Новости

25.05.2016 19:55
Рубрика: Происшествия

"Мне их не жалко"

Подростков к суициду склоняла 13-летняя школьница
Восьмиклассница самой обычной омской школы оказалась "злым компьютерным гением", подталкивающим к самоубийству сотни своих ровесников. У нее десятки пабликов в соцсетях - девочка играла жизнями "суицидников", которых презирает, ради собственной популярности.

После того как в СМИ распространилась информация о нескольких "группах смерти" в одной из соцсетей, Следственный комитет принялся выяснять, кто же толкает наших детей на самоубийства, так умело манипулируя эмоционально неустойчивыми, утопающими в гормональной буре подростками. Безусловно, предполагалось, что администраторы "групп смерти" - взрослые, копирующие подростковый сленг и манеру общения. Вполне зрелые злодеи со знанием дела подробно описывают способы самоубийства и умело используют весь арсенал давления на неокрепшие души.

Однако одного из них удалось вычислить буквально через несколько часов после того, как проверку начали в СУ СКР по Омской области. Результат шокировал. Как выяснилось, Ева Рейх, которую проклинают матери погибших детей, уже после трагедии окунувшиеся в переписку своих дочерей "ВКонтакте", это восьмиклассница Алина. Ей 13 лет. И что бы эта маленькая девочка ни писала в соцсетях - хоть сто раз "Сигани с высотки!" - ей за это ничего не будет. Даже если другая маленькая девочка, начитавшись этих поганых призывов, действительно сиганет и погибнет. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства наступает с 16 лет, у Алины на ее "игры" есть еще года три.

При этом, как замечают взрослые, Алина очень умна. У нее хорошо поставленная речь, и мыслит она вполне рационально. Она твердо уверена в том, что покончить с собой человек может только из-за своих собственных проблем, а не из-за переписки в соцсетях, и нормальный человек ложиться под поезд не будет, что бы он ни прочитал.

Заставить совершить суицид никого нельзя, считает девочка, поэтому она не совершала ничего плохого. "Те, кто выпилился (выпилиться означает на жаргоне "убить себя". - Прим. ред. ), за ними просто родители не уследили", - говорит она, легко и свободно слагая с себя моральную ответственность. При этом она не скрывает презрения к "суицидникам" даже от них самих. "Что, все суицидники такие тупые?" - это фраза из ее переписки в соцсетях. Ей их не жалко, она их не любит и им не сочувствует. И вся эта безумная деятельность для нее всего лишь возможность получить популярность у благодарной аудитории. В обмен на что получать лайки - не все ли равно.

20 случаев на 100 тысяч человек - таков, по данным ВОЗ, показатель самоубийств среди российских подростков

А следили ли родители за самой Алиной? Как выяснила "РГ", не очень-то и пытались. Ее мама типичная "казашка в платке", очень далекая от виртуальной реальности. Папа вечно на вахтах. А дома компьютер. И в нем целый мир, где можно с наслаждением манипулировать другими. Повышать самооценку. И лелеять чувство собственного превосходства над глупышками, которые льют слезы из-за несчастной любви и рисуют красивые символы смерти: бабочек, живущих один день, и китов, выбрасывающихся на берег.

Может быть, Алина чем-то выделялась в школе? Нет. Ничем не примечательная ученица омской школы N 97. Замдиректора школы по воспитательной работе Жанай Абульханов поблагодарил "РГ" за сигнал: до звонка корреспондента он и представить себе не мог, что одна из его учениц может настойчиво предлагать своим собеседникам надышаться какой-нибудь химической отравой. "Никаких таких проявлений не было у нас", - сказал завуч, припомнив девочку с "черными серьгами", ну разве что на эту мрачноватую атрибутику можно было обратить внимание. Да и не уверен он, что черные серьги были именно у Алины.

Педагог был растерян (и его можно понять), но обещал "отработать сигнал", а именно все выяснить, поговорить с ребенком и его родителями, привлечь, если понадобится, городской Центр психологической поддержки. Ну и с другими детьми, конечно, провести воспитательные мероприятия. "А какие именно?" - поинтересовалась я. "Понимаете, мы ведь не можем напрямую говорить с детьми о суицидах, - ответил Жанай Абульханов. - Можем только постараться их вовлечь в нормальную общественно-полезную деятельность"...

Вот это молчание одна из самых больших проблем, связанных с детскими суицидами. Взрослые не обсуждают смерть с детьми ни напрямую, потому что боятся накликать беду, ни косвенно, потому что не умеют. А подростков тянет к этой теме чрезвычайно - такой возраст. "В древние времена подростки не случайно проходили обряд инициации - переход во взрослую жизнь через тяжелые испытания и символическую смерть, - говорит детский психолог Ольга Мельникова. - Эти переживания нужны для становления личности. Сейчас, конечно, никаких обрядов нет, но и осознавать эти глубочайшие внутренние переживания и как-то по-другому управлять этой усиленной в подростковом возрасте "любовью к смерти" мы тоже не научились. Отсюда действительно огромная популярность у подростков тех сетевых ресурсов, где идет речь о смерти, я как психолог сталкивалась с этим уже несколько лет назад. При этом новые технические возможности - Интернет - делают все деструктивное еще более деструктивным".

Управлять душевными движениями не умеем, что происходит с подростками, не понимаем. И страшноватых симптомов замечать не хотим - родителям так удобнее. "Моя подруга - психолог, - рассказывает Ольга Мельникова. - Однажды ее дочь подружилась в Сети с двумя девочками-анорексичками, которые убивали себя, а родители не обращали на это внимания. Подруга позвонила этим родителям, объяснила, что их дети движутся к смерти. От нее отмахнулись. А через какое-то время обе девочки умерли".

Но как говорить с детьми о смерти, чтобы помочь, а не навредить? Ольга Мельникова уверена, что тиражировать в СМИ тему детских суицидов нельзя ни в каком виде, "антиреклама - это реклама". Похоже, чтобы дать детям какой-то инструмент против зомбирования, в школе нужно вводить серьезные уроки психологической самообороны, а не как сейчас, когда психология если и преподается, то на уровне пения-рисования.

Между тем

После сообщений в СМИ о "группах смерти" в Роскомнадзор посыпались соответствующие жалобы. В Санкт-Петербурге возбуждено уголовное дело по статье о доведении до самоубийства - следователи изучают материалы из социальных сетей применительно к одному из конкретных случаев детского самоубийства. Возможно, по этому делу будет допрошена и омская "Ева Рейх". Есть сведения, что она назвала ники других администраторов "смертельных групп", и их найдут в ближайшее время. "Наша задача установить, кто "направлял" деятельность 13-летней омички", - сообщили "РГ" в СУ СКР по Омской области.

В регионах Происшествия Преступления Криминал Общество СМИ и соцсети Филиалы РГ Сибирь СФО Омская область Омск ProРодитель Подростковый суицид