Новости

05.03.2017 18:00
Рубрика: Общество

РАН спасет только вмешательство государства

Текст: Никита Кричевский (доктор экономических наук, профессор)
Подготовка к назначенным на март выборам нового главы Академии наук велась несколько месяцев - и что в результате?
Лет десять назад, в бытность заведующим кафедрой одного государственного вуза, профессор моей кафедры и по совместительству ключевой чиновник Пенсионного фонда был приглашен просветить академиков РАН на предмет устройства пенсионной системы страны. У "лектора" была качественная подборка из нескольких десятков таблиц, графиков, диаграмм. Набор, который мои студенты успевали пройти и обсудить за одну лекцию.
 Фото: Сергей Михеев/РГ Здание Президиума Российской академии наук. Фото: Сергей Михеев
Здание Президиума Российской академии наук. Фото: Сергей Михеев

Многомудрые академики остановились на третьем слайде и за полтора часа так дальше и не сдвинулись. Пишу без имен и фамилий, поскольку все участники того действа до сих пор в добром здравии и вскоре будут выбирать нового президента академии.

Пропасть между некоторыми "забронзовевшими" членами РАН и пассионарным исследовательским сообществом чудовищная. Деятельность руководства академии производит впечатление настоящего болота, в котором вязнут любые инициативы, инновации и просто попытки выяснить подробности тех или иных принятых решений. Даже о порядке выборов президента США, например, мы знаем больше, чем о процедуре избрания нового президента собственной академии. Лишь изменения, внесенные в регламент заседания общего собрания РАН 21 - 24 марта этого года, на котором пройдут выборы руководства, приоткрыли завесу тайны. Очень тревожной тайны, надо сказать, ведь оказалось, что выборы хоть академиков и членкоров, хоть самого главы академии совершенно не обеспечивают прозрачной и достоверной картины, а их результаты легко искажаются в нужную сторону при наличии на то политической воли руководства РАН.

Как выяснилось, наши "волхвы" при голосовании по кандидатуре нового президента могли отдавать свой голос сразу за нескольких кандидатов, и лишь в этом году им предписали голосовать строго за одного верховного жреца. Раньше действующий президент академии, кстати, один из претендентов на приближающихся выборах, мог ублажать слух "мудрецов" столько, сколько посчитает нужным, а остальные кандидаты в оставшееся время. Теперь на общение кандидатов с "электоратом", а также на обсуждение и собственно голосование щедро отводится не часть второй половины рабочего дня, а целый день. Правда, президент РАН все равно будет стоять на трибуне как минимум трижды: сначала со вступительным словом, затем с докладом об основных направлениях работы академии и наконец с программным заявлением как кандидат.

В прошлой редакции регламента участникам выборов, на которых не удалось выявить победителя, запрещалось выставлять свои кандидатуры на новых голосованиях. Теперь такого запрета нет - выборная "рулетка" может крутиться до бесконечности, и все это время президент РАН будет зорко охранять свои полномочия. А как вам новое прочтение определения фигуры председателя общего собрания? Раньше он назначался президиумом академии, теперь же о нем вообще ничего не говорится. Стало быть, ключевой персонаж выборов может быть утвержден простым распоряжением действующего президента РАН, который, понятное дело, абы кого не назначит.

Большинство претензий к процедурам выборов и подсчета голосов, выдвинутых недавно инициативной группой академиков, тех, кому еще дорога честь флагмана российской науки, оставлены без последствий, проще говоря, проигнорированы

Множество вопросов возникает и при анализе самой процедуры выборов. Во-первых, счетная комиссия по-прежнему назначается президиумом академии, в состав которого входит... президент РАН, он же один из кандидатов. Во-вторых, бюллетени, как и раньше, будут печататься на обычной бумаге, на принтере, что скорее всего стоит у секретарши президента академии. Сколько их напечатают и как выборы будут защищены от вбросов, известно одному президенту академии. В-третьих, наблюдателей от каждого кандидата, как и ужесточения контроля за подсчетом голосов не предусматривается. Как скажет председатель счетной комиссии, вернувшись из тайной комнаты, так тому и быть.

