Доктор не пойми Кто

Рецензии
    08.10.2018, 18:35
Текст:   Юлия Авакова

В минувшее воскресенье произошло долгожданное событие - запуск 11 сезона "Доктора Кто", ознаменовавшегося скандалом еще задолго до выхода на экраны. Легендарный британский научно-фантастический сериал, первые серии которого вышли на экран в далеком 1963-м, получил неожиданное развитие - Тринадцатым Доктором Кто впервые за всю его историю стала женщина, и имя ей Джоди Уиттакер.

Знакомые с фильмографией Уиттакер (в частности, с недавней концовкой "Убийства на пляже" / Broadchurch и свежей драмой "Доверься мне" / Trust Me) вряд ли могут найти в ее творчестве что-то экстраординарное по части актерской игры, зато своим решением новый шоураннер "Доктора Кто", Крис Чибнелл, преподнес всем сюрприз. Вполне возможно, что выбор на актрису пал не в последнюю очередь из-за наличия у самого Чибнелла опыта работы с ней (в том же самом "Убийстве на пляже").

Итак, подойдя к новому сезону, зрители знали примерно следующее: новым Доктором станет женщина, у нее появятся новые спутники, причем на этот раз их будет трое одновременно; "старых монстров" и привычных многочисленных отсылок к истории "докторианы" не будет, так как одной из целей Чибнелла является создание "свежего" телепродукта. По его мнению, в просмотр "Доктора Кто" теперь можно будет включиться безо всякой подготовки, и это самым положительным образом скажется на росте зрительской аудитории. Так и случилось: дебютный эпизод собрал у экранов 9 миллионов зрителей, что намного превосходит дебюты Питера Капальди, Мэтта Смита и Дэвида Теннанта.

Примечательно, что в многочисленные сопроводительные материалы, включающие в себя интервью с различными представителями съемочной группы, не вошла ни одна реплика ныне живущих и здравствующих Докторов. Сказать, что они негативно приняли проект, невозможно, ввиду многочисленных слов поддержки и хвалебных отзывов со стороны Теннанта, Смита, Капальди и даже Дэвида Брэдли. Это, наряду с другими обстоятельствами, является очередным подтверждением того, что происходит не только смена "имиджа" Доктора Кто, но и своеобразный отход от преемственности в целом.

Но перейдем к первому эпизоду под названием "Женщина, которая упала на землю"  (The Woman Who Fell to Earth). Костюм Доктора своеобразен, но не без приятности. Там есть место и узнаваемым деталям, содержащим отсылки к предыдущим инкарнациям Доктора (правда, в сопроводительных материалах об этом снова не было сказано ни слова), и большому количеству нововведений, при этом не особо броских. Доктор также мастерит новую "сверхзвуковую отвертку", причем на этот раз из шеффилдской стали. Истинно британская трогательность момента в эпизоде дополняется удачным дизайнерским решением - спасибо знатоку своего дела Арвелу Вину Джонсу, сумевшему в свое время наполнить "Шерлока" уймой изящнейших визуальных ключей.

У Доктора теперь нет спутников в привычном смысле, ведь такие отношения с наличием субординации - ушедший век. Доктор ныне называет их своими друзьями, своей командой. Когда молодой сотрудник полиции Ясмин (Мандип Гилл) представляется по всей форме, Тринадцатый Доктор останавливает ее, высокопарно (и откровенно фальшиво) заявляя, что ей не нужны звания и прочие формальности, она общается с личностью, а значит, самое важное - это имя.

Двое других будущих друзей Доктора подобраны очень тщательно: темнокожий Райан Синклер растет без родителей, с любящей бабушкой и ее мужем Грэмом. К тому же Райан страдает диспраксией и в свои девятнадцать лет никак не может научиться кататься на велосипеде. А третьим спутником - что бы вы думали - является 64-летний Грэм, муж бабушки Райана, излечившийся от рака благодаря ее поддержке и заботе! Даже люди преклонного возраста, перенесшие тяжелые заболевания, могут бегать за вприпрыжку за Доктором по Вселенной, сообщают нам разработчики сериала. Это поистине замечательно, толерантно и великодушно, однако преподнесено настолько топорно, что то и дело слышится не североанглийская речь, а пресловутое американское "Yes, we can”, слащаво и лицемерно воплощаемое в уйме фильмов по ту сторону Атлантики.

