Новости

19.03.2013 17:12
Рубрика: Происшествия

Гособвинитель рассказал о процессе по Сагре

Текст: Светлана Добрынина (Екатеринбург)
Одним из трех государственных обвинителей на закончившемся процессе по делу о конфликте в уральской деревне Сагра являлся старший прокурор отдела гособвинителей прокуратуры Свердловской области Георгий Паникаров. Сразу после вынесения приговора по громкому делу он дал эксклюзивное интервью корреспонденту "Российской газеты".

Георгий Паникаров: Дело было сложное. Прежде всего потому, что само событие вызвало широкий общественный резонанс на федеральном уровне. С учетом этих обстоятельств расследование проводило окружное следственное управление СКР, а обвинительное заключение утвердил лично заместитель Генерального прокурора России Юрий Пономарев. То, что произошло в Сагре, не только в прессе освещали - в интернете активно обсуждали. Причем отстаивались позиции как жителей, признанных пострадавшими, так и подсудимых. Так что на процессе чувствовался эмоциональный накал, и он был достаточно высоким. Очень неспокойны были подсудимые: их трижды удаляли из зала судебного заседания за нарушение порядка на процессе. На наш взгляд, это делалась абсолютно обоснованно. Когда с места кричат, когда судью не слышат, когда выражаются нецензурно, оскорбляют других участников процесса, а то и отрыто угрожают - конечно, такое недопустимо.

Да и по объему дело достаточно большое. 23 подсудимых, защищали которых 26 адвокатов. Со стороны обвинения было три гособвинителя. И главное, к чему мы призывали, - объективное рассмотрение дела. Ведь вокруг него витало так много мифов.

Что вы считаете главным мифом?

Георгий Паникаров: Почему-то некоторые до сих пор считают, что произошел межнациональный конфликт, разборки между приехавшими кавказцами и  деревенскими жителями. Но это не так. Среди непрошеных гостей были люди разных национальностей. Они приехали не для выяснения межнациональных отношений, в основе дела лежал бытовой конфликт - украли инструменты. Он мог бы быть разрешен правовым путем, но никто не хотел так делать, и все переросло в разборки а-ля 1990-е годы, когда большая толпа собирается, чтобы проучить строптивых. Как ни странно, но на межнациональном конфликте настаивала, прежде всего, защита подсудимых. Один из адвокатов сравнил процесс по Сагре со знаменитым процессом в нацистской Германии, когда судили за поджог Рейхстага. Ничего себе аналогии! Другой цитировал Геббельса. В доказательство "национальной подоплеки" конфликта приводились в пример и публикации из интернета…

А вы читали то, что пишут в интернете?

Георгий Паникаров: Что-то проглядывал, но специально не искал. Повторюсь, главная установка была на объективность. Суд рассматривал дело именно по предъявленному обвинению. Обвинение было предъявлено в организации и участии в массовых беспорядках. Они произошли первого июля 2011 года в 23 00. Остальная возня, которая этому предшествовала, находится за пределами судебных разбирательств. Почему возникли неприязненные отношения - это к делу отношения не имеет. Вопрос главный: что делали эти крепкие здоровые парни с бейсбольными битами за час до полуночи у поселка Сагра? С какой целью они туда приехали? Никто из подсудимых ничего вразумительного сказать не мог.

Ну они же утверждали, что приехали отдохнуть, поприсутствовать при разговоре…

Георгий Паникаров: Это чепуха. Поехали отдыхать и взяли с собой бейсбольные биты, травматическое оружие... При каком разговоре могут присутствовать тридцать человек? И, между прочим, не все лица, приехавшие в тот вечер в Сагру, еще установлены. Не всех задержали. По показаниям очевидцев, приезжало около 60 человек. Следовала колонна из 15 машин, вряд ли там порожние авто шли. Четыре человека в каждой машине, плюс "Газель" во главе колонны, где находилось восемь человек. Простая арифметика.

О чем они хотели говорить эти крепкие молодые ребята? Известно, что в Сагру приехали чемпион мира по боевому самбо, кандидаты в мастера спорта по вольной борьбе, чемпион России по боксу среди юниоров - тяжеловесов. По дороге (а это, к сожалению, не вошло в обвинение) они избивают двух молодых ребят, которые ехали на мотоцикле. Парни бросили мотоцикл и убежали. О каких мирных намерениях можно говорить?

И понятна реакция деревенских мужиков, когда они видят эту колонну машин, из которых выходят здоровые крепкие ребята с бейсбольными битами. Один несет завернутый в пакет обрез, у другого в руках некое оружие, очень напоминающее автомат Калашникова. Выходит один из подсудимых, берет топор, как в средневековых фильмах поднимает его и кричит: "Ну, кто здесь!". После этого и раздается выстрел.

