Новости

19.07.2015 22:00
Рубрика: Общество

Последняя встреча "Большой тройки"

Как в Потсдаме 70 лет назад решались судьбы мира
Третье и заключительное послевоенное свидание ведущих мировых лидеров - глав СССР, США и Великобритании - состоялось менее чем через полгода после их предыдущей встречи в Ялте.

С 17 июля по 2 августа 1945 года "Большая тройка" заседала в Потсдаме, на территории восточной части Германии, освобожденной и контролируемой войсками Красной армии. У Сталина на сей раз появились новые собеседники - умершего 12 апреля Франклина Рузвельта заменил новый, 33-й по счету американский президент 61-летний Гарри Трумэн, а прямо по ходу конференции, 28 июля, британского премьера Уинстона Черчилля за столом переговоров заменил его преемник, глава победившей на выборах партии лейбористов 62-летний Клемент Эттли.

Операция "Пальма"

Принимающей стороной и на этот раз выступала советская сторона, но идея собраться под Берлином принадлежала не Сталину, хотя часто говорится о том, что новоиспеченному генералиссимусу Советского Союза (это звание было присвоено ему 27 июня 1945 года) было важно встретить гостей из Вашингтона и Лондона на своей площадке и обеспечить себе тем самым психологическое преимущество. На самом деле идею подбросил Черчилль уже 11 мая, по горячим следам безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии - в письме Трумэну британский лидер предлагал: "Я считаю, что мы должны вместе или по отдельности в один и тот же момент обратиться к Сталину с приглашением встретиться с ним в июле в каком-нибудь неразрушенном городе Германии, о котором мы договоримся, чтобы провести трехстороннее совещание. Нам не следует встречаться в каком-либо пункте в пределах нынешней русской военной зоны. Мы шли ему навстречу два раза подряд".

В отношении сроков Черчилль попал в точку, а вот альтернативы "пределам русской военной зоны" так и не нашлось. Опыт советских организаторов свиданий "Большой тройки" перебить было попросту некому. Американцы, собственно, желанием выступить в образе принимающей стороны и не горели, а Черчиллю накануне проигранных им выборов не было никакого смысла тратить деньги британских налогоплательщиков. Вот и пришлось еще раз сыграть роли радушных и хлебосольных хозяев большой группе проверенных товарищей, усилия которых координировал Герой Социалистического Труда Л.П. Берия, незадолго до Потсдама, 9 июля, сменивший упраздненные знаки отличия генерального комиссара государственной безопасности на погоны маршала Советского Союза. Отныне за Лаврентием Павловичем закрепилось прозвище Лубянского Маршала.

Согласование места встречи союзников не вызвало осложнений. 25 мая в Москву прибыл спецпосланник президента США Гарри Гопкинс и от имени Трумэна заявил о желании созвать в ближайшее время конференцию "Большой тройки". Сталин написал Черчиллю: "Я думаю, что встреча необходима и что удобнее всего было бы устроить эту встречу в окрестностях Берлина. Это было бы, пожалуй, правильно и политически". В Лондоне инициативу Москвы и Вашингтона поддержали. Все понимали, что в разрушенном Берлине проводить конференцию было негде. Но совсем неподалеку, в 20 километрах к юго-западу от столицы поверженной Германии, сохранился дворец германского кронпринца - Цецилиенхоф. Потсдамский памятник былому величию Германской империи, сооруженный в самом конце Первой мировой войны, к 1917 году, оказался единственным зданием, соответствовавшим статусу задуманного саммита. Любопытно, что бывшие хозяева здания, отрекшийся от своих прав на престол кронпринц Вильгельм, сын императора Вильгельма II, и его супруга Цецилия, в честь которой и назван был дворец, летом 1945 года были еще живы. Цецилия Мекленбург-Шверинская, к слову, была дочерью русской великой княжны Анастасии Михайловны и приходилась правнучкой императору Николаю I.

О владельцах роскошной недвижимости, впрочем, в Потсдаме 1945 года никто особо не вспоминал. Подготовка третьей встречи союзников велась не такими быстрыми темпами, как предыдущие, но размеренно и четко. Условным наименованием встречи руководителей СССР, США и Великобритании было выбрано слово "терминал", мероприятия по подготовке были обозначены как "операция "Пальма".

Основная нагрузка была возложена на сотрудников советской государственной охраны, имевшей уникальный опыт по проведению двух предыдущих встреч на высшем уровне - в Тегеране и Ялте. 28 мая, сразу после визита Гопкинса, у Сталина в присутствии Берии получили краткие инструкции замнаркома внутренних дел С.Н. Круглов и замначальника 6-го управления Наркомата госбезопасности (НКГБ) и начальник личной охраны Сталина Н.С. Власик. Уже на следующий день, 29 мая, Сергей Никифорович и Николай Сидорович начали заниматься в Берлине практическими делами операции "Пальма". Любопытно, что основными организаторами конференции в роскошных дворцовых интерьерах стали крестьянские дети - Круглов из-под Калязина, Власик - из окрестностей белорусского Слонима. Оба получат за Потсдам по ордену Ленина, группа из 2851 их подчиненных будет удостоена государственных наград. Подготовка велась в тесной координации с образованной 6 июня Советской военной администрацией в Германии и ее главноначальствующим маршалом Г.К. Жуковым. Многие служебные и протокольные вопросы решались в тесном контакте и при согласовании с американцами и британцами.

6 июня план действий по подготовке Потсдамской конференции был утвержден приказом Берии "Об обеспечении специальных мероприятий по объектам "Пальма". Прежде всего под контролем 6-го управления НКГБ СССР нужно было гарантированно подготовить территорию места встречи "Большой тройки". Выполнение этого задания столкнулось с большими сложностями. Делегации союзников должны были разместиться в Бабельсберге, пригородном районе Берлина. Приятные глазу и удобные для проживания высоких гостей двухэтажные виллы там в основном уцелели, но повозиться пришлось изрядно. При осмотре территории было обнаружено и обезврежено большое количество неразорвавшихся боеприпасов: сотни авиабомб, тысячи снарядов, фаустпатронов, противотанковых и противопехотных мин; убрали с глаз подальше также десятки артиллерийских орудий и сотни единиц стрелкового оружия. Бабельсбергские боеприпасы вывозили ежедневно десятками грузовиков. Осмотры местности, на которую могла ступить нога членов делегаций "Большой тройки", тщательно проводили несколько крупных инженерно-саперных подразделений Красной армии. Шоссе, дороги, территории, сооружения осматривались саперами от четырех до пяти и более раз - так сильно земля была нашпигована смертоносными предметами.

Оперативно решалась и другая проблема - подготовить место встречи в инженерном отношении. На расчистку дорог, уборку остатков разрушенных зданий, восстановление мостов и других объектов направили инженерно-строительные подразделения, а в помощь им мобилизовали местное немецкое население.

Цецилиенхоф к приезду "Большой тройки" разительно переменился: из 176 имеющихся во дворце комнат капитально отремонтировали 37, включая конференц-зал с тремя отдельными входами. Помещения для советской делегации были отделаны в белые тона, апартаменты американцев оказались голубыми, англичан - розовыми. Поблизости от дворца в Новом саду Потсдама высадили около 10 тысяч различных цветов и разбили под них клумбы. В цветоводах и садовниках недостатка не было: ими руководил замнаркома внутренних дел И.А. Серов, и уже 15 июня в район будущей конференции для ее охраны прибыли семь полков войск НКВД. Внутри Цецилиенхофа порядок поддерживали полторы сотни опытных оперативных сотрудников и тысяча солдат. В Потсдам прибыли сотрудники многих подразделений 6-го Управления НКГБ СССР, контрразведки, в том числе военной "Смерш", разведки и других служб НКГБ и НКВД СССР. Три стороны плотно координировали многие вопросы обеспечения безопасности саммита, для чего был организован совместный штаб. Американская и британская стороны в конце июня направили в Бабельсберг и Потсдам своих весьма многочисленных охранителей.

Инфографика РГ/Леонид Кулешов/Елена Новоселова

А наш бронепоезд промчит на запасном пути

К концу июня 1945 года профилактические и восстановительные работы для будущей конференции были закончены. Меньше чем за месяц отремонтировали автодороги, восстановили мосты, гаражи, телефонные станции, системы водоснабжения и канализации, запустили две электростанции в Потсдаме и Бабельсберге, подготовили к приему самолетов всех типов два ближних к саммиту аэродрома - Кладов и Дальгов.

