Новости

24.05.2010 00:20
Рубрика: Культура

Робкие надежды эпохи кризиса

Каннский фестиваль подводит итоги

Последние дни Каннского кинофестиваля не принесли сюрпризов и не нарушили ровного течения конкурса этого, совершенно очевидно, кризисного года. Он не предъявил ни открытий, ни новых ярких имен, ничего такого, что надолго остается в памяти.

"Для радости нужно так мало": то, что в обычных условиях было бы крепким середнячком, теперь смотрелось едва ли не событием. Надежды робко возникали, но быстро сдувались.

Что привлекло наибольшее внимание? Для прессы лидером до конца оставалась драма Майка Ли "Еще один год" - добротная, хорошо сыгранная, традиционная. За ней следовал фильм Ксавье Бовуа "Боги и люди" - несколько провокационный рассказ о чреватых взрывом взаимоотношениях христианской и мусульманской цивилизаций. В число вероятных претендентов на Золотую пальмовую ветвь вошла также "Поэзия" южнокорейского режиссера Ли Чан Дона - вероятно, единственного в мире министра культуры, умеющего снимать хорошее кино (его "Оазис" стал сенсацией Венеции-2002). Это тонко сотканная мелодрама о безнадежных попытках стареющей героини сохранить в себе душевную трепетность, старомодную поэтичность и никому не нужную интеллигентность в жестком циничном мире. Актриса Юн Цзюнхи, вернувшаяся на экран после 15 лет забвения, несомненно входит в число возможных обладательниц приза за лучшую женскую роль.

Наконец, один из главных возмутителей спокойствия - сорокалетний тайский режиссер Апичатпонг Верасетакул, чье имя все синефилы срочно учатся произносить без запинки: он объявлен мировыми фестивалями главной надеждой кино нового века. Для себя я твердо решил, если такие надежды восторжествуют, мне в кино можно не ходить: медленное, манерное, обдуманно балансирующее на грани любительщины, где исчезают категории драматургического, операторского или актерского мастерства. "Дядя Бунми, который помнит свои прошлые жизни" - о старике, который скоро умрет от почечной недостаточности. У его смертного одра собираются не только любящие родственники, но и видения его прошлого: здесь призрак умершей жены, давно исчезнувший сын является в образе мохнатого гризли с красными лампочками в глазницах. Кроме того, в картине задействованы верования тайцев в свои бесчисленные реинкарнации, когда в каждом буйволе можно прозреть чью-то прошедшую или будущую судьбу. Экзотичность древней культуры, конечно, сама по себе интригует уставших от суровых реалий киноэстетов, и режиссер на это рассчитывает, честно признавая, что не всякое кино - для всех. На гурманов рассчитан и главный стилевой прием: Верасетакул призывает на экран еще одно видение из прошлого - призрак старого тайского кино, на котором вырос. И хотя сам он, получив образование в Чикаго, скептически относится к идее реинкарнации, но в процессе работы над фильмом получил, по его словам, неопровержимые свидетельства людей, вспоминавших свои прошлые жизни.

По мнению многих коллег, фильм о дяде Бунми - верный претендент на Золото. Фаворит же многих наших журналистов фильм Сергея Лозницы "Счастье мое" оказался слишком сложным для понимания западной аудиторией: она читает его не как реалистический анализ общественной психологии, а как фильм ужасов.

Одним из последних в конкурсной программе прошла новая работа Корнеля Мундруцо "Любящий сын, или Проект Франкенштейна". От некогда сильного венгерского кино, давно не появлявшегося в конкурсах, ждали многого. Мы увидели качественный по режиссуре психологический триллер с всегда актуальной темой. 19-летний парень из сиротского приюта приезжает в Будапешт, надеясь отыскать забывшую его семью. Но мать ему не рада, а отец оказывается режиссером, снимающим фильм с непрофессиональными актерами. Он пробует парня на роль, но парень ведет себя странно: он оставляет за собой трупы. Убивает просто так: махнул рукой - и нет человека. Монстр, рожденный людьми для убийства - ибо они не заложили в него понятия о добре и зле. Безотцовщина. Сам Мундруцо играет отца-режиссера, и колоритен Рудольф Фреска в роли нового чудовища Франкенштейна. Но чем дальше в лес, тем меньше авторы знают, как развязать запутанный ими узел. Финал случаен и потому неубедителен.

В субботу утром пресса посмотрела фильм Никиты Михалкова "Утомленные солнцем-2. Предстояние" (в международном прокате Exodus - "Исход"). Вариант, по требованию фестиваля сокращенный до 2,5 часов. Каннские зрители не увидели эпизоды с буриме, с парусами на танках, с грузином, который из-под моста заглядывает под женские юбки... Как объяснил режиссер, в первом варианте предложенных ему сокращений были оставлены только "экшн", и пришлось брать дело в свои руки: главная забота - сохранить воздух фильма.

Зал был умеренно заполнен и по ходу картины не выдавал ясных реакций. Финал, как и все кинофиналы Канна-2010, сопровождался жидкими аплодисментами, смешанными с "бу-у!". В последующей пресс-конференции участвовали Надежда Михалкова, Олег Меньшиков и сам Никита Михалков, которому и адресовались все вопросы журналистов.

Предваряя ходившие в прессе версии, режиссер сразу предупредил: "Это картина не просталинская и не антисталинская, это - картина о любви отца и дочери, когда каждый не знает, жив ли другой, но в каждом живут любовь и вера". На вопрос о "Цитадели" Михалков обещал там развязать все узлы, завязанные в Exodus, но отказался говорить о деталях: "Иначе вы не купите билет на третью часть картины!"

На субботнем официальном показе фильма Михалкова публика устроила 5-минутную овацию. Впрочем, вышедшие утром рецензии были скорее отрицательными. Особенно резко отозвался о "шовинистической, плохо сыгранной чепухе" журнал Variety. Но предсказать, каковы могут быть вердикты жюри на фестивале, где, если по большому счету, в аутсайдерах - все участники, не берется пока никто.

призы 63-го Каннского кинофестиваля

Золотая пальмовая ветвь - "Дядя Бунми, который помнит свои прошлые жизни", Апичатпонг Верасетакул, Таиланд.

Гран-при жюри - "Боги и люди", режиссер Ксавье Бовуа, Франция.

Приз за режиссуру - Матье Амальрик (фильм "Турне", Франция)

Лучшая мужская роль - Хавьер Бардем ("КрасАта", режиссер Алехандро Гонсалес Иньярриту, Мексика), Элио Джермано ("Наша жизнь", режиссер Даниэль Люшетти, Италия).

Лучшая женская роль - Жюльет Бинош (в фильме "Заверенная копия", режиссер Аббас Киаростами, Иран).

Лучший сценарий - Ли Чан Дон (фильм "Поэзия", Южная Корея).

Приз жюри - "Кричащий человек", режиссер Мохаммад-Салех Харун, Республика Чад.

Премия ФИПРЕССИ - "Турне", режиссер Матье Амальрик (Франция).

Культура Кино и ТВ 63-й Каннский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники