Новости

18.11.2008 04:00
Рубрика: Культура

Американская нота

Валерий Гергиев рассказал "РГ", что услышали в Соединенных Штатах во время гастролей Мариинки

С того самого момента, как Валерий Гергиев дал концерт с оркестром Мариинского театра на руинах Цхинвала, его перестали воспринимать исключительно как знаменитую персону в сфере музыки.

Его новый имидж связывают в мире не только с искусством, но и с политикой. И нынешние гастроли Мариинки в Америке прошли под девизом, выведенным местными СМИ: "Дирижер защищает Россию" под звуки музыки Прокофьева (The New York Times, 09.11.2008).

Надо заметить, что семнадцатидневные гастроли оркестра и солистов Мариинского театра, проходившие с 1 по 17 ноября в Нью-Йорке и городах штатов Мичиган, Северная Каролина и Вирджиния, действительно представили редкий и совершенно эксклюзивный набор музыки Сергея Прокофьева, в который вошли и балетные сочинения композитора ("Шут", "Ромео и Джульетта", "Золушка", "Стальной скок"), и "Скифская сюита", и гениальные эпопеи, написанные Прокофьевым к фильмам Сергея Эйзенштейна "Иван Грозный" и "Александр Невский".

Сам маэстро выступал не только в концертных залах, но и на телевизионных и радийных каналах с комментариями, в том числе и по цхинвальской теме. Известно, что за концерт в Южной Осетии западные СМИ обвинили его в "кремлевской пропаганде", в поддержке агрессии России, и Лондонский симфонический оркестр был вынужден распространить письмо в поддержку маэстро. Тем не менее сегодняшняя американская пресса назвала Гергиева "одним из главных "живых символов" российской культуры. "Мало кто из музыкантов может сравниться с ним по влиянию... мало кто из дирижеров (заметным исключением в этом смысле можно назвать Даниэля Баренбойма) способен с такой страстью выступать на политической арене" (The New York Times, 09.11.2008).

Специально для "Российской газеты" Валерий Гергиев по телефону из Ист-Лансинга дал комментарий по поводу американских гастролей.

Российская газета: Как повлияла на ваши гастроли изменившаяся за последние месяцы экономическая и политическая ситуация в Америке?

Валерий Гергиев: Напрямую никак не повлияла, кроме постоянного желания представителей радио, ТВ, прессы обсуждать со мной темы экономического кризиса, Южной Осетии и выступления Мариинского оркестра в Цхинвале. Я же подчеркиваю, что приехал сюда не давать интервью, а играть концерты, которые мы посвятили Сергею Прокофьеву. В программах оркестра и знаменитые "Ромео и Джульетта", "Золушка", и малоизвестные сочинения - причем не только в Америке, но и у нас - сюиты из балетов "Шут" и "Стальной скок", "Скифская сюита". Я очень доволен тем, как идет наш тур в Америке: оркестр действительно великолепно играет Прокофьева, но главное - эта музыка собирает полные залы. Мне ведь хотелось, чтобы в Нью-Йорке люди пришли не только на исполнение знаменитой партитуры "Ромео и Джульетты", но и на "Стальной скок", на "Скифскую сюиту", на "Шута". И это случилось: зал почти на 3000 мест был полон, в Майами новый великолепный концертный зал в Центре исполнительских искусств - полон. В Северной Каролине на наших концертах аншлаг. Только что мы выступили в одном из крупнейших американских университетов в Чэпел Хилле (University of North Carolina at Chapel Hill), где учатся двадцать с лишним тысяч студентов. Как каждый крупный университет Америки, он имеет амбициозную культурную программу: в этом году, например, пригласили оркестр Мариинского театра, а в следующем году здесь выступит балет Большого театра. У меня, кстати, состоялась перед концертом встреча со студентами разных факультетов.

РГ: Их, конечно, интересовали те же темы: кризис, политика? И какая позиция у этого поколения?

Гергиев: Мы действительно много говорили о ситуации в наших двух странах, о том, что у нас появились новые президенты, о потенциале молодежи в современном мире, о кризисе. Важно, что они верят Бараку Обаме. Почти все студенты голосовали за него. Они верят, что Обама даст американскому обществу новый стимул, принесет новый стиль, что Америка станет более открытой миру, начнет выстраивать более естественные отношения со странами, а не исключительно по принципу супер-державы. Надо сказать, что в Америке много людей, которые не смотрят на мир через призму новостных интерпретаций, а серьезно и глубоко воспринимают мировые явления. Нигде ведь в мире не критикуют свою администрацию так, как в Америке.