Здания и помещения, в которых должны были разместиться делегации союзников, были отремонтированы и обеспечены мебелью и всем необходимым. Оказалось, что разрушенная войной Германия - не Греция, в которой, если верить Чехову, все есть. Маршал Жуков вспоминал, что проблема возникла даже с самым главным предметом мебели для конференции: "Достаточно большого круглого стола в Берлине мы не нашли. Пришлось срочно сделать его в Москве на фабрике "Люкс" и привезти в Потсдам". Зато с автомобильной техникой был полный порядок. Кремлевский гараж особого назначения в первой декаде июля поездом отправил автомобили Сталина, Молотова и Берии, в Потсдам прибыли водители и техперсонал, были подробно расписаны вопросы размещения гаражей, стоянок, определения маршрутов проезда и мест заправки автомобилей. Из Москвы привезли даже пожарные машины с опытными экипажами. Местной немецкой обслуги по понятным причинам не было вовсе - дворец кронпринца и виллы Бабельсберга заполнили тщательно проверенные мастера своего дела вплоть до не всегда востребованных в июле истопников.

Операция "Пальма" удалась на славу. 2 июля Берия в стиле стахановца-ударника рапортовал Сталину и Молотову: "НКВД СССР докладывает об окончании подготовки мероприятий по подготовке приема и размещения предстоящей конференции. Подготовлено 62 виллы (10 000 кв. метров и один двухэтажный особняк для товарища Сталина: 15 комнат, открытая веранда, мансарда, 400 кв. метров). Особняк всем обеспечен, есть узел связи. Созданы запасы дичи, живности, гастрономических, бакалейных и других продуктов, напитки, созданы три подсобных хозяйства в 7 км от Потсдама с животными и птицефермами, овощными базами; работают 2 хлебопекарни, весь персонал из Москвы. Наготове два специальных аэродрома. Для охраны доставлено 7 полков войск НКВД и 1500 человек оперативного состава. Организована охрана в 3 кольца. Начальник охраны особняка - генерал-лейтенант Власик. Охрана места конференции - Круглов.

Подготовлен специальный поезд. Маршрут длиной в 1923 километра (по СССР - 1095, Польше - 594, Германии - 234). Обеспечивают безопасность пути 17 тысяч солдат и офицеров войск НКВД, 1515 человек оперативного состава. На каждом километре железнодорожного пути от 6 до 15 человек охраны. По линии следования будут курсировать 8 бронепоездов войск НКВД. Для Молотова подготовлено 2-этажное здание (11 комнат). Для делегации 55 вилл, в том числе 8 особняков".

Умолчал Лаврентий Павлович разве что о поставках свежей рыбы. В таких комфортных условиях конференцию можно было начинать хоть на следующий день, но союзники в Москве и Вашингтоне резонно не позволили Черчиллю использовать Потсдам в предвыборных целях и спланировали начало встречи на середину июля. Сталин в итоге припозднился - на первой встрече с Трумэном 17 июля он извинился за то, что опоздал на один день и оправдывался, мол, "задержался ввиду переговоров с китайцами, хотел лететь, но врачи не разрешили". Самолеты Трумэна и Черчилля приземлились еще 15 июля - в тот же день поезд Сталина из трех салонов-вагонов и восьми обыкновенных спальных выехал из Москвы. Генералиссимус по воздуху не передвигался - не позволял вестибулярный аппарат. А.А. Громыко, на момент конференции 36-летний посол СССР в США, вспоминал: "Вначале я даже чувствовал известную неловкость, особенно когда Сталин садился в своей автомашине на откидное сиденье, а мы с Молотовым - на главные места. Но потом я понял, что Сталину просто нравилось это место, поскольку оно находилось в середине машины и его здесь меньше трясло. А он тряски не любил".

17-тысячная охрана при участии 90 офицеров, ехавших непосредственно спецпоездом, а также множества оперативников, взявших под контроль 40-километровую зону по ходу движения поезда, уберегла советскую делегацию от каких-либо нештатных ситуаций. Сталин доехал без происшествий и разместился в особняке известного немецкого генерала времен Перовой мировой войны Эриха Людендорфа. 17 июля конференция начала свою работу.

