20idei_media20
    Рубрика:
    16.03.2018 22:06

    "Горе-творец": уморительный байопик о загадочном чудаке Томми Вайсо

    "Горе-творец": уморительный байопик о загадочном чудаке Томми Вайсо
    Есть особая категория фильмов. Они сняты настолько безобразно, что их просмотр способен доставить специфическое, ни с чем не сравнимое удовольствие. При условии, что зритель обладает необходимыми настройками восприятия, чувством юмора и, конечно, терпением.

    В бескрайнем, еженедельно расширяющемся море скверной кинопродукции, где-то в местах обитания глубоководных рыбин, выплывших из икринок, которые обильно отложили на дне такие компании, как Enjoy Movies и Kinodanz, а также Александр Невский и интернациональный легион их соратников, можно отыскать истинные жемчужины, исключительные в своей чудовищности. Их не так уж много (всего несколько десятков, и им посвящены целые исследования), ведь умение снять так плохо, чтобы стать легендой - особый дар, пусть обычно и не осознаваемый его носителем. Грань между наивным искусством и обыкновенной халтурой порой тонка до неуловимости, так что, по большому счету, какая разница, с какой стороны художник начинал движение? Тем только большую ценность обретают творения из разряда "нарочно не придумаешь".

    Долгое время признанным королем убогого кино заслуженно считался Эдвард Вуд-младший, снимавший свои нестандартные шедевры с пятидесятых по семидесятые. В 1994-м Тим Бертон посвятил трэш-классику байопик, который, несмотря на многочисленные милые оммажи и прочие кинематографические достоинства, все же не обладал парадоксальным обаянием, каким славились картины Вуда. Совсем другое дело - новый фильм Джеймса Франко "Горе-творец", посвященный Томми Вайсо и его культовой "Комнате", свергнувшим девять лет спустя автора "Глена и Гленды" и "Плана 9 из открытого космоса" с пьедестала.

    Лента Франко, которую завтра можно будет посмотреть в Москве в рамках фестиваля Why Not Movie, - это не только трогательное посвящение гениально бездарному чудаку с его феноменальным детищем, но и очень смешная комедия, в чьих силах развеселить даже тех, кто с "Комнатой" не знаком (хотя этот пробел все же перед просмотром желательно ликвидировать). Не в последнюю очередь способствовала этому сама загадочная фигура "горе-творца", невесть откуда взявшегося с кучей денег таинственного происхождения и непомерными амбициями, до сих пор упорно хранящего свои секреты.

    Но без актерского мастерства Франко, самостоятельно исполнившего главную роль, следуя примеру своего героя, "Горе-творец" бы не состоялся. Так феерично переиграть талантливо бесталанного Вайсо в его исступленном переигрывании может только по-настоящему большой артист. Что подтвердило жюри "Золотого глобуса" и наверняка признала бы Американская киноакадемия, если бы ориентировалась на профессиональные достоинства оцениваемых картин, а не на скандальные тренды.

    При полном отсутствии внешнего сходства с прототипом Франко настолько убедительно перевоплотился в эксцентричного инопланетянина, одинаково нелепого на съемочной площадке и вне ее, живущего в своем, понятном только ему мире, с такой любовью покадрово воссоздал наизусть выученные многими сцены, что восторг, который это все вызывает, оказывается вполне сравнимым с эмоциями от оригинального произведения.

    И даже упомянутые тренды не позволили не в меру щепетильным академикам отказать "Горе-творцу" в номинации на "Лучший адаптированный сценарий" (пускай он и был обречен на проигрыш сентиментальной гей-драме про нежную любовь к персикам) - настолько его сюжет хорош и сбалансирован.

    Основан он на книге, чьим соавтором является непосредственный участник событий Грег Сестеро (его играет брат Франко - Дэйв), лучший и единственный (насколько известно) друг Томми, сыгравший второго по значимости персонажа "Комнаты" - вероломного прелюбодея Марка. Именно его ироничный взгляд, совмещающий искреннюю симпатию и смешанное с восхищением недоумение от раскрепощенности своего товарища, помог фильму найти подходящую царящему на экране абсурду тональность. Бесшабашную и несуразную, как и творческий путь Томми Вайсо.

    5