубрика: Общество

Можно и нужно ли быть деликатным в личных конфликтах, касающихся частной жизни людей

История известной актрисы Светланы Светличной, то ли исчезнувшей, то ли спрятанной в ожидании телеэфира по поводу личных и семейных проблем, заставила нас обернуться к этическим азам. Семья должна остаться в "красной зоне", закрытой от грубого вмешательства кого бы то ни было - от опеки до падких на сенсации чужих любопыств? Или все-таки нам нужен тонкий общественный контроль и службы медиации, позволяющие вернуть человеку чувство родства и дома? Эти вопросы сегодня обсуждают эксперты "РГ".


Семья - это самая деликатная сфера

Илья Слободчиков, профессор, доктор психологических наук:

Я согласен с мнением экспертов "Российской газеты", которые когда-то, после публикации книги дочери знаменитой Анни Жирардо, в подробностях рассказывающей о деменции матери, провели своего рода "красную черту": есть вещи, которые должны оставаться в семье, их нельзя, как ни в чем не бывало, рассказывать всему свету.

Семья - дело очень деликатное. И в достаточной степени это все-таки закрытый "институт". Я категорический противник того, чтобы все, что происходит в семье, предъявлялось обществу. Которому часто, уж простите за резкость, нет никакого дела до сути происходящего.

Единственное исключение из правила - жизнь и здоровье детей, безусловно, должны быть поставлены под контроль государства. Особенно если речь идет о насилии по отношению к детям и подросткам, такие истории должны очень жестко контролироваться и урегулироваться. Здесь нужно принимать самые решительные меры. И это не должно быть пустым трепом, нам нужны действенные механизмы предотвращения насилия, дети и подростки в таких случаях не должны быть оставлены без помощи. То же самое касается и стариков.

Нам надо устранить разрыв между прекрасными законодательными инициативами и реальной практикой их воплощения, тогда и ситуация изменится к лучшему.

Если мы говорим о защите пожилых людей и их интересов в семье, то надо обращать внимание на то, как у нас сегодня устроены и как реально работают социальные службы.

В них, конечно, как и везде, существует огромное количество подвижников и искренне заинтересованных, старающихся сделать что-то хорошее людей, но есть и забюрокраченность, и чудовищный формализм в их работе. И хорошо бы на это обратить внимание: наши соцработники порой работают "по касательной".

Важная тема - ответственность семьи перед своими членами. И тут хорошо бы обратить внимание на наш Семейный кодекс, часто совершенно не отвечающий реальным потребностям семьи, не защищающий ее членов, не регулирующий реальные отношения. Когда Семейный кодекс будет соотнесен со всей проблематикой, которая существует в образовании, здравоохранении и в остальных важных сферах, а семья будет иметь доказательное юридическое право и контролировать одни вещи, и нести ответственность за другие, вот тогда все будет работать. Пока же это все у нас на уровне доброй воли, которая существует далеко не всегда.

Светлана Светличная - звезда, известность защищает человека, но и у нее возникли проблемы… Я не берусь обсуждать, как поступила по отношению к ней семья, прежде всего потому, что это частное дело. Не буду комментировать и ее желание участвовать в программе Андрея Малахова, это частная инициатива взрослого и вменяемого (пока судом или психиатрами не установлено иное) человека. Она имеет право принимать абсолютно любые решения и не обязана никому отчитываться в своей мотивации.

Но уже ясно, что нам нужен, у нас должен существовать какой-то институт медиации, чтобы контролировать такие ситуации.

Однако повторюсь, жизнь семьи - это частная жизнь. И насильственно в публичную сферу из нее ничего не должно и не может выноситься. Здесь всегда надо быть деликатным. И чрезвычайно щепетильным, чтобы не навредить человеку.

