Новости

29.10.2015 14:25
Рубрика: Общество

Китайская практика

Первый военный учебный центр в провинции Синьцзян создал генерал Минигали Шаймуратов
Глядя на китайских солдат, браво марширующих на парадах, невольно напрашивается сравнение с хорошо отлаженной машиной. Все равны, как на подбор, команды выполняют четко, быстро, точно. Не армия - монолит.

Секретное задание

Но так было не всегда. Собирая материал о легендарном командире 112-й башкирской кавалерийской дивизии генерале Минигали Шаймуратове, режиссер-кинодокументалист Радик Кудояров обнаружил документы, которые проливают свет на "белые пятна" как в биографии самого Шаймуратова, так и в истории взаимоотношений СССР и Китая периода 30-х годов прошлого века, когда Китаем правил гоминьдан под руководством Чан Кай Ши. У него был целый аппарат военных советников, присланных Берлином. Гоминьдан представлял для Советского Союза реальную угрозу на Дальнем Востоке. Для создания противовеса этим силам советское правительство решило поддержать военного губернатора провинции Синьцзян Шен Ши Цая и выслало ему на подмогу военных специалистов под началом комбрига Ади Маликова. В группу после тщательного отбора вошли офицеры разведывательного управления РККА: будущий маршал бронетанковых войск Павел Рыбалко, Иван Куц, Виктор Обухов, Кудрявцев (упоминаемые в документах без имени) и выпускник спецфакультета Военной академии имени Фрунзе майор Минигали Шаймуратов.

События, о которых идет речь, имеют историческую важность для обеих наших стран.

- Синьцзян - тема неоднозначная и весьма политизированная, - говорит Радик Кудояров. - Регион еще с XIX века был зоной интересов как России, так и Англии. Но в 1881 году, подписав договор с китайским императором, Российская Империя отказалась от своих притязаний. Позже Сталин, в целях национальной безопасности, окружая страну буферными территориями, решил распространить свое влияние в том числе и на Синьцзян, который находился в "подбрюшье" Советского Союза.

Сохранился документ, в котором Ади Маликов рассказал о цели командировки: "Согласно правительственной установке, моя задача заключалась в том, чтобы помочь дубаню поскорее завершить войну с остатками японофильской группировки Ма Чжуина в Кашгарии и, реорганизовав архаическую небоеспособную провинциальную армию, создать боеспособную армию для борьбы с поползновениями японцев в Синьцзяне".

Каждый офицер из группы выполнял конкретное задание, скрывая свое советское подданство. Шаймуратову, действовавшему под псевдонимом Шай, поручили создать из разрозненных подразделений современный учебный полк, образцовый, со своей связью, артиллерией, саперами, штабом - настоящий боевой кулак. Главной задачей было обучение новобранцев владению сложной военной техникой.

Он стал старшим инструктором при командире полка полковнике Ню, а фактически взвалил на себя обязанности организатора, воспитателя и руководителя. Минигали Мингазович владел тюркскими языками: казахским и уйгурским. Во время командировки он совершенствовал свой китайский, который начал изучать еще в военной академии. Это помогало общаться с подопечными, разъясняя им то, чему они должны научиться.

Дисциплина против опиума

В частях не хватало питания, обмундирования. Ни о каком армейском порядке не шло и речи: солдаты курили опиум, под нарами в их казармах валялись боевые гранаты. Офицеры были не лучше - секретные документы находились не в сейфе, а лежали стопкой на подоконнике, казна должным образом тоже не охранялась. В армии не было даже штаба!

Одной из серьезных проблем являлись национальные противоречия в воинском формировании, состоявшем из представителей разных народностей провинции.

- В одном из архивных документов говорится, что синьцзянцы и маньжчурцы друг друга терпеть не могли, из-за чего даже строились не по ранжиру. Для того чтобы солдаты не перестреляли друг друга во время боя, а сплоченно боролись против неприятеля, Шаймуратову пришлось приложить титанические усилия, - говорит Радик Кудояров.

В синьцзяньской армии появилось то, чего не было раньше: распорядок дня, учебные занятия, меры дисциплинарного взыскания. Солдат наказывали за побег, воровство, курение опиума, ошибочный выстрел, сон во время дежурства, неточное выполнение приказа. Били палками и сажали на гауптвахту. При Шаймуратове провели первую медкомиссию. В результате в полку остались только здоровые, пригодные к службе мужчины не младше 20 и не старше 35 лет.

Как известно из архивных материалов, уже 27 июля 1934 года часть учебных батальонов была укомплектована полностью.

Казалось бы, как еще должно быть в армии? Но одно дело обучать бойцов и младших командиров в своей стране и совсем другое - на чужбине. Тут мало быть хорошим организатором, необходимы качества психолога и воспитателя, чтобы понять менталитет бойца другой страны. И, по характеристике, данной Шаймуратовым своим подопечным в одном из отчетов, ему удалось подобрать ключи к загадочной китайской душе: "Китайский солдат достаточно вынослив, мало требователен, чрезвычайно скромен в быту, неряшлив, неповоротлив, индивидуален, абсолютно беззаботен, ко всему презрителен".

Ударная сила

Дело, которым занимался в Синьцзяне Шаймуратов, при всей своей рутинности, было очень важным.

- Всем нравятся элитные рода войск - разведчики, летчики и так далее, но при этом забывается главное: для того чтобы они добились успеха, необходимо как следует подготовить тех, кто идет и ведет в бой, то есть солдат и младших офицеров. Шаймуратов с 1918 года был в седле, он прошел гражданскую войну и не понаслышке знал жизнь простого солдата, - говорит Радик Кудояров. - Минигали Мингазович Шаймуратов создал настоящий учебный центр, через который прошло множество солдат и офицеров. Они составили ударную силу армии дубаня, которая вела затем успешные боевые действия.

Многого удалось добиться личным примером. Недаром в рассекреченной аттестации о нем говорится: "Находится в специальной командировке. Стойко переносит трудности обстановки, показывая пример мужества и хладнокровия своим подчиненным".

- У Минигали Шаймуратова были две длительные командировки в Синьцзян. Первая охватывает время с мая 1934-го по ноябрь 1937-го. То, что через год, в октябре 1938 года, ему будет присвоен орден Боевого Красного Знамени, а позже - звание полковника, свидетельствует о высокой оценке руководством выполненного задания. Шаймуратов за время своей первой командировки, несомненно, приобрел бесценный опыт, - отмечает Радик Кудояров. - Через полгода после ее окончания его во второй раз направили в Синьцзян. Но в начале 1941 года отозвали в Москву, потому что ситуация на западных границах страны стала сложной. Я уверен: выживи Шаймуратов в Великую Отечественную, его снова командировали бы в Китай. Ведь в 1944 году такие высококлассные специалисты, как он, знающие регион, снова стали востребованы.

Но судьба генерала сложилась иначе. Он возглавил 112-ю башкирскую кавдивизию, сформированную из вчерашних крестьян, прошел с ней до Украины, где 25 февраля 1943-го, при выходе из окружения был ранен. Горько говорить об этом, но солдаты оставили своего командира без помощи - фактически на растерзание врагу. Он принял мученическую смерть от рук служивших немцам местных казаков.

Гибель Минигали Шаймуратова обросла невероятным количеством слухов. Правда же, которую неопровержимо установил в результате поисков Радик Кудояров и раскрыл в своем фильме "Генерал", такова: останки героя покоятся в донецких степях, на дне колодца. А подвиг его, который подтверждается свидетельствами десятков очевидцев, до сих пор не оценен по достоинству, несмотря на неоднократные ходатайства о присвоении генералу Шаймуратову звания Героя Советского Союза или России.

Звезды Победы Общество История Филиалы РГ Башкортостан ПФО Башкортостан