Новости

07.04.2015 13:00

"Воюю за твое и дочкино счастье…"

Дочь погибшего фронтовика бережно хранит отцовские письма с войны и надеется получить его неврученный орден
Текст: Елена Батова (корреспондент газеты "Спасские вести", Рязанская область - специально для проекта "Звезды Победы")
Более 150 писем успел прислать с войны школьный учитель Василий Масленков. А сам к "любимым девочкам" - жене и дочери - не вернулся. Погиб в августе 1943-го под Смоленском. Но только сейчас заслуженный учитель России, почетный гражданин Спасского района Тамара Васильевна Масленкова, узнала, что ее отец, капитан Масленков В. И., заместитель командира батальона 210-го стрелкового полка 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии, награжден посмертно орденом Отечественной войны II степени.

"В боях с немецкими оккупантами 17.08.1943 г. под деревней Бибино Ярцевского района Смоленской области, - говорится в представлении командира полка, - тов. Масленков показал себя исключительно стойким, смелым и волевым командиром". Находясь в боевых порядках батальона, он воодушевлял своим мужеством других бойцов, а в самый трудный момент вместе с пехотой пошел в атаку против немецких варваров. Тов. Масленков был сражен вражеской пулей и погиб смертью храбрых…".

Его единственная дочь, осиротевшая в два года, бережно сохраняет память об отце. К моему приходу Тамара Васильевна заблаговременно, по учительской привычке, отобрала и разложила на столе фронтовые письма из 41-го, 42-го и 43-го. Они разные - и открытки с "Боевым новогодним приветом", и письма-треугольники, и письма в конвертах "Смерть немецким оккупантам!"

При виде этих реликвий в первую минуту робеешь, боясь дотронуться. И Тамара Васильевна, словно вновь становясь маленькой девочкой, сама перебирает весточки от папы с фронта.

"Милуся! - так Василий Иванович в письмах называет жену. - Скоро 11 месяцев, как мы расстались. Я хорошо помню, что мы с тобой не хотели быть не вместе не только несколько дней, но и часов. А вот людоед Гитлер разбил нашу счастливую жизнь. Но мы гитлеровцам отомстим за все. Приказ нашего великого Сталина выполним и после этого снова заживем счастливо…".

Василий Масленков родился в 1908 году в селе Лесное Конобеево Шацкого района. Профессию выбрал по душе - учитель математики. В Спасске работал в Школе колхозной молодежи, позже в Гавриловской школе - завучем. Трудился по совести, во всем старался подавать пример, возглавлял партийную организацию, был в активе районного профсоюза учителей. Память о том времени - на фотографиях, бережно хранящихся в семейном альбоме.

Довоенная жизнь в этой недавно образовавшейся семье была наполнена любовью, интересными встречами, любимым делом. Жена Полина - тоже педагог, работала учителем начальных классов в школе. За месяц до призыва Василия на фронт у них с Полиной родилась дочь Тамарочка. В год и в два он сможет увидеть ее только на фотографиях, которые пришлет на фронт жена. И будет молодой отец целовать ладошки и стопочки, обведенные Полиной Ивановной карандашом на бумажном листе…

"Даже в самые тяжелые минуты вспоминаю тебя и дочку, - это письмо от 27 декабря 1941 года. - Мы только пришли из боя. Гоним и уничтожаем фашистских гадов. Работаю комиссаром батареи. Это ответственная работа. В дальнейшем могут быть изменения. Если вернусь, расскажу обо всем. Чем быстрее уничтожим фашистов на нашей земле, тем быстрее вернемся домой... Пока жив и здоров. Меня интересует, есть ли сведения о ребятах на фронте - Саше, Ване, Мише…".

9 января 1942 года:

"Общие новости тебе известны по газетам. Наша Красная Армия гонит и уничтожает немецких оккупантов. Мы на Западном фронте громим и уничтожаем фашистских людоедов, выполняя свой долг перед Родиной. Прости меня, что пишу помалу. Но такова обстановка. Всем привет, берегите свое здоровье".

21 января 1942 года:

"Хочется получать от тебя письма каждый день. Такие ласковые. Не волнуйся сама и успокаивай маму. Надеюсь, что все трудности переживете. Я пока жив и здоров. Все у нас в армии обуты и одеты тепло. Все надо пережить. На то она и война …".

Тамара Васильевна переворачивает один из конвертов и обращает мое внимание на специальный штамп: "Просмотрено военной цензурой".

5 февраля 1942 года:

"Пишу в лесу, в шалаше. Но хочется все же тебе написать и получить ответ. В шалашах или землянках мы топим железные печки, а если их не бывает, просто разжигаем костры. Слушаем выстрелы разного рода орудий. Некоторый раз бываем в населенных пунктах. А как дальше будет - увидим. Населенные пункты немцы, гады, жгут. О жестоких расправах немцев над мирным населением тебе известно из газет и об успехах наших войск известно тоже из газет. Сообщаю, что вчера в нашем подразделении получен приказ от командующего бригады, где выражают благодарность мне, командиру батареи и бойцам. И денежные награды нам с командиром по 300 рублей за освоение немецких пушек и за действия из них по фашистам. Начальник поехал получать эти деньги. Я просил 200 перечислить тебе и 100 - маме…"

13 мая 1942 года:

"Дорогая моя, я тебя прошу: не отчаивайся, не унывай. Помни слова великого Сталина, что 1942 год будет годом полного уничтожения фашистов. Рад, что наша Дуся прислала письмо из Тулы. А я ей послал ответ. Успокаивай маму, ребята находятся там, откуда письма посылать нельзя. После войны расскажут. Из дома пришло письмо и просят, чтобы ты с дочкой приехала к ним...".

Когда Тамара выросла, перед ней не стояла проблема выбора профессии. Пример Василия Ивановича и Полины Ивановны, а позже и маминых сестер (Евдокия преподавала физкультуру, а Мария была учителем начальных классов) сформировали в ней твердое убеждение, что судьбой ей уготована учительская стезя. Несколько лет Тамара Васильевна преподавала историю в Спасской школе-интернате. Вскоре перспективного педагога взяли на заметку в районном отделе образования и предложили стать методистом. Она согласилась, но еще около 20 лет совмещала новую работу с преподаванием в Спасской средней школе №1.

И прежде, и работая уже в РОНО, Тамара часто встречала коллег и учеников Василия Ивановича Масленкова. А те просто не могли пройти мимо, чтобы не сказать теплого слова об отце - прекрасном человеке и талантливом педагоге. Всю сознательную жизнь Тамара Васильевна по крупицам, из воспоминаний мамы, родных, знакомых отца и, конечно, по его письмам, пыталась представить отца живым. И сам отец ей в этом помогал. Оказавшись на фронте, капитан Масленков уже в первые месяцы понял, что шансов вернуться к семье у него немного. И потому домой писал часто, при любой возможности, даже под грохот снарядов, как будто пытался хоть что-то оставить о себе, о воине, о человеке в память родным.

26 марта 1942 года:

"Много писать о себе не стану. Пока жив и здоров. Но предстоит еще более ожесточенная схватка с врагом весной. Мы все силы напряжем, но фашистскую гадину уничтожим. Извини, что плохо написал, уже темно…".

Писал Василий Иванович не только жене Полине, но и своей теще, и воевавшим с фашистами трем братьям жены - Ивану, Михаилу и Александру, и сестре жены Евдокии (Дусе), тоже ушедшей на фронт. И даже не оставлял без внимания ее младшую сестренку Марусеньку, справляясь об ее учебе в Спасском педагогическом училище. Судьба у родных Полины Ивановны сложилась по-разному: Евдокия, Иван, Михаил вернулись с войны, а вот Александр пропал без вести.

27 марта 1943 года:

"Получил от Дуси письмо. Дуся мне сообщила, что была дома, что дочка стала поправляться, для меня это было радостно. Это очень хорошо… Но все же ждал твоего письма, чтобы твердо узнать о дочке… Я тебе сообщил в прошлом письме - наша часть выполняет боевой приказ. Так что отпуск у нас не дают. Я, наверное, дома буду после победы. А как мне хотелось бы побыть дома хотя бы несколько дней…".

- В одном из писем, - показывает Тамара Васильевна, - папа прислал носовой платочек с изображением маленькой девочки с красным флажком в руках…

Я смотрю на пожелтевшую от времени ткань, и в горле застревает комок. В другой конверт вложен боевой листок "Вести с Советской Родины" от 10 февраля 1942 года. А вот письмо, адресованное лично ей - Тамаре Масленковой. Оно отправлено 15 марта 1942-го - в ответ на письмо маленькой дочурки, чью руку водила по листу бумаги учительница-мама.

"Пусть мама научит тебя, доченька, хорошо писать", - дает наставления капитан Масленков. Под его военной гимнастеркой бьется все то же учительское сердце.

"Тамарочка, - еще одно обращение к дочери. - Посылай мне свои письма чаще. А мама пусть тебе скажет, что я тебя называю своей любимой доченькой. Дорогая дочка, скажи маме, что папа вас очень любит. Я приеду скоро, как только мы разгромим врага…".

"Милая дочка! Ты гордись тем, что твой папочка борется за твое с мамочкой будущее. Будьте уверены, что мы выполним задачу, уничтожим врага. Быстрей пришли мне фотокарточку. Я буду смотреть на нее. Мамина фотокарточка у меня есть…".

8 декабря 1942 года:

"Привет с фронта! Я пока жив и здоров. Наносим удар по гитлеровской грабармии. Но она оказывает нам сопротивление. Мы ломаем сопротивление врага и не остановимся ни перед чем. Врага победим. Почти беспрерывно слушаем музыку снарядов - своих и противника. Но на войне все может быть. Всех подробностей я не пишу. Они, по-моему, не совсем приятные впечатления дадут для тебя. Например, 27.11.1942 года разбит снарядом блиндаж, где находились я, один командир и телефонист. Все обошлось благополучно, чему все удивлялись. В этом мне пока везет…

Но мне пока не везет с наградами. За прошлую зиму награда моя пропала в дороге. Это может быть на войне. За августовские бои еще подали на награду. Но нас перевели в другую часть. Наверное, опять затеряется наградной лист. Вот вкратце моя боевая жизнь…".

Не так давно, узнав о появлении электронного банка документов "Подвиг народа", Тамара Васильевна отыскала наградной лист отца, в котором 6 июня 1943 года его представляли к медали "За отвагу" уже как заместителя командира батареи 120-миллиметровых минометов 210-го стрелкового полка 82-й Краснознаменной стрелковой дивизии.

"Товарищ Масленков, - говорится в документе, - проявил себя стойким, бесстрашным большевиком-командиром. В боях за деревню Ивановское 22-24 декабря 1941 года он уничтожил из личного оружия 17 немецких солдат и двух офицеров; в боях за деревню Сафоново 15 января 1942 года, командуя взводом 37-миллиметровых пушек, уничтожил прямой наводкой три немецких блиндажа вместе с солдатами, 4 пулеметных точки с их расчетом, вследствие чего наша пехота быстро заняла деревню Сафоново, имея только одного раненого. В боях за деревню Красные Горки 18 января 1942 года товарищ Масленков прямой наводкой уничтожил три пулеметные точки противника и до 35 немцев".

Жена фронтовика, поднимавшая на ноги двухлетнюю дочь, этих подробностей никогда не знала. А сам капитан Масленков, получив от Полины испуганный ответ на свое декабрьское письмо, где упомянул про блиндаж и попавший в него снаряд, пожалел о том упоминании и стал, как мог, жену успокаивать:

"Прошу, чтобы ты не волновалась сильно после того, как я тебе описал пример из своей боевой жизни - так как ты меня просила об этом несколько раз. Больше я писать об этом не стану. К подобным таким случаям мы здесь привыкли и считаем это нормальным. Ты все же верь, что я вернусь после разгрома гитлеровских головорезов! Пиши больше о дочке… Очень хорошо помню тот день, когда она была сонной крошкой, а ты меня провожала в райвоенкомат. Очень жаль, что не вижу ни тебя, ни дочурку…".

В письмах 1943 года все также Василий Иванович печется о дочке и не скрывает своего заветного желания. 

"Очень хорошо бы побывать дома, - признается он 6 марта, - но не в таком положении. Отпуск мне не дадут. Так как мы выполняем задачу, поставленную перед нами нашим полководцем Сталиным и Родиной…"

14 июня 1943 года Василий Иванович с радостью сообщает жене, что за день до этого его вызвали в штаб дивизии, где под звуки духового оркестра отличившимся бойцам и командирам вручали ордена и медали.

"За время войны, - прорывается в его письме, - многих своих подчиненных представлял к правительственным наградам. И многие их получали. А когда получали, я писал поздравительные письма родным и в организации, где они работали…"

К следующему письму, всего через пару дней, Василий Иванович приложит вырезку из газеты "Сталинский воин" от 16 июня 1943 года, где в списке награжденных орденом Красной Звезды значится капитан, старший политрук Василий Иванович Масленков.

От письма к письму, в зависимости от ситуации на фронте и дома, в тылу, слова и общая тональность изменялись. Порой между ровных, почти каллиграфически выписанных строк сквозят тревога и боль. Но даже в такие моменты его не оставляют заботы о любимых людях.

"Милуся, береги дочку, - пишет Масленков 27 июня, кода пошел уже третий год и его любимой единственной дочери и одной на всех проклятой войне. - Для своего здоровья и здоровья дочки не жалей ничего. Это для меня самое главное! Можешь ходить на общие вечера и в кино, в этом плохого ничего нет…"

"Не теряйтесь, умейте находить выход из трудных ситуаций, умейте пережить все трудности, плохое настроение пытайтесь рассеивать. Ваш Вася".

Вестей от мужа Полина Масленкова ждала каждый день, и почти всегда, не дожидаясь почтальона, сама ходила на почту. Едва закончились уроки в школе, побежала в очередной раз. Но день, другой, третий - непривычно долго писем не было.

А потом вручили - с чужим почерком на конверте…

До похоронки у Полины Ивановны было любимое платье - "сывороточного" цвета, как запомнила дочь по рассказам взрослых. Это платье, облитое вдовьими слезами, было опущено в чугунок с черной краской и осталось таким до конца дней. Замуж Полина больше не выйдет и через всю жизнь пронесет любовь, оборванную войной.

Тамара Васильевна уже вдвое старше своего погибшего в 35 лет отца. Но и сейчас, как та самая девочка, к которой он мысленно обращался, гладит пожелтевшие письма и в который раз перечитывает их, боясь пропустить что-то самое важное.

Дословно

Ждите - мы победим

Из фронтовых писем капитана Василия Масленкова

26 февраля 1942 года:

"Послал тебе посылку. А послал все, что мне подарили на день Красной Армии. С командиром живем очень дружно, меня уважают. Ко дню Красной Армии мне присвоили звание политрука. Пока все идет по-хорошему. Работать приходится много. Ты знаешь мой беспокойный характер. Это с одной стороны хорошо, с другой - может быть плохо. Но, конечно, для пользы дела это лучше. За это пользуюсь уважением своего командира и бойцов…".

10 марта 1942 года:

"Мы питаемся неплохо, принимая во внимание, что это война, и к питанию наши требования ограничены. Наша первостепенная задача - громить и уничтожать фашистских гадов. С этой задачей мы справляемся и справимся в дальнейшем…".

10 апреля 1942 года:

"Успокаивай маму, что наши ребята не пишут потому, что пока не позволяют условия. Они напряженно уничтожают и громят фашистское зверье. Наступит момент, они явятся с победой. Я когда встречаю новых бойцов во время движения частей, то смотрю своих ребят. Но не вижу. К 1 мая будут подарки. Если будет что-из сладостей - пришлю. Пока погода сырая, но нам нужно выполнять основную задачу - уничтожать фашистских гадов. Читайте о наших успехах в газетах. Мы имеем большие успехи по разгрому фашистов…".

25 апреля 1942 года:

"Очень рад твоим письмам. Мысленно представляю всю нашу семью и нашу семейную жизнь. Хорошо помню последние минуты нашего расставания. И именно, как сладко спала наша дочка-крошка. Я это часто вспоминаю. У нас у всех на фронте одна мысль, одно стремление - разгромить и уничтожить фашистскую армию и вернуться живыми в родные семьи. Будем надеяться, что я вернусь с победой. Об успехах нашей армии знаете из газет, но подробнее расскажу, если вернусь. Я все же думаю вернуться с победой…".

2 июня 1942 года:

"Поздравляю тебя и дорогую дочку с днем ее рождения. Этот день для меня незабываемый до конца моей жизни. Милуся, ты, конечно, помнишь, как с тобой вместе переживал день рождения нашей дочки. Я тебя прошу передать ей от папы самые наилучшие пожелания на второй год ее жизни. Очень жалко, что не могу преподнести никаких подарков в день ее рождения. Я тебе уже писал, что почта не принимает никаких съестных посылок. Но я еще берегу свой первомайский подарок. Если разрешат, я пошлю его своей дочке.

Помните слова товарища Сталина, что 1942 год - год уничтожения гитлеровского зверья, очищение нашей Родины от немецкой нечестии. А после этого опять будем жить счастливой жизнью. Есть какие-нибудь вести о ребятах? Успокаивай маму, все будет хорошо…".

26 июня 1942 года:

"Очень приятно получать твои письма. Скоро будем вместе. Этот час наступит в 1942 году. Когда истребим всех гитлеровцев, хищных зверей. Для этого у нас есть все возможности. Мы, воины Красной Армии, полны решительности полностью истребить гитлеровцев.

Про дочку умолчать не могу. Приятно, что она ждет меня и говорит обо мне. Дочка дождется своего папу. Проявляй заботу о ней, а когда я приду, это будет моя полная забота о ней. Передай дочке, что этого часа я жду с нетерпением…".

17 сентября 1942 года:

"Маме передавай, чтобы не волновалась о ребятах. Надейтесь на нас, на воинов Красной Армии, что врага мы разгромим и опять заживем счастливой жизнью. Будем надеяться, что после разгрома фашистов вернемся с победой. Как ваша школа обеспечена дровами? Как ты начала учебный год? Как идет у тебя работа?".

30 декабря 1942 года:

"Милуся! Ты все-таки верь, что я вернусь после разгрома фашистских головорезов. Пиши о дочке. Хорошо помню день, когда уезжал, она была сонной крошечкой… Привет родным и учителям!"