Родные могут превратиться в холодное социальное окружение

Григорий Сергеев, председатель поисково-спасательного отряда "Лиза Алерт", директор АНО "Центр поиска пропавших людей":

- Пожилые и больные люди, дети в больших городах пропадают постоянно, осенью и весной случаются обострения. Это почти нормально, не нормально то, как реагируют на их потерю близкие. "Не знаю", - распространенный ответ родных почти на любой вопрос. Люди все чаще не знают не только обязанностей (учеба, время работы), но и круга общения своих детей и стариков. Можно списать такую реакцию на стресс, но все чаще родные не могут дать свежие снимки собственных детей. "Он у него в мобильном", - отвечают. А это закон: оперативная информация требует оперативного с ней обращения, иначе пропадает. Счет идет на часы и минуты. Только так она служит на пользу социальной солидарности. И ей нет дела до "не знаю", "ой, спросите у подружки", "должен спать, а где-то шатается". Эти отговорки родных - их щиты безразличия.

Светлана Светличная. Известность не защищает от одиночества. Фото: Руслан Кривобок/РИА Новости

Но стоит нам самим выйти на след пропавшего, как выясняется, что у проблемы "ноги растут" почти всегда из семьи. И тут же на любой наводящий вопрос, который еще может спасти человека, следует ответ: "Не ваше дело".

А наше! И ваше! Общее. У нас ведь ограниченное число добровольцев, а приходится распылять силы. Да так, что в другом месте сужаются шансы найти человека. Поэтому мы часто выступаем в роли "плохого" следователя, желающего знать семейные тайны. Классика "жанра": ушла из дома бабушка и никакой зацепки-информации. Случайно проговорился маленький внук: она пропала в день пенсии. Раньше в этот день к ней "заглядывали" соседи. Те пошли в отказ. Но мы уже давно умеем быть жесткими. Иначе никак: в поиске невозможно быть для всех зайкой. Выясняется: сначала соседи "охотились" за бабушкиной пенсией, она давала в долг и забывала об этом. Обиделся "распилом" денег без него ее сын. И бабушка от его обид ушла. Нашли. Живая. Но трудно думать о том, как она с такими соседями и своими детьми-попутчиками живет.

Введение социального слежения волонтерами за пожилыми, тем более введение цифрового слежения,не помогут. Технологии разряжаются без энергии людей. Высокие технологии работают тогда, когда человек остается человеком - сыном, дочерью, братом . Кстати, наши волонтеры, уходя из спасотрядов, не выдерживают не высоких физических нагрузок, а вот такого безразличия. У каждого добровольца есть свое время и место жизни в отряде. Кто-то держится год-два, кто-то месяц, кто-то несколько лет.

Заметил, это зависит от зрелости, которая не обязательно связана с возрастом но и с тем, есть ли у тебя дети, живут ли рядом твои старики, братья-сестры Даже от того, кто сколько раз ты женат или как часто меняешь работу. Все это делает нас семьей, где каждому есть место, и на каждого есть энергия. Она растет из семьи. Мы все держимся на ее энергии. Мы вообще существуем на энергии людей, она для нас всё. И когда "Лиза Алерт" подпитывается этой энергией, она успевает - и люди спасают других людей.

Все превращается в цирк

Алексей Герман, кинорежиссер:

Пожилые и больные люди в городах пропадают постоянно. Фото: Скриншот vesti.ru

- Все просто: пока мы считаем, что живем в рынке, нравится нам это или не нравится, медиа будут вытаскивать на публику самые неприглядные семейные истории знаменитостей. Это невозможно остановить или регулировать, потому что, уж извините, это интересно людям. Дальше вопрос: является ли это лично для меня приемлемым? Нет. Мне не нравится, что все в жизни превращается в цирк, иногда очень болезненный цирк, в такое нездоровье, которое потом распространяется по стране. Как с этим бороться? В законе прописать, что нельзя вытаскивать грязное белье своей семьи? Или общественной реакцией? Вы сегодня выскажетесь, кто-нибудь, уважающий вас, прислушается...

