Новости

04.08.2016 22:20
Рубрика: Экономика

Чувство долга

Текст: Евсей Гурвич (руководитель Экономической экспертной группы, заместитель председателя Общественного совета при Минфине России)
Для граждан вложения в облигации федерального займа могут скоро стать таким же привычным инструментом хранения сбережений, как и депозиты.
 Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости  Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости
Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Рынок внутреннего государственного долга в ближайшие годы будет расширяться, и власти как никогда заинтересованы в привлечении на него физлиц. Связано это с необходимостью осторожного увеличения госдолга в качестве замены истощающемуся Резервному фонду.

На середину 2016 года внутренний госдолг РФ составил 7,4 триллиона рублей, в том числе 5,8 триллиона в виде облигаций федерального займа. С начала года долг вырос на 271 миллиард рублей, а предусмотренные законом о бюджете на этот год чистые внутренние заимствования должны составить 0,5 процента ВВП.

По международным меркам наш внутренний долг совсем не велик, он составляет меньше 9 процентов ВВП. Невысока и средняя доходность гособлигаций - 8,7 процента при текущей инфляции в 7,5 процента, то есть реальная доходность лишь немногим выше 1 процента. Это говорит о доверии инвесторов к правительству и сравнительно низкой оценке ими рисков заимствований у государства.

В следующем году может быть исчерпан Резервный фонд, поэтому правительство планирует в ближайшие три года поддерживать расходы бюджета неизменными в номинале, что означает их сокращение в реальном выражении на величину инфляции. Постоянно звучат предложения расходы не сокращать, а профинансировать дефицит за счет увеличения госдолга.

Теоретически это возможно, спрос на гособлигации есть. Однако без больших рисков мы можем лишь немного нарастить заимствования. Например, занимать в год не 0,5 процента ВВП, а в два раза больше, тогда как для покрытия дефицита за счет внутреннего долга нужно занимать в шесть раз больше, до 3 процентов ВВП. Невысокие ставки на рынке госдолга как раз являются следствием консервативной политики правительства. После того как были введены санкции, рухнули цены на нефть и упали доходы бюджета, доверие инвесторов к гособлигациям покачнулось, об этом можно было судить по снижению доли нерезидентов на рынке госдолга - с мая 2014 года по май 2015-го она упала с 23 до 18 процентов. Потом за 12 месяцев доля восстановилась до прежнего уровня, но приток внешних инвестиций очень неустойчив, и эти 23 процента остаются под риском.

К тому же после "заморозки" пенсионных накоплений (с 2013 года) теперь на рынке ОФЗ приходится полагаться только на инвестиции российских и зарубежных банков. И чтобы не увеличивать стоимость заимствований при расширении их объема, нужно максимально расширить круг инвесторов - в частности, привлечь на рынок госдолга физлиц, разработав удобные инструменты вложений через облигации. Сейчас эта идея выглядит особенно актуальной. Для граждан же это надежный способ инвестиций своих сбережений - при том невысоком уровне долга, который у нас сейчас есть, государство гарантированно расплатится со всеми. Рисков никаких, а доходность будет несколько выше, чем по депозитам: вероятно, в номинале она останется на нынешнем уровне, а в реальности будет расти вместе со снижением инфляции. Конечно, если правительство будет вести себя так же консервативно и сокращать дефицит бюджета.

Необходимо осторожно увеличивать внутренний госдолг в качестве замены истощающемуся Резервному фонду

Дефицит более чем в 3 процента ВВП могла бы позволить себе только динамично развивающаяся экономика. Но российскую в ближайшие годы ожидает рост в диапазоне 1,5-2 процента, об этом говорят все прогнозы. Соответственно, большие заимствования приведут к быстрому росту госдолга и к переоценке рисков, а значит, росту стоимости обслуживания долга.

Что еще очень важно? Чем больше правительство будет занимать на внутреннем рынке, тем больше инвестиционных ресурсов оно перетягивает из экономики в бюджет, то есть деньги дорожают не только для власти, но и для компаний производственного сектора. А это еще больше замедлит рост экономики и лишит власти стимула сокращать расходы, неподъемные при низкой цене нефти. В этом отношении могла бы возникнуть ситуация, похожая на 1997-1998 годы, когда вместо сокращения дефицита правительство продавало государственные краткосрочные обязательства (ГКО). Такая система не может работать долго, и мы все прекрасно помним, чем тогда кончилось дело.

На это можно возразить: если мы не будем сокращать расходы, то экономика вырастет быстрее, значит, и доходов получим больше, не понадобится бюджетная консолидация. С этим согласиться нельзя. Во-первых, в последнее время росли главным образом социальные расходы и расходы на оборону, но ни те ни другие не обеспечивают долгосрочное ускорение экономического роста. Во-вторых, золотым правилом бюджетной политики считается занимать только под развитие, на инвестиции, но такие займы окупятся, только если государство может эффективно управлять ими.

Опыт последних лет показывает, что большая часть госинвестиций шла не на создание инфраструктуры производства, а, скорее, на демонстрационные и развлекательные проекты. К тому же такие проекты имеют раздутые бюджеты, плохо и долго реализуются. Самый наглядный пример - строительство футбольного стадиона в Петербурге. Когда в 2007 году все начиналось, стоимость стадиона составляла менее 7 миллиардов рублей. Сейчас окончательная цена, вероятно, окажется почти в 10 раз выше исходной.

В таких условиях существенное увеличение внутренних заимствований подорвет доверие инвесторов, потому что будет просто непонятно, когда и за счет чего внутренний долг будет погашаться. Так что нам все же не обойтись без экономии бюджетных расходов!