РГ: И на вас в Америке обрушился поток критики за концерт в Цхинвале?

Гергиев: Да лучше бы там, в Цхинвале, не было оснований для такого концерта! Я с первых дней верил в то, что нужно что-то делать, чтобы жертв и пострадавших от этой войны было меньше. Мне не только осетин, но и грузин жалко, которые по вине своего руководства так пострадали. Мир пусть медленно, но стал узнавать правду, хотя правде этой пришлось пробиваться через непроходимую стену. Сегодня уже далеко не вся Америка думает, что Россия ни с того ни с сего напала на Грузию. Меня приглашали в популярные программы, которые смотрит вся страна, и говорили со мной в высшей степени уважительно.

РГ: Ваши концерты пресса назвала попыткой "оправдать Прокофьевым Россию"?

Гергиев: Я привез в Америку Прокофьева не впервые. Достаточно назвать постановки Мариинского театра - "Огненный ангел", "Войну и мир", "Обручение в монастыре", которые мы показывали на сцене Мет, а сейчас в Нью-Йорке исполняем "Любовь к трем апельсинам". В марте следующего года привезу сюда Лондонский симфонический оркестр, который исполнит все симфонии и концерты для фортепиано Прокофьева. Этот мой большой цикл, который называется "Русские мечты" (Russian Dreams). В этом, естественно, нет никакой идеологии, политики.

РГ: Вы тяжело пережили критику в свой адрес в последние месяцы?

Гергиев: Я ни на секунду не думал о том, какая будет реакция. То, что напишет обо мне "Вашингтон пост" или лондонская газета, - далеко не главное содержание моей жизни. Главное для меня - помогать людям, помогать творческой молодежи. Я готов это делать и делаю - в Мариинском театре, в региональной российской программе Московского пасхального фестиваля. Единственное, что я не знаю, - это как планировать свою жизнь без артистов, солистов, оркестра Мариинского театра. Потому что все, чему я посвятил львиную долю своего времени, ресурсов, энергии, - это создание могучего организма нашего театра. И эта работа еще не завершена.

РГ: Как теперь ударит экономический кризис по проектам Мариинки?

Гергиев: Честно скажу, я волнуюсь. Но это не первый раз, когда я думаю, как выходить из кризиса. Мне кажется, этот кризис будет иметь эффект холодного душа для всей страны - точнее, для того плохого, что у нас есть. Может, мы наконец перестанем платить за концерты поп-звезд по 5 миллионов долларов и подумаем, чтобы эти 5 миллионов пошли на воспитание и здоровье российских детей, на борьбу с наркоманией? Кризис и события на Кавказе заставят нас более трезво и более умно провести следующие годы. Цхинвал сплотил Россию - не ослабил позиции России в мире, а скорее обозначил ее гораздо более самостоятельное положение и ощущение себя огромной страной. Теперь мы должны укреплять ее позиции. Два человека этого добиться не могут, а огромная страна - может. Просто надо осознанно и всеми силами что-то делать для своей страны. Страна сейчас работает на спасение российской экономики, и в частности крупнейших компаний и крупнейших промышленников. Но и они должны понять, что им надо работать на свою страну засучив рукава. Может, тогда меньше икры и шампанского будет проливаться в Москве и в Куршевеле. И это уж точно будет более привлекательным для имиджа России.

Дословно

"Захватывающее исполнение музыкантов из Санкт-Петербурга... трудно представить, чтобы эта музыка могла быть исполнена с еще большей силой" (The New York Times, 11.11.2008); "Эти русские исполняли русскую музыку, как никто другой" (Herald Tribune, 08.11.2008); "Мариинский оркестр снова впечатлил своим искрометным ритмическим драйвом, потрясающим мастерством фразировки и точной динамикой" (Palm Beach Daily News, 07.11.2008); "Если какой-то дирижер претендует на статус живой легенды, то это русский дирижер Валерий Гергиев (Palm Beach Daily News, 05.11.2008).

Культура Музыка Годовщина войны в Южной Осетии Классика с Ириной Муравьевой Персона: Валерий Гергиев