Дорогие мои двойники

Рецензии
    26.03.2019, 16:45
Вы, вероятно, могли заметить, что в последнее время массовый кинематограф как-то особенно подвержен влиянию политической конъюнктуры. Куда ни плюнь, все либо про угнетение женщин, либо про какие-нибудь угнетаемые меньшинства, либо про Трампа. И во всем виноват, конечно, последний.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Избрание президентом США столь неоднозначного и харизматичного персонажа разделило американское общество на две большие непримиримые группы и спровоцировало непрекращающуюся череду громких скандалов. Причем Голливуд почти целиком оказался в той группе, которая Трампом недовольна, и принялся "лидера свободного мира" безжалостно травить различными способами, в частности - усиленно пропагандируя те ценности, против которых якобы выступает он и его электорат. Так, например, "Оскар" под давлением общественности перестал быть "слишком белым", а стал расово диверсифицированным (но, по мнению некоторых, все равно недостаточно).

На этой волне поднялся Джодан Пил, известный комик, который, едва дебютировав как автор полнометражного кино, сразу же взял "Оскар" в номинации "Лучший сценарий", обойдя самого Мартина МакДонаха. Не сказать, что незаслуженно взял. Но - Мартин МакДонах. "Прочь", социальный триллер (именно так создатель охарактеризовал картину) о богатых белых, вселяющихся в тела бедных черных, был, чего уж там, хорош. Прекрасно поставлен, остроумен, оригинален (если выкинуть из памяти "Ключ от всех дверей"). Кроме того, что называется, попал в струю, и не в последнюю очередь благодаря этому сорвал жирную кассу.

Короче, Джодан Пил с порога заявил о себе как о крупнейшем жанровом мастере современности, да так убедительно, что ему уже доверили перезапуски культовой классики: "Кэндимена" и "Сумеречной зоны". И недавно вышедший сериал "Странный город", едкая и небанальная сатирическая антиутопия, его позицию только укрепил. Ну а после "Мы" так и вовсе никаких сомнений не остается: Джордан Пил - вообще красавчик.

Темнокожая семья приезжает отдохнуть в загородный домик недалеко от пляжа. Вдруг откуда ни возьмись к ним приходят их двойники с целью помучить и убить. Двойники носят красные робы и говорят (вернее, только одна там говорит сиплым голосом, остальные лишь нечленораздельные звуки издают): "Мы - американцы". Это вкратце завязка. Из которой уже можно понять, что все не просто так. Не просто так они красное носят, и вот там еще другая семья была, белая, - они тоже не просто так, и ножницы не просто так, и футболка с изображением Майкла Джексона не просто так (нет, не в том смысле). Все символизирует.

Джордан Пил оставляет обширное пространство для трактовок, как и подобает настоящему мастеру. Ясное дело, "Мы" - это про нас, то есть про них, то есть про американцев. Но далее возможны варианты. Куча вариантов. И чтобы компетентно во всем разобраться, следует знать об американцах как минимум чуть больше, чем знает о них среднестатистический российский зритель. Хотя бы немного почитать о грандиозной и провальной благотворительной акции Hands Across America, которая играет в сюжете важную роль. Или не заморачиваться, удовольствовавшись тем, что лежит на поверхности: они - это мы, мы - это они, как народ ни разделяй, внутри все на самом деле одинаковые. Седьмой сезон "Американской истории ужасов" был о том же примерно. Трамп, не Трамп, сила ночи, сила дня - и как там дальше у Пелевина было.

В конце концов, один из главных символизирующих визуальных образов в "Мы" считывается довольно легко. Зрителя буквально носом в него тыкают на протяжении долгих начальных титров. Это кролики. Они же и в самом финале появляются. Зачем Джордану Пилу кролики? Затем же, зачем и Дэвиду Линчу, Ричарду Келли или Льюису Кэрроллу. Кролики всегда намекают на иррациональное. Далеко не все в "Нас" поддается рациональному объяснению (как глубокомысленно звучит, а?). Откуда взялись двойники, нам, с одной стороны, в итоге рассказывают, но вопросов меньше не становится. Так что правильной трактовки, скорее всего, не существует. И это, скорее всего, единственная правильная трактовка.

Ну и не стоит также забывать, что "Мы" - прежде всего отличный хоррор. Первая его половина - "Забавные игры" Ханеке с доппельгангерами (Джордан Пил настоятельно рекомендовал исполнительнице ведущей роли Люпите Нионго ознакомиться с этим фильмом перед съемками). Вторая половина - доппельгангер-апокалипсис (зомби-апокалипсис, опять же, с доппельгангерами). Плюс немного свихнувшейся фантастики. В меру смешно, в меру жутко. Детский хор зловеще поет непонятные слова на латыни. Двойники пугают безумными гримасами в кадре, еще больше пугают, когда внезапно пропадают из кадра.

Наблюдаемый ныне хоррор-ренессанс, конечно, запустил не Джордан Пил. Но он его возглавил. Отличительные черты хорроров новой формации (если максимально упрощенно, ужастики стали гораздо умнее и красивее) в фильмах Джордана Пила доведены практически до совершенства, они имеют бешеный коммерческий успех, а что еще важнее - их будут помнить в том числе и как часть эпохи Трампа, в отличие от других, не менее замечательных, но менее политически ангажированных, умных и красивых хорроров. Есть в этом какая-то несправедливость. Но так устроен мир, к сожалению.

4.5

Добавьте RG.RU 
в избранные источники