"У дочери от "Гоголя" мурашки бегали"

Эксклюзив "Кинократии": Ян Цапник о Гоголе, "Гоголе", Баранове и мистике

Журнал
    29.05.2018, 14:55

Второй двухсерийный блок амбициозного и неординарного отечественного кинопроекта "Гоголь", в апреле вышедший в кинотеатрах России, совсем скоро станет широко доступен в Сети. 5 июня фильм "Гоголь. Вий" появится в подписке сервиса ivi (уже сейчас его можно посмотреть за отдельную плату). В преддверии этого знаменательного события "Кинократия" эксклюзивно публикует интервью с актером Яном Цапником (дилогия "Горько!", "Лёд", "Пьяная фирма", франшиза "Ёлки"), исполнившим роль интеллигентного и сильно пьющего хирурга-декадента.

Ваш персонаж, доктор Леопольд Бомгарт, - опустившийся пьяница. Но Гоголь что-то находит в этом человеке. Каковы его положительные черты?

Ян Цапник: Человечность, доброта, талант врача, солидный багаж знаний. Гоголь все-таки интеллигентный человек, и в Диканьке ему не хватает умного общения, поэтому он сходится с Бомгартом. Контакт между ними случается в первый же вечер и продолжается дружбой и сотрудничеством. Да, длительную часть роли я существую в немного другом измерении пьющего человека, но такова участь моего героя, которому выпало родиться в России. Недаром он говорит: "А что ещё делать русскому человеку, как не обеззараживаться во здравие? Столько заразы, что неизбежно приходится. Выпейте, голубчик, - и вам полегче будет".

Бомгарт пьёт неспроста. У него была неудачная операция, в результате которой у него на руках умер ребёнок. В результате Леопольд Леопольдович становится заложником мук своей совести: начинает пить и доходит до момента, когда боится заниматься живыми людьми. Вот трупы препарировать - пожалуйста. Он и спит в том же амбаре, где препарирует: в собственном анатомическом театре с щелями и текущей крышей.

Как Гоголь и Бомгарт дополняют друг друга?

Ян Цапник: Гоголь ценит Бомгарта за его советы и рассуждения. Все решения принимает он сам, но собирает информацию от нас, окружения. Гоголь в свою очередь влияет на меня, и я бросаю пить, хотя потом опять начинаю. В какой-то момент я отказываюсь препарировать Гоголя, причитая: "Это мой лучший друг, и я не собираюсь в нём копаться!".

Бомгарт - комический или трагический персонаж?

Ян Цапник: Ни то и ни другое. Было бы неправильно назвать его простым деревенским дураком и пьяницей. В нём есть всё. Он - жизненный герой, а в жизни всё перемешано. С ним связаны и забавные ситуации, и трагические. Бомгарт - неоднозначный персонаж, в нём много черт. Собственно, за эту жизненность нас и должен полюбить наш зритель, как говорил наш мастер Егор Баранов.

Каково вам было работать с таким молодым режиссёром, как Егор?

Ян Цапник: Я в шоке от Егора! Когда я пришёл к нему знакомиться на пробы, то всё думал, кто же из присутствующих режиссёр. Он меня потряс. До сих пор не понимаю, как в его красивом черепе умещается столько ума и мысли! Он опережал нас на километры по масштабам видения. Мне редко везёт, но вот у этого человека я многому научился. Он наталкивал нас на мысли, помогал работать над ролью, сейчас редко можно встретить такого режиссёра, тем более его возраста. Он гений! Да ещё и человек замечательный.

Вообще этот проект - тот редкий случай, когда все бомбы упали в одну воронку. Потрясающие все: актёрский состав, режиссёр, оператор, сценаристы, художники, продюсеры. Всё совпало! Все существовали в классических традициях школы переживания, а не формы.

Вы в школе читали Гоголя?

Ян Цапник: Конечно. Слава богу, жизнь в далёком Советском Союзе была читающая, читали все, даже дворники. Гоголя я любил. Помню, как мы ходили в кинотеатр повторного фильма смотреть "Вий" и как было страшно. Все, кто не знал, тогда кинулись перечитывать всего Гоголя. Надеюсь, и у этого фильма будет похожая судьба.

А любимое произведение у вас есть?

Ян Цапник: Есть любимая книга. "Вечера на хуторе близ Диканьки" дореволюционного издания, с "ятями", года 1905-го или 1906-го.

Откуда она у вас?

Ян Цапник: А знаете, раньше было столько хороших помоек… Я жил в Челябинске, в 70-е люди больше заботились о том, как поместить в квартире чешскую стенку. Выбрасывали всё: старую мебель, фотоальбомы, книги. Я находил дореволюционного "Робинзона Крузо", "Гаргