Ходит Ибрагим по миру, ищет Ибрагим беднее себя

"Желтая жара": какие ваши жизненные обстоятельства

Рецензии
    30.06.2017, 19:51

Подведены итоги 39-го ММКФ, чью программу можно было определить как довольно эклектичную (фильм открытия задал направление), хотя особой яркостью она похвастаться не могла. И вряд ли кого-то чересчур удивило, что "Серебряный Георгий" за лучшую режиссуру достался автору картины, финальные титры которой на пресс-показе встретил чей-то облегченный возглас "Наконец-то!", сопровожденный почти всеобщим одобрением.

 Фото: youtube.com/ FilmVersion  Фото: youtube.com/ FilmVersion
Фото: youtube.com/ FilmVersion

"Желтая жара" - социальная драма турецкого режиссера-дебютанта Фикрета Рейхана, повествующая об ужасах быта соотечественников-бедняков на периферии. Периферии - во всех смыслах. Источники бед все те же: ползучая кромешная урбанизация, беспомощность, а чаще - безразличие властей (интерес - только к взяткам), бессмысленная и беспощадная бюрократия, миграция, бандитизм и рэкет. Короче говоря, "беспросветная, полная…" - ну, вы помните.

Только здесь нет пространства для сентиментальных спекуляций, так что после просмотра фильма лауреата ММКФ вам вряд ли вдруг приспичит "обнять близких", даже если вы настолько эмоционально неустойчивы, что подобное желание у вас возникло (в полном соответствии с замыслами пиарщиков) при просмотре обласканной просвещенной Европой отечественной чернухи. Для художественного маневра, впрочем, пространства тоже не остается, да и своего турецкого Кричмана у Рейхана под рукой не оказалось. В "Желтой жаре" вообще все предельно аскетично, сухо, по-спартански жестоко. В том числе - по отношению к зрителю. Такой суровый турецкий реализм. Смотри - или усни.

Поэтому сколько бы сочувствия ни вызывал протагонист - паренек Ибрагим, пытающийся помочь своей нищей семье свести с концами и мечтающий о возможности стать дальнобойщиком, какой бы жизненной, социально острой и повсеместно актуальной его история ни являлась, просмотр "Желтой жары" - все равно занятие чрезвычайно утомительное.

Как главный герой не может вырваться из удручающего замкнутого круга, в который превратилось его унизительное бытие, так и повествование, тоскливо плетущееся за Ибрагимом по пятам, почти полтора часа задыхается в пыли пригородных турецких пустырей. Так оно наверняка и задумано - в данном случае нет более надежного способа сломать пресловутую "четвертую стену", чем погрузить зрителя в уныние, созвучное с испытываемым действующими лицами.

Зрителю остается лишь решить - согласен ли он на такой сомнительный визуальный аттракцион ради углубленного ознакомления с вялыми ужасами турецких окраин, неотличимые от кошмаров любых других трущоб.

3