Вообще, по-моему, поведение деревенских мужиков можно однозначно расценивать как самооборону. После того, что увидели, они поступили как нормальные люди, защищающие свой дом. Ведь неизвестно, что бы могло произойти, когда эта вооруженная бригада прокатилась бы по деревне. Их вовремя пресекли. Общественная опасность этой ситуации была налицо. Деревня небольшая, тупиковая, сотрудников полиции и местных органов власти, кроме старосты, нет.

О том, что в Сагру приехала банда, впервые заявил в федеральных СМИ глава СКР Александр Бастрыкин, резонно спросив: а вы смогли бы за несколько часов собрать на свою сторону несколько десятков человек? Поэтому и обвинение подсудимых в бандитизме выглядело естественно. Тем не менее, во время судебного процесса представители прокуратуры отказались от него. Почему?

Георгий Паникаров: Да, в ходе процесса эти обвинения были сняты. Такое решение было принято на основании тщательного анализа и сопоставления имеющихся в деле доказательств. Напомню, что цель любого судебного заседания - объективное и всестороннее установление обстоятельств преступления, на основании чего выносится законный и обоснованный приговор. И если доказательств причастности лица к совершению конкретного инкриминируемого ему деяния оказалось недостаточно, даже если оно вменялось ему в ходе следствия, прокурор обязан отказаться от обвинения.

Но в деле же есть записи телефонных переговоров, свидетельствующих о том, кто и как собирал эту группу, перед тем как поехать на Сагру, кому какая отводилась роль…

Георгий Паникаров: Действительно, телефоны Лебедева, находившегося в это время в заключении, прослушивались службой наркоконтроля на вполне законных основаниях - по решению суда. Поэтому в деле есть и фонограмма, и расшифровка всех переговоров.

Они подтверждают, что группа была собрана быстро, что людям за участие в поездке предлагались деньги. Речь идет о тридцати тысячах рублей. Явно прослеживается угроза в адрес деревенских. Звучат такие слова как "разборка", "стрелка". То есть характер поездки был явно не мирный. Для того чтобы подтвердить это, в суд для показаний вызывался даже эксперт-лингвист. Специалист, который занимается истолкованием жаргонных слов. Он дал четкое определение: разборка - это сведение счетов, встреча с применением насилия.

Но, к сожалению, фонографическая экспертиза не смогла стать главным доказательством участия в организации беспорядков одного из главных обвиняемых - Кахабера Чичуа, который содержался совместно с Лебедевым. Прослушивался голос с характерным грузинским акцентом, но продолжительность разговора была недостаточна для того, чтобы эксперты дали категоричное заключение: да, это тот человек, что сейчас на скамье подсудимых. Но у нас были и другие доказательства.

Во время следствия предполагалось, что вскроются другие эпизоды преступной деятельности членов группы, приехавшей на разборки в Сагру. Тайное стало явным?

Георгий Паникаров: В данном судебном процессе это даже не рассматривалось Хотя не исключено, что могут вскрыться и другие деяния. Так, в период рассмотрения дела, когда уже выступали с последним словом, одного из подсудимых - Исмаилова - забрали оперативные сотрудники города Челябинска. Он задержан за совершение разбойного нападения на граждан Китайской Народной Республики. Вот такие "хорошие ребята"! А ведь у нас он был даже не под стражей, а под подпиской о невыезде.

Еще до оглашения судом приговора представители обвинения запросили для некоторых подсудимых условные сроки наказания. Не слишком ли мягкая позиция прокуратуры при том, что нападение на Сагру дело резонансное?

Георгий Паникаров: Принципиально важно то, что вынесенный приговор является обвинительным. И это с учетом того, что никто из подсудимых на суде свою вину не признал. Участие в массовых беспорядках это, безусловно, тяжкий состав, он предполагает наказание от трех до восьми лет. Но позиция относительно конкретной меры наказания определяется с учётом всех обстоятельств, в том числе характеризующих личность обвиняемого - таких, как факты отсутствия судимости и совершения преступления впервые. В любом случае, окончательное решение в любом процессе - исключительная прерогатива суда, именно он определяет вид и меру наказания.

Справка "РГ"

Судебный процесс по делу начался 2 августа 2012 года. Всего по делу о беспорядках в поселке следствием было проведено 83 экспертизы, допрошено более 200 человек, осмотрено более 100 предметов и документов, объем дела составил 77 томов. На скамье подсудимых оказалось 23 человека. Все обвиняемые признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30 УК РФ (покушение на преступление), частям 1 и 2 статьи 212 УК РФ (организация и участие в массовых беспорядках).

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург Противостояние в Сагре
Добавьте RG.RU 
в избранные источники