В Совфеде объяснили, почему езду "под лекарствами" приравняют к пьяному вождению

    На законодательном уровне необходимо установить все критерии определения "лекарственного опьянения" для возможного совершенствования мер ответственности за нарушение правил дорожного движения. Такое мнение высказала первый зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Ирина Рукавишникова, комментируя решение Конституционного суда.
    iStock
    iStock

    Сейчас водителей трудно привлечь к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения, если в организме обнаружены входящие в состав препаратов вещества, которые не относятся к этиловому спирту, наркотическим и психотропным веществам, но могут ухудшить внимание и реакцию.

    28 ноября 2022 года опубликовано постановление Конституционного суда, в котором говорится, что необходимо восполнить этот законодательный пробел.

    "Логика этого решения такова. У каждого лекарственного средства есть инструкция, в которой прописано фармакологическое действие препарата на организм, а также возможные побочные эффекты от его приема. В инструкциях к соответствующим лекарствам четко пишется, что при приеме данного препарата не рекомендуется садиться за руль, поскольку лекарство вызывает сонливость, утомляемость, притупление внимания и т.д.", - написала Рукавишникова в своем Telegram-канале.

    Сенатор отметила, что если человек принимает подобные препараты и осознает риск управления транспортным средством - источником повышенной опасности, то он создает опасность для себя и окружающих.

    "Такой поступок равносилен управлению машиной в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Это уже не личное дело водителя, а проблема для всех участников дорожного движения", - добавила она.