Промежуточный финиш

В Потсдаме союзники заседали дольше, чем на двух предыдущих встречах в Тегеране и Ялте вместе взятых. Но атмосфера заключительного свидания "Большой тройки" была уже иной. Показательны впечатления Громыко: "Но на заседаниях "за круглым столом" не хватало теплоты, которой требовала обстановка исторического момента, теплоты, которой ожидали и воины союзных армий, и народы всей земли, теплоты, на которую рассчитывала и память о погибших в той войне". Причины "политической сухости" между СССР и западными партнерами коренились, с одной стороны, в личностях Трумэна и Эттли, бывших не столь яркими фигурами по сравнению с Рузвельтом и Черчиллем. Но главное препятствие единению союзников звалось атомной бомбой и было испытано аккурат к началу потсдамских переговоров, 16 июля, на полигоне Аламогордо, в американском штате Нью-Мексико.

В этих условиях Трумэн не показал себя большим политиком. При первой в своей жизни встрече со Сталиным 17 июля он, согласно записям переводчика В.Н. Павлова, заявил, что "судьба мира находится в руках трех держав. Он, Трумэн, хочет быть другом генералиссимуса Сталина. Он, Трумэн, не дипломат и любит говорить прямо". Если бы уроженец городка Ламар из штата Миссури именно в тот день проявил свои "недипломатические способности" и сообщил о вчерашнем ядерном испытании, потсдамские договоренности могли оказаться масштабнее. Президент же признался генералиссимусу о наличии у США оружия неслыханной прежде силы только на восьмой день конференции, 24 июля, когда его собеседник уже знал об этом из сообщений разведки. Более того, Сталин счел упорство своих собеседников по польскому и другим вопросам производным от известий с полигона Аламогордо.

В итоге жарких дискуссий "Большая тройка" увенчала договоренности Тегерана и Ялты. Несмотря на новую бомбу в американском кармане, Трумэну было очень важно подтвердить обещание СССР вступить в войну с Японией, что и было сделано 9 августа, спустя неделю по окончании потсдамских дебатов. Советская сторона добилась от союзников передачи Кенигсберга как незамерзающего порта на Балтике и проведения западной границы Польши по линии рек Одер и Нейсе. Любопытно, что Сталин, которого современные поляки считают исчадием ада, с помощью карты упорно втолковывал Трумэну и британцам важность реки Нейсе и предупреждал, что в случае реализации их плана "Штеттин остается за Германией, а также Бреслау". В итоге на современных картах давно уже значатся большие польские города Щецин и Вроцлав.

Каких-либо происшествий ни в Потсдаме, ни в Бабельсберге, ни во время поездок представителей "Большой тройки" в разрушенный Берлин зафиксировано не было. Пострадал разве что Черчилль: помимо поражения на выборах ему пришлось выслушать на приеме во время тоста маршала Жукова в свой адрес слово "товарищ", а заглядевшись на стройных советских регулировщиц, сэр Уинстон выпустил изо рта сигару...

По ходу конференции понемногу наметился и человеческий контакт вершителей судеб мира. Трумэн даже развлекал союзников игрой на рояле. Громыко вспоминал, что Сталин похвалил президента со свойственным ему юмором: "Да, музыка - хорошая вещь, она из человека выгоняет зверя". Чтобы Трумэну было понятнее, как нужно играть, в Потсдаме после одного из официальных обедов выступил знаменитый советский пианист Эмиль Гилельс. Его и скрипачку Галину Баринову Сталин затем расцеловал при всех - было заметно, что в Германии он улыбался чаще, чем на прежних свиданиях "Большой тройки".

Когда в половине первого ночи 2 августа Трумэн закрывал конференцию, он выразил надежду, что следующая подобная встреча "будет скоро". На самом деле ее уже не случится никогда. Тегеран, Ялта и Потсдам именно в такой последовательности останутся в истории человечества. А через несколько дней началась уже совсем иная эпоха. Утром 5 августа сталинский поезд вернулся в Москву, а уже на следующий день весь мир узнал страшное слово "Хиросима"...

Общество История Вторая мировая война
Добавьте RG.RU 
в избранные источники