Может быть, и так, но я в этой ситуации не верю в силу общественного мнения. Бизнес, ничего личного. Мы живем в медиареальности, она диктует правила игры. Мы не можем спрятаться от нее в какую-то архаику (не смотреть, не читать), но вынуждены жить в медиапотоках, по которым часто плывут дурно пахнущие субстанции. А дальше мера личной этической ответственности человека и его достоинства - переключить ли канал или продолжать смотреть.

А если встать на место человека, не сдержавшего эмоций и сказавшего на всю страну, что у его знаменитой матери "закидоны"? Больные родители - это немалое испытание. Мы все очень эмоциональные люди. Но хорошо бы все же разделять то, что должно остаться внутри семьи, и то, что может стать достоянием публики. Но внутри семьи, даже при самой большой любви, привязанности, самоотверженности, не бывает без больших или маленьких конфликтов. Мы все люди... Мы все раздражаемся, и это не значит, что мы не сопереживаем. Но все равно накапливается тяжесть, болезнь, одиночество, и как защита от этого - пожилые люди очень по-разному себя ведут... А дети, из-за работы, изо всех сложностей, тоже не всегда сдержанны... Но это жизнь. И она оценивается только одним фактом - как мы помогаем нашим любимым родственникам. Да, иногда ссоримся, но нормальный человек всегда будет спасать своих близких, а не совсем нормальный - начинает комментировать это в СМИ.

Почитай отца и мать и полюбишь детей

Протоиерей Владимир Вигилянский, настоятель храма мученицы Татианы при МГУ:

- Я остерегаюсь говорить общие вещи, когда дело касается семьи. Надо каждый раз смотреть на конкретную ситуацию, понимать характер людей, знать об их образованности, истории их взаимоотношений и конфликтов. Я не раз сталкивался с тем, что то, что подходит одной семье, совершенно не подходит другой. Помогать семье в трудной ситуации - это особое искусство.

Печально, когда все в жизни превращается в цирк. Иногда очень болезненный. Должна срабатывать личная этическая ответственность человека и защита его достоинства

Эксперт ли священник в ситуации сложных семейных отношений? Да, если понимать, что основой для его экспертной оценки являются Писание и Предание. В них, а также в житиях святых отцов очень много сказано о вопросах, связанных с взаимоотношениями в семье. Семья, любовь в семье - это самое главное. Я бы обратил внимание, как на главную, на заповедь "Почитай отца и мать". Именно в Декалоге, в Десятизаконии Моисеевом, дана такая основа, фундамент взаимоотношений: почитай отца и матерь свою. Там не говорится, кстати, что хороших, замечательных, талантливых, красивых, умных.

Слово "почитание" в переводе на современный язык это и забота, и уважение. А еще - неосуждение. Я бы сюда добавил "запрет на поучения", чтобы мы не поучали своих родителей. Почитание родителей - это очень серьезная и тонкая работа. Ну и, конечно, надо молиться о родителях. Я часто сталкиваюсь в церковной среде с тем, что люди, исповедуясь, говорят, что они не молятся за своих - живых или скончавшихся - родителей. Это тоже непочитание. Обрыв какой-то сущностной связи. А еще я заметил одну важную закономерность: чем больше в семье почитают родителей, тем больше там любовь и к детям. Вот такая интересная взаимосвязь: кто не почитает родителей, тот и детей своих, как правило, не любит.

Год назад я был в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии. Меня поразило, что в Таджикистане, когда я - седой человек, с бородой - шел по улице, все дети прикладывали правую руку к сердцу и кланялись мне. Я был просто потрясен этим. Не из-за красоты же моей они мне кланялись, и никто меня там не знал, но, видимо, почитание старости, мудрости у них в крови. А на свадьбе в Сванетии, огромной, на 500 человек, где я был, за главным столом рядом с женихом и невестой сидели отцы, пожилые люди из разных селений, почетные гости. У нас такого нет, к сожалению. Поэтому мне кажется важным взывание к духовной культуре человека.

Общество Общество Семья и дети Культура Кино и ТВ Наше кино