Сама Доктор открыто говорит о том, насколько трудно ей далась регенерация. Она никак не привыкнет к тому, что она - женщина, ведь только недавно она была мужчиной! Причем ее описания собственной физиологии и неприятных ощущений какое-то излишне подробное, от него остается своеобразное послевкусие, как будто кто-то посвятил вас в интимные подробности своей жизни вопреки вашему же желанию. Ведет себя Тринадцатый Доктор тоже как-то странно: пытается изо всех сил быть похожей на мужчину, но выглядит это карикатурно. Конечно, возможно, это такой своеобразный режиссерский ход, призванный показать трудности "переходного периода"…

Вообще, по части мимики Уиттакер делает все, чтобы отчаянно походить на Десятого Доктора, Дэвида Теннанта. Ее таланта хватает на то, чтобы напомнить о нем и заставить зрителя с ностальгией представить, как бы та или иная реплика звучала в его устах. Но вот создать что-то характерное свое, наделить свою инкарнацию Доктора новыми чертами характера, другой аурой (что так хорошо удавалось другим воплощениям Доктора) у нее не получается. Ее комментарии тусклы, в них нет искры, хотя по части физических перемещений в пространстве она даст фору многим предшественникам. И даже традиционный финальный монолог Доктора (после повержения очередного монстра) не в силах это изменить.

То, что говорит Уиттакер, никак с ней не резонирует, пламенные слова, слетающие с ее губ, становятся неуместными и какими-то громоздкими.

Что касается сюжета, для первого эпизода все не так плохо. Зрителя даже в некотором роде обманывают: вначале на землю падают клубок движущихся кабелей и тяжеленная синяя штука в форме инжира с поверхностью, похожей на лунные кратеры, и только потом является сама Доктор. Ее первое знакомство с людьми происходит при драматичных обстоятельствах - и именно эти незнакомцы впоследствии станут костяком ее отряда. Несколько удивляет количество смертельных случаев в эпизоде, явно чрезмерным выглядит и то, что сопутствует лишению жизни несчастных землян. Враги человечества выглядят крайне неубедительно и даже устало, и если дальше все пойдет в том же духе, фантазии Чибнелла и одного амбициозного желания по созданию "абсолютно новых монстров" будет явно недостаточно, чтобы поддержать интерес к проекту.

Визуально старт одиннадцатого сезона как-то навязчиво напоминает стилистику скандинавского нуара, с вкраплением из сцен, более приличествующих социальным драмам, нежели проекту с очень большой долей условности. Складывается такое ощущение, что из сериала начисто вымыли британскость (не считая нескольких реплик о Шеффилде) как нечто ненужное, возможно, мешающее приобщению новых зрительских масс. Навязчивый оптимизм, не склеивающийся с повествованием, а также искусственный сентиментализм и патетика заставляет наблюдателя, хоть сколько-нибудь знакомого с "докторианой", мрачно вести подсчет того, чего в любимом проекте больше нет.  Хорошо хоть знаковый саундтрек сохранили. В титрах вот видны кристаллы, поразительно напоминающие эритроциты в заставке "Шерлока". Правда, это вряд ли преемственность. Как мы помним, это давно ушедшие реалии…

Привлечет ли такой непривычный облик "Доктора" так называемую "прогрессивную аудиторию"  - вопрос открытый, ведь детище BBC вряд ли может на полном серьезе пытаться состязаться по части графики и спецэффектов со сколько-нибудь заметными кинопроектами того же жанра. Но вот то, что он может потерять существенную часть преданной аудитории, представляется вполне возможным, так как, по сути дела, это какой-то совершенно новый, малопонятный, а главное - явно ненужный сериал. Что будет дальше - покажут грядущие недели и месяцы.

2

Добавьте RG.RU 
в избранные источники