Ты права: я - дикий мужчина

Рецензии
    02.02.2017, 13:52
Похоже, пора привыкать к тому, что самый заметный из современных иранских режиссеров Асгар Фархади теперь с той или иной степенью регулярности будет потчевать западного зрителя своими раздумчиво-надрывными двухчасовыми драмами о душных семейных разладах. После триумфа на "Оскаре" его "Развода Надера и Симин" прошло пять лет, и за это время он снял еще две таких же картины, одна из которых, "Коммивояжер", недавно также номинировалась на "Оскар", где имеет отличные шансы (об этом - чуть ниже), а сегодня выходит в российский прокат.

Формула всех трех последних лент Фархади одинакова: до зевоты будничный крах отношений некогда близких людей, рисуемый с поистине садистской неторопливостью, непременно катализируемый посредством какого-нибудь трагического недоразумения и легко припорошенный ненавязчивой (особенно в сравнении с работами опального коллеги Джафара Панахи) социальной критикой.

Комбинации могут разыгрываться самые разные. Первый вариант: супруги не могут минимизировать ментальные потери от возрастающего взаимного недопонимания, не навредив ребенку ("Развод Надера и Симин"). Второй: супруги (бывшие и нынешние) вместе с детьми (своими и чужими) упоенно доводят друг друга до белого каления ("Секреты прошлого"). Третий - в "Коммивояжере": супруги бездетны, но до бестолковой по своей форме и кислой по содержанию катастрофы они свой брак с успехом доводят и так.

Что характерно, в центре внимания всегда оказывается морально крепкий и с подчеркнутым достоинством себя держащий мужик, попадающий в ситуацию, из которой не может выбраться без ущерба для своего благородного образа.

В свежевышедшей картине этого мужика зовут Эмад. Он учительствует и вместе с молодой женой Раной играет в любительском театре, работая над постановкой пьесы "Смерть коммивояжера" Артура Миллера. Но вот уже звучит первый "звонок": обаятельная и беззаботная на первый взгляд пара несколько нервозно реагирует на бытовые неприятности, связанные с вынужденным переездом из аварийного дома. Трещины на стене сразу же изо всех сил начинают беспардонно символизировать истинное состояние фундамента их союза (а заодно - и плачевное состояние иранского жилищно-коммунального комплекса, конечно), но отчетливые метастазы появляются лишь после пренеприятного инцидента с проникновением неизвестного негодяя в их новое жилье в момент, когда Рана обнажена. Вскоре выясняется, что скрывшийся злодей наносил визит проститутке, обитавшей, как оказалось, в этой квартире прежде, что настроения молодым людям, конечно, не улучшает.

Рана отделывается не очень серьезной травмой головы (в результате падения в душе) и испугом, но быстро развивает в себе всяческие фобии, умножающиеся на консервативные нравы иранского социума. И, погружаясь в пучины саможалости, начинает суженого попиливать и пугать своей апатией, пока тот пытается определиться с непростым ответом на вопрос, что со всем этим делать. В полицию Рана обращаться категорически не хочет, а реакции от обескураженного Эмада требует, не забывая подчеркнуть, что ему, мол, не понять, каково ей сейчас. В конце концов нестабильность настроения любимой и царящее кругом состояние оскорбительной неопределенности заставляет главу ячейки общества действовать самостоятельно.

Ошеломительно скучное расследование таки выводит его (почти случайно) на обидчика - такого же жалкого, пошлого, неинтересного и помимо своей ничтожной воли разрушительного, как миллеровский коммивояжер, которого сам герой играет в театре. Внезапное столкновение со своим неожиданным двойником становится для Эмада и его жены экзаменом, и оба его с треском проваливают, как у Фархади и принято - каждый по своим причинам.

Словом, любители творчества иранского режиссера найдут в "Коммивояжере" то, что ищут - тягучую семейную драму с персидским колоритом. Разок (не больше) он им напомнит, что его кто-то зачем-то сравнивает с Хичкоком, отпустит несколько острот по поводу причудливого смешения традиции с символами и привычками нашего времени, разгонит своих озлобленных персонажей по разным углам - в юдоли их личных страстей и комплексов - и медленно раскланяется с явным чувством выполненного долга.

Впрочем, бескомпромиссная нишевость и откровенная второразрядность новой ленты Фархади, конечно, никак не помешают ему еще несколько месяцев греметь на весь мир. У иранца и без того были крайне неплохие шансы получить свой второй "Оскар" в этом году, а уж после скандала с трамповым миграционным законом и эффектного комментария режиссера по этому поводу голливудская элита, с первых часов президентства Трампа вступившая с ним в открытую конфронтацию, наверняка отнесется к "Коммивояжеру" с особым интересом. 

3.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники