1 февраля 2020 г. 09:30
Текст: Сергей Борисов (доктор культурологии)

"Мадама, играй, играй!"

Как китайцы развлекали россиян в первой половине ХХ века
"Родина" уже рассказывала о развлечениях россиян в конце ХIХ - начале ХХ века в материалах "Слава Ростропович изображал заику: "Га-га-гарантии..." (N 11, 2018), "Живые картины" минувших дней" (N 1, 2019), "Давайте флиртовать, товарищи!" (N 5, 2019), "По залу мчится почтальон, последней почтой нагружен" (N 7, 2019). Наш постоянный автор продолжает тему.
Китайский базар в Никольск-Уссурийске. Начало ХХ века.
Китайский базар в Никольск-Уссурийске. Начало ХХ века.

Китаец из чулана

Даниил Гранин, вспоминая о Петрограде-Ленинграде 1920-х гг., писал: "В Вербное воскресенье на площади перед церковью устраивалась ярмарка... Китайцы продавали скрипучки, веера, чертиков, "тещины языки", "уйди-уйди". Пряники продавали, длинные конфеты..."1 Выходит, что игрушками - атрибутами Вербного базара - торговали китайцы?

Писатель Борис Хазанов свидетельствовал о 1933 г.: "Чистопрудный бульвар..., где миниатюрные китаянки с цветами в черных волосах продавали набитые опилками мячики на резинках - московский раскидай, знай-подкидывай-кидай, бумажные вертушки и "уди-уди""2. Вот уже и Вербного базара с конца 1920-х гг. нет, а китайцы все торгуют и его атрибутами, и другими замысловатыми игрушками...

Доступ китайцев на российские территории был открыт русско-китайским договором 1860 г.3 Тем не менее, по-видимому, даже в последнее десятилетие XIX века в европейской части Российской империи китайцы оставались диковинкой.

Обложка автобиографической повести Александры Бруштейн "Дорога уходит в даль..."

Из автобиографической повести Александры Бруштейн (в девичестве Выгодской) "Дорога уходит в даль..." (1958) можно узнать, что в Вильно первой половины 1890-х гг. в "чайном магазине известной фирмы "К и С. Попов с сыновьями"" "с утра до вечера" "в вышитом синем китайском халате" стоял "настоящий живой китаец Ван Ди-Бо". Голова его была "обрита наголо, только на затылке оставлены волосы, заплетенные в длинную косу". Этого китайца привезли "специально для рекламы, чтобы люди покупали чай и кофе только в этом магазине". И покупатели "повалили валом. Всякий покупал хоть осьмушку чаю или кофе, хоть полфунта сахару и при этом глазел на живого китайца".

Управляющий магазином говорил: "Желаете живого китайсу видеть, пожалуйте-с! В магазин-с! Вошли, купили чего ни то, вот он вам, живой китайса, смотрите в свое удовольствие!" Поэтому покидать магазин или даже стоять на его пороге Ван Ди-Бо строго запрещалось. Он жил в чулане позади магазина и никогда не выходил на улицу4.

Но в начале ХХ века "среди прибывших в Россию иностранцев китайцы занимали уже третье место после персидских и австро-венгерских подданных". Так, за 1906 г. из Китая в Россию прибыло более 60 тысяч человек, а в 1907 г. - более 80 тысяч человек5.

Занятия китайцев в России в первой половине ХХ века были разнообразны - это и выращивание овощей ("Летом... в китайской слободке огородники... сидели на корточках с глиняными горшками на головах. Из горшков струился дым и разгонял комаров. Китайцы пололи и поливали ровные, как ниточки, грядки"6), и торговля тканями ("Разносчики-китайцы торговали китайской чесучой"7), и стирка белья ("Мать... наказывала: "Чистоту поддерживай. По мелочишке что сам постирай, что большое - к китайцам в прачечную снеси...""8), и изготовление папирос для продажи ("Петька... "торговал папиросами от китайцев" - так называлось в нашем городе это тяжелое дело. Китайцы, жившие в Покровской слободе, набивали гильзы и нанимали мальчишек торговать"9), и ремонт обуви ("Один китаец сидел на улице, "холодный сапожник", и хорошо и скоро ремонтировал обувь"10), и сбор утильсырья ("В наш двор пришел китаец... Он встал посреди двора и закричал...: "Бутылки берем!"... У него в мешке... игрушки. И любую игрушку можно получить бесплатно, если сдать китайцу бутылку..."11)12.

Обезьянка с пелеринкой

Но немало выходцев из Китая были задействованы в сфере развлечений. Если в конце XIX в. сам вид китайца являлся зрелищем, то позднее этого было уже недостаточно.

В повести Р. Фраермана описывается жизнь в дальневосточном "портовом городке" "близ океана" в начале ХХ в.: "Во всем городе была только одна обезьянка - у странствующего фокусника китайца Чи Фу. Никто не знал, где он живет, куда исчезает и как снова появляется в городке. Но неизбежно летом, в тихие теплые вечера, на улице вдруг раздавался его голос: "Мадама, играй, играй". Чи Фу шел с деревянным сундучком, который висел у него за спиной на широком лоснящемся ремне, а рядом с ним на тоненькой цепочке, прикрепленной к тому же ремню, бежала обезьянка. Чи Фу снимал свой сундучок где-нибудь в тени под старой лиственницей, и мадама начинала играть. Обезьянка вынимала из сундучка бархатную пелеринку, ботфорты со шпорами, огромную шляпу с пером и наряжалась Котом в сапогах... Обезьянка... посматривала на толпу ребятишек, озабоченно почесывалась и часто мигала глазами. Мимоходом она выхватывала из рук ребят лесные орехи и сладкие коричневые рожки. После представления она обходила зрителей, подставляя свою лиловую ладонь, собирала стертые полушки и запихивала их за щеку. Потом складывала свой костюм и снова отправлялась в путь и бежала за Чи Фу"13.

Китайская девушка торгует на улице игрушками. Фото: Франк Уитсон Феттер. Казань. 1930 г.

Волшебные горошины

В автобиографической повести Любови Воронковой "Детство на окраине" описывается Вербный базар в Москве в 1911 г. Китаец всего лишь рекламирует товар, но сами его действия выглядят как чудо: "Вот толпа раздалась, стала в кружок. Что там такое?

А в кругу, на булыжной мостовой, среди жидкой, смешанной с солнцем грязи, стоял маленький столик и на столике широкая белая миска с водой. Над этой миской колдовал китаец в синей одежде, в круглой шапочке, из-под которой спускалась по спине длинная черная жесткая коса. Он тряс в пригоршне какие-то темные горошинки, показывал их всем, кто хотел смотреть. Соня пробралась вперед..., ей во что бы то ни стало хотелось видеть, что будет дальше.

Обложка книги Любови Воронковой "Детство на окраине".

Она близко увидела эти серые бесцветные горошинки в желтой руке китайца. И вот он произнес несколько непонятных слов, как-то странно повел руками над миской и бросил шарики в воду.

И тут стало твориться непонятное. Каждый шарик начал во что-то превращаться. Одни расправлялись, развертывали зеленые листья, стебельки, на стебельках появлялись бутоны, которые тут же расцветали розовыми и желтыми розами... Другие превращались в маленьких, сверкающих драконов с изумрудными хвостами... Из третьих получались пестрые вазочки... Четвертые раскрывались яркими китайскими веерами... И каждая горошина раскрывала что-то свое и, сверкая красками, всплывала перед глазами изумленной публики.

Соня не могла оторвать глаз от такого чуда, она просто забыла дышать. Но китаец накрыл миску полотенцем и снова затряс горошинами в ладони.

- Ходя, давай-ка мне!

- Мне десяточек, Ходя!..

К нему протянулось несколько рук с медяками.

- Ой, мама, купи!

Мама купила несколько штук и положила Соне в карман"14.

Китайский иллюзионист.

Жонглеры и фокусники

О России 1910-х гг. пишет Я.Н. Ривош: "Ходили по дворам... китайцы-фокусники с дрессированными змеями и белыми мышками. Они глотали шпаги, жонглировали, случалось, что показывали действительно интересные фокусы, которые могли бы быть украшением программы в любом цирке"16.

В городе Шадринске Пермской губернии китайцы появились во время Первой мировой войны. Китаец на Михайловской площади у магазина Рубина показывал фокусы: "кровопускание", "хождение по канату". Какой-то мальчик, копируя действия китайца-фокусника, "ударом перочинного ножа поранил руку товарищу"17. В шадринской газете "Исеть" за 1915 г. опубликовано следующее сообщение: "На площадке между магазинами Моисеева и Рубина ежедневно дает представления фокусник-китаец. Около него собирается большая группа народа. В то время, когда китаец показывает свои фокусы, у зазевавшихся обчищаются карманы"18.

А в июне 1917 г. начальник штаба Петроградского военного округа отмечал, что "на улицах Петрограда... замечается огромное количество бродячих китайцев, не имеющих определенных занятий, фокусников или торгующих в разнос..."19

Уличный фокусник глотает кинжал.

Журналист А. Коновалов вспоминал о жизни в Орехово-Зуево в 1920-1930-х гг.: "Приходил на лужайку фокусник-китаец с косой на голове. Он набивал рот опилками, поджигал их и дымил, изображая дымящий паровоз. Ходя, так называли китайцев, вытаскивал разноцветные шарики из носа, ушей, прокалывал щеки острой иглой"21.

Писатель С. Боровиков свидетельствовал, что в начале 1950-х гг. в Саратове китайцы "торговали на Верхнем базаре... бумажными игрушками: шариками на тонкой резинке, которые скакали от ладошки, и раздвигающимися, словно веер, нежно дрожащими цветной папиросной бумагой кружками на двух деревянных палочках"22.

1940-ми - началом 1950-х гг., по-видимому, заканчивается эпоха "китайских развлечений в России". В 1950-е гг. на смену живущим в Советском Союзе выходцам из Поднебесной, специализировавшимся на развлечениях, в нашу страну стали прибывать тысячи китайцев для учебы и стажировки. Но это уже другая эпоха и другая история...

1. Гранин Д.А. Заговор // Звезда. 2012. N 1.

2. Хазанов Б. В садах за огненной рекой. СПб, 2014. С. 74.

3. Клипка К.К. Китайцы в Томске в конце XIX - начале ХХ века // Вестник Томского государственного университета. История. 2013. N 6. С. 159.

4. Бруштейн А. Дорога уходит в даль... Повесть. Главы из второй части. // Пионер. 1958, N 5. С. 8.

5. Клипка К.К. Китайцы в Томске. С. 160.

6. Фраерман Р. Золотой василек. Роман. М., 1963. С. 15.

7. Ривош Я.Н. Время и вещи: очерки по истории материальной культуры в России начала ХХ века. М., 1990. С. 168.

8. Скорин И. Ребята из Угро. Повесть. М., 1982. С. 130.

9. Каверин В. Собрание сочинений в 8 т. М., 1981. Т. 3. С. 32.

10. Иовлева В.Н. Михайловская площадь // Шадринский альманах. Шадринск, 1997. Вып. 1. С. 51.

11. Матвеева Л. Шесть тетрадок. М. 1976. С. 151-155.

12. Подробнее см.: Борисов С.Б. Занятия китайцев в России в 1890-е - 1950-е гг. // Вопросы истории. 2019. N 4. С. 86-95.

13. Фраерман Р. Золотой василек. С. 20.

14. Воронкова Л.Ф. Детство на окраине. М., 1959. С. 203-204.

16. Ривош Я.Н. Время и вещи. С. 168, 169.

17. Иовлева В.Н. Михайловская площадь. С. 51.

18. У истоков была "Исеть" / подборку сделал С. Борисов // Шадринская новь. 1990. 16 августа.

19. Хохлов А. Политика России в отношении китайских иммигрантов в период Первой мировой войны // Российская история. 2015. N 3. С. 17-18.

21. Коновалов А. Пароход моего детства // Казарма. Орехово-Зуево, 2000.

27. Боровиков С. В русском жанре - 7 // Волга. 1995. N 4. С. 172.