Новости

26.02.2019 20:25
Рубрика: Общество

Диктатура талии

Интервью Анны Поповой, руководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, опубликованное на ленте РИА "Новости", в котором она рассказала о том, что ее ведомство изучает опыт зарубежных стран в борьбе с ожирением, вызвало неприязненную реакцию ряда СМИ и активистов социальных сетей. Настолько острую, что Роспотребнадзор был вынужден в тот же день, 14 февраля 2019 года, через ТАСС успокаивать взволнованную общественность, которая решила, что теперь россиянам придется подгонять свои талии под японские параметры.

Напомню, что, судя по тексту этого интервью, если размер талии японского мужчины превышает 90 сантиметров, а женщины - 80 сантиметров, то они обязаны, как требует правительственный рескрипт, посещать регулярные сеансы консультирования, а компании, которые не следят за весом своих работников, вынуждены платить серьезные штрафы. Значительно меньшее впечатление на читателей произвел опыт Новой Зеландии, где женщинам и мужчинам, которые обладают избыточным - с точки зрения местных органов здравоохранения - весом, очень трудно получить гражданство этой страны.

Понятно, что гражданство Новой Зеландии дело абстрактное, а талия - вполне конкретное. Не могу сказать, что в этом - физиологическом - ключе интервью Анны Поповой меня задело сколько-нибудь серьезно, хотя то, что у меня можно признать за талию, в объеме насчитывает целых 112 сантиметров и мне явно не светит ни стать японцем, ни новозеландским гражданином - впрочем, это меня вполне устраивает. Тем более если дочитать до конца текст этого по-прежнему популярного интервью, то можно узнать, что Роспотребнадзор лишь готовится к обсуждению зарубежного опыта с российскими гражданами в течение первого года реализации одного из важных национальных проектов.

В силу профессиональной некомпетентности не стану строить прогнозов, каким образом при достаточно скромных бюджетах россиян в ближайшей перспективе можно качественно изменить рацион питания. Это весьма сложная проблема, при решении которой все-таки следует помнить, что недоедание вовсе не похоже на оздоровительную диету. И что вкусная пища, особенно в заведениях быстрого питания, не всегда бывает здоровой. Повторю, некомпетентен обсуждать все эти сложные материи, в том числе и потому, что люблю жаренную картошку на сале и макароны по-флотски.

Не во всех культурах вес человека определяет его достоинства

Но хотел бы предложить читателю подумать о решении Роспотребнадзора всерьез заняться нашим здоровьем в несколько ином ключе. Где границы государственного регулирования нашей частной, я бы даже сказал, интимной жизни (ведь вопросы пищеварения по-другому трудно назвать)? Напомню, что речь идет не о традициях, не о религиозных запретах, а именно о правительственных установлениях.

Замечу, что не во всех культурах вес человека определяет его нравственные достоинства. В одних странах аскеза - признак высокой моральности. В других - дородность становится символом добродетельного благополучия. Даже в рамках схожих конфессиональных направлений не все тождественно: в Таиланде боги, как правило, худощавы и поджары, а в Китае божество должно иметь величественный живот, прикосновение к которому непременно приносит благо.

Но, как говорится, богу - богово, а кесарю - кесарево. Впрочем, бывали случаи не только в иудейском или мусульманском, но и христианском мире, когда религиозные догматы становились государственной доктриной. Как в Женеве ХVII столетия, когда во время длительного, почти четвертьвекового правления Кальвина теократическое государство определяло правила поведения граждан до мельчайших подробностей, залезая не только в их тарелки, но и в их постели.

Светские патерналистские государства самого разного толка тоже имеют обыкновение перебирать с вмешательством в частную жизнь граждан. Впрочем, и сами граждане нередко пытаются переложить на государство не свойственные ему функции. Например, сделать его арбитром в области семейной - и не только семейной - морали. Когда я был членом Краснопресненского райкома КПСС, то во время ежемесячного приема граждан чаще всего сталкивался с просьбами ткачих Трехгорной мануфактуры урегулировать их семейную жизнь. Церквей было мало, ходить туда побаивались, а райком находился поблизости. А сколько раз, посмеиваясь, но и горестно вздыхая одновременно, зачитывал на партийных собраниях, что мой коллега разведен трижды, но это не является препятствием для служебной командировки в Болгарию.

В современной России частная жизнь граждан защищена Конституцией, законодательными и подзаконными актами. Нам никто не указывает, что можно, а что нельзя читать, смотреть, слушать. Государство не заставляет нас приобщаться к той или иной религии, равно как и декларировать свой атеизм. Свобода совести, свобода эстетических предпочтений, самостоятельный выбор политических пристрастий стали нормой сегодняшнего российского общежития. Равно, как и тайна интимной жизни, которая, понятно, не исчерпывается пищеварением. И это бесценное общественное благо не мешает строить сильное государство с развитыми властными институтами.

Где границы государственного регулирования нашей частной жизни?

Важно только не доверяться ряду популярных интернет-ресурсов, которые уверяют, что право и мораль являются единым целым. Разумеется, они связаны между собой, но вовсе не тождественны друг другу. Закон - чаще всего минимальная норма морали. Но в истории известны государства, когда закон и мораль вступали в непримиримые противоречия друг с другом - достаточно вспомнить нацистскую Германию. Словом, надейся на государство, но и сам не плошай. Как писал Николай Бердяев, "государство существует не для того, чтобы превращать земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад".

Надзор за размером талии вещь, безусловно, важная. Но не лучше ли предоставить его каждому отдельному гражданину, не перекладывая на государственные плечи. Как и многое, что можно сделать самостоятельно.

Общество Здоровье Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники