Англичанка терпит

Рецензии
    08.12.2020, 15:27
Текст:   Шамиль Керашев
1979-й год. Луис Маунтбеттен взорван на катере террористами из ИРА. Премьер-министром Великобритании впервые назначена женщина. Принц Уэльский случайно знакомится с молоденькой Дианой Спенсер. На Фолклендских островах зреет конфликт. Год 2020-й: сериал "Корона" опять достаёт из архивов старые газетные заголовки и наряжает их в пышную костюмированную драму, зазывая мир смотреть.
 Фото: youtube.com/ Netflix  Фото: youtube.com/ Netflix
Фото: youtube.com/ Netflix

Мир, собственно, смотрит - причём с невиданным упоением: четвёртый сезон The Crown сходу записали не только в самые удачные продлёнки современности, но и в самые неожиданные. Хотя на первый взгляд ничего из ряда вон здесь нет. Тот же коллективный байопик Винздоров, чей роялизм - одновременно и завидная привилегия, и тяжкое бремя. Те же попытки пусть не полностью "заземлить" Елизавету II и ко, но рассмотреть их под лупой простых человеческих ценностей. Много сольных партий прекрасной Оливии Колман. Роскошная цветокоррекция. Фоном - исторические события. Бонусом - пикантное приглашение порыться в грязном белье Букингемского дворца, а то и, чем чёрт не шутит, примерить таковое на себя. Мыльная опера во всех смыслах премиум-класса.

И всё-таки кое-что в этом показе шикарных нарядов, лакшери интерьеров и тяжёлых характеров ощутимо поменялось. Главное - почерк Питера Моргана: автор шоу, прежде не особо-то выходившего за рамки плюс-минус светского хроникёрства, ни разу не был настолько близок к острой публицистике. Конечно, радикальных антимонархических выпадов он себе не позволяет (да и кто бы осмелился), однако, скажем так, уже и не гонится за оправданиями абсолютно любому поступку аристократов. Высочайшие особы, мол, если и демонстрируют чувства, то потом сами же обязательно примут их за слабости. Выдают за умение сдерживать эмоции банальное отсутствие оных. Пресловутой "аполитичностью" маскируют нежелание вникать в проблемы. Ну и на кой они тогда нужны? Вопрос, который звучит не слишком громко, но - звучит.

Едва ли не лучший эпизод - тот, где в спальню к королеве лезет чудаковатый Майкл Фейган, вусмерть затюканный обстоятельствами. Он хочет пожаловаться на тяжкую жизнь - она терпеливо слушает, обещает "принять жалобы к сведению" и, разумеется, выкидывает всё из головы. Почти комедия Вуди Аллена, разве что без неловкой постельной сцены. Но нам, разумеется, сразу напомнят, что Фейгана после пустячного, в общем-то, инцидента упекли в психушку. Эффект усилен параллельным монтажом: реальный простолюдин ошивается по биржам труда и воет от безысходности, покуда знать развлекается снисходительным смол-током с тщательно отобранными, упитанными, ухоженными представителями "пролетариата" на специальном мероприятии.

Подобных приёмчиков хватает - и все без исключения сколь банальны, столь же, надо сказать, симпатичны. В нужные моменты включается громкая оркестровая музыка. Оператор постоянно балуется крупными планами, залезая той же Оливии Колман не то что в глаза - чуть ли не под радужку. Длинные диалоги зарифмованы одинаковыми фразами, произнесёнными в разных контекстах. Картинки рифмуются тоже. Вот кто-то азартно охотится на уток в живописных шотландских болотах - тем временем Северная Ирландия кипит от беспорядков. Вот развязная принцесса Маргарет, разливая шампанское по бокалам, принимает очередного кавалера - а её слабоумные родственницы, упрятанные от широкой публики в жёлтый дом, салютуют стаканчиками с таблетками под God Save The Queen. Подстреленный на охоте олень неистово символизирует.

Впрочем, мощнейшим оружием в арсенале сезона оказываются две новые женские фигуры. Маргарет Тэтчер - очень неплохая (пожалуй, чересчур старательная в своей наигранной чопорности) Джиллиан Андерсон. Леди Ди - стопроцентное попадание, крупная удача юной актрисы Эммы Коррин. Обе - персонажи извне, чужие среди своих, и это их голосами Морган задаёт монархам немало более или менее острых вопросов. Железная Мэгги, понятно, та ещё самодурка и стерва - зато умеет хорошенько ткнуть шпилькой абсолютно оторванных от действительности забронзовевших господ, стать им достойным оппонентом. И чего-то действительно искреннего - особенно в материнстве и супружестве - на самом деле отнюдь не лишена.

Диана же - гибрид невинного ангела с гиперактивной поп-звездой, чей публичный имидж - по сути, лишь сублимация несчастливого, искусственно синтезированного брака (да, Чарльз теперь вполне однозначный злодей) и невозможности вдохнуть тепло в ледяные дворцовые лабиринты. Образ явно художественно приукрашенный, намеренно утрированный, чуть пластмассовый - словом, такой же, какой он есть в массовом сознании - вместе с тем полностью себя оправдывающий. Необходимый для того, чтобы сказка об идеальном союзе, добром принце и волшебном замке повыразительнее превратилась в злую, язвительную семейную драму. Надо полагать, в первую очередь за неё Netflix уже успел серьёзно предъявить британский минкульт.

Позиция которого, признаться, труднообъяснима. Островное семейство номер один далеко не сегодня и не вчера стало синонимом скорее жёлтого реалити и бульварного глянца, нежели сакрального могущества - само тому активно поспособствовав. Казалось бы, чего ж тут возмущаться? Даже, наверное, наоборот - радоваться надо: в непростые времена, когда всех нас круглосуточно заботит совсем другая "корона", носителям короны английской стоило бы принять за честь всеобщее внимание к истории своих давнишних болезней.

4