Новости

24.09.2015 19:54
Рубрика: Общество

Собрались ради инфаркта

Давид Иоселиани: Для врача должна быть оставлена возможность импровизации в каждом конкретном случае
В Москве открывается международный курс "Современные тенденции в лечении острого инфаркта миокарда". Это не первая встреча ведущих кардиологов мира, которые раз в год съезжаются в Москву с одной целью: обсудить самые острые проблемы предотвращения и лечения инфаркта миокарда, а главное - обменяться опытом. Как это происходит? Об этом обозреватель "РГ" беседует с сопредседателем курса, членом-корреспондентом РАН Давидом Иоселиани.

Давид Георгиевич! Ваш курс проходит каждый год. Неужели за год происходят такие значимые изменения в инфарктной области, что надо каждый год их обсуждать, что каждый год приносит новый опыт в этой области, и есть чем поделиться?

Давид Иоселиани: Безусловно, основные принципы лечения острого инфаркта миокарда каждый год кардинально не меняются. Но вместе с тем современное врачевание так стремительно развивается, что появляются новые аспекты диагностики, лечения и профилактики этого самого распространенного в мире заболевания. И, конечно, что очень важно, каждый год появляются новые лекарства и новые расходные материалы, которые повышают эффективность хирургических вмешательств при инфаркте. Скажем, новые протезы сосудов сердца (стенты), которые, выполнив свою восстановительную функцию, со временем растворяются в организме и перестают быть для него инородным телом.

На курс обычно съезжаются почти 150 ведущих кардиологов нашей страны и всего мира. Современные санкции, всяческие ограничения не скажутся на значимости вашего курса? Кардиологи из тех же США к вам приедут?

Давид Иоселиани: Слава богу, никаких неожиданностей в этом плане нет. Все кардиологи из США и из других стран, которые обычно приезжают к нам и ведут те или иные курсы, приедут и на сей раз. Более того, о своем желании участвовать в работе курса заявили коллеги из Украины. И это естественно: болезни, борьба с ними не знают и не должны знать границ. И нам, организаторам курса, очень хочется, чтобы наше сотрудничество вносило свою лепту в улучшение международного взаимопонимания.

Постоянно появляются новые аспекты диагностики, лечения и профилактики инфаркта миокарда

Нередко кажется, что, в частности, и в лечении инфаркта мы совсем не впереди планеты всей, что у нас учиться нечему. Обидно, конечно...

Давид Иоселиани: Очень обидно. Может, мы в чем-то, в смысле технологии и доступности самой современной помощи при остром инфаркте миокарда несколько уступаем Западу. Но хочу напомнить и думаю, что это уместно. Еще в 1976 году выдающийся ученый, академик Евгений Иванович Чазов со своими коллегами впервые в мире успешно провел внутрикоронарный тромболизис у больного острым инфарктом миокарда. Тем самым было открыто новое направление в лечении этого грозного недуга.

Мне бы хотелось, чтобы вы и себя немножко похвалили. Имею в виду, что первая онлайн-трансляция эндоваскулярной операции у больного с острым инфарктом миокарда на самый большой кардиологический форум в Париже прошла в 2010 году. И эту операцию делали вы.

Операции на сердце - высший пилотаж хирургии. Фото: Александр Кондратюк/ РИА Новости www.ria.ru

Давид Иоселиани: Уточню. Тогда была не одна, а три операции. И президент парижского конгресса Жан Фажаде персонально поблагодарил российских специалистов за вклад в лечение острого инфаркта миокарда.

Давид Георгиевич! Если у нас все так хорошо в области лечения инфаркта миокарда, то почему же мы чуть ли не первые по количеству смертельных исходов от него? Где, в чем наши проколы?

Давид Иоселиани: Первое и самое главное: для эффективного лечения в нашей стране необходимо повсеместное внедрение стандартов, используемых сегодня в мире против этого заболевания. В любом, самом глухом месте страны больному должна оказываться современная кардиологическая помощь. Для этого кое-что делается в стране. Наша главная беда - низкая подготовка кадров и некоторый консерватизм наших кардиологов и терапевтов. Может, кому-то это покажется дикостью, но ведь и сейчас случается, что острый инфаркт миокарда пытаются лечить полным покоем, не используя самого главного: не восстанавливается нарушенное кровоснабжение мышцы сердца. А ведь доказано мировым опытом, что это можно сделать с помощью катетерной терапии или с помощью современных лекарственных препаратов. Тех препаратов, которые восстанавливают нормальное кровоснабжение сердца.

Слушаю вас, и мне кажется, что это из области мечтаний. Недавно вернулась из поездки по городам Поволжья. В самих городах на подобную помощь можно рассчитывать. Но ведь Россия (и тут никуда не денешься) - это еще и множество так называемых глубинок, в которых не то что такой помощи, но даже фельдшерских пунктов нет. А острый инфаркт миокарда нередко случается и у жителей отдаленных деревень. Как быть?

Давид Иоселиани: Вот вы и ответили на вопрос, почему в России смертность от острого инфаркта миокарда несколько выше, чем в западных странах. И, наверное, для того, чтобы эту ситуацию изменить к лучшему, надо более грамотно планировать создание региональных центров по оказанию помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями, более разумно использовать те ассигнования, которые выделяются на медицинскую помощь. Но никакие деньги не помогут, если подготовка медицинских кадров, оплата труда медика останутся на том уровне, на котором они сейчас. Не секрет, что все больше выпускников медицинских вузов, получив диплом, ни одного дня не работают в службе здоровья. И это нонсенс. Необходимо вернуть престиж профессии врача. Иначе спрашивать не с кого.

Вы сказали, что успех лечения того же острого инфаркта миокарда во многом зависит от следования стандартам оказания помощи при этом заболевании. Могу с вами согласиться, но и не соглашусь. Инфаркт у тети Маши совсем иной, чем у дяди Вани. У каждого - свой инфаркт. Разве я не права? Однажды была на ваших курсах, и специалисты - разных стран - все время подчеркивали необходимость индивидуального подхода к каждому случаю.

Давид Иоселиани: Все-таки скажу: следование стандартам необходимо в целом, особенно для молодых специалистов. Но, безусловно, для врача должна быть оставлена возможность импровизации в каждом конкретном случае. Вас пугает слово "импровизация"? Но медицина - это, конечно, наука, это, конечно, опыт, но это и искусство. И недаром нередко говорят об искусстве врачевания. Можно множить примеры того, как именно нестандартный подход к конкретному пациенту спасал жизнь этого пациента и, более того, открывал новые возможности врачевания.

На курсе обычно идет онлайн-демонстрация операций. Это очень своеобразная школа. Тем более что демонстрируется не только сама операция, но идет постоянный комментарий того, что делает хирург. А, по сути, специалисты в операционной работают вместе со специалистами, которые находятся в зале, Идет постоянный обмен мнениями. Такой всеобщий, международный консилиум.

Давид Иоселиани: Я бы отметил еще одно. На этом курсе мы доложим собравшимся о состоянии здоровья тех пациентов, которых мы оперировали на прошлом курсе. Все пациенты живы, чувствуют себя хорошо, и мы их пригласили на заседание открывающегося 7 октября очередного курса.

Общество Здоровье Колонка Ирины Краснопольской Медицина и здоровое питание
Добавьте RG.RU 
в избранные источники