Справедливости ради надо отметить, что выборы в члены РАН проходят по ничуть не более прозрачной схеме. Там счетная комиссия при вскрытии урны вообще не утруждает себя подсчетом общего числа поданных бюллетеней. А данные, которые надиктовываются из бюллетеней в компьютер, не проверяются никем - можно либо просто озвучить не соответствующие реальности цифры, либо незаметно подменить настоящие бюллетени заранее подготовленными фальшивками. Дальше - больше: данные из разных компьютеров счетной комиссии собираются воедино в месте, куда доступ членам избиркома закрыт. По словам непосредственных участников тех выборов, итоговые цифры самостоятельно обрабатываются некими айтишниками. Кто и что насчитает в итоге и как это будет соотноситься с действительными голосами академиков, остается только гадать.

В итоге вместо честных и прозрачных выборов научному сообществу предлагают академический междусобойчик с вероятными фальсификациями, где роли давно расписаны, а результат - продление полномочий нынешнего президента РАН - предопределен. Большинство претензий к процедурам выборов и подсчета голосов, выдвинутых недавно инициативной группой академиков, тех, кому еще дорога честь флагмана российской науки, оставлены без последствий, проще говоря, проигнорированы. Подобных практик не знает ни одна демократическая избирательная система.

Иными словами подготовка к назначенным на март этого года выборам нового главы академии велась несколько месяцев - и что в результате? Все те же сомнительные регламенты, все те же незащищенные от вбросов и других махинаций процедуры. Тот самый застойный водоем. Но если академики совсем не разбираются в выборной системе, есть же в конце концов специалисты и в других местах. Есть ЦИК, есть авторитетные эксперты, есть общественные организации, собаку съевшие на разнообразных выборах по всей стране. Почему не попросить помощи у них - пусть помогут, подскажут, научат.

Возникает резонный вопрос: кому выгодно это академическое болото? Ответ очевиден. Тем, кто использует все силы, возможности и ресурсы для того, чтобы остаться у власти в академии и продолжать контролировать финансовые потоки - миллиардные доходы, достающиеся от использования вверенного академического имущества. Тем, кто последовательно вставляет палки в колеса начавшейся четыре года назад реформе РАН, регулярно дискредитируя тех, кто назначен для проведения преобразований государством. Тем, кто кровно заинтересован в сокрытии деталей сотрясающих академию коррупционных скандалов: от клановости и непотизма при приеме в академию новых членов до обустройства филиала полуфеодального научного царства на Лазурном Берегу Франции.

Но главное даже не в этом, а в том (возвращаясь к началу публикации), что люди, пока что находящиеся во главе академии, попросту неспособны понять изменившуюся повестку исследований и разработок. Задание государства теперь формируется как реакция науки (корпуса людей и институтов, претендующих на обладание компетенциями разбираться со сверхсложными вещами) на большие и малые вызовы. Не хозяйственные вопросы и даже не занятие унаследованной, пусть даже от великих предшественников тематикой, а формирование приоритетных направлений, имеющих как фундаментальное, так и прикладное значение.

К тому же перед РАН стоит собственный вызов, заключающийся в соответствии стремительно меняющейся организации научно-исследовательской деятельности, не говоря уже об инструментарии научного мышления. Вызов, который руководство академии осознать не в состоянии, что и показало заседание Совета по науке и образованию с участием президента России Владимира Путина 23 ноября прошлого года, где была представлена "Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочный период".

Но все, что сегодня нужно руководству РАН, это согласование с ним имущественных вопросов. А о вызовах пусть у других голова болит. Похоже, наши академики попросту не в состоянии решить насущные проблемы обновления собственного руководства. А первые лица Российской академии наук с удовольствием этим пользуются. Итог такой ситуации предсказать нетрудно - под угрозой оказываются призрачные остатки научного наследия и судьбы молодых талантливых ученых, которые либо бросят науку, либо уедут за рубеж. Сколько многообещающих научных прорывов так и остались на бумаге, сколько блестящих открытий попросту не состоялось только из-за того, что руководство Академии наук занято совсем другими вопросами - как пристроить в академики свата-брата-племянника или заполучить себе кусочек академической недвижимости?

Своеобразие, скажем так, выборов главы РАН можно было бы попытаться объяснить многовековыми традициями вроде той, когда при защите кандидатской диссертации оппоненты решают судьбу претендента с помощью черных и белых шаров. Это респектабельно, это дань уважения коллегам и многовековым традициям научных школ. Но о каких традициях говорят нам, например, самопальные избирательные бюллетени? О совсем уж дремучем средневековье или о региональной вольнице 90-х годов? Нужны ли нам такие традиции?

В 21 веке именно качеством науки, состоянием научных институтов определяются суверенитет, будущее, даже само право на существование такого государства, как Российская Федерация. Понимают ли это господа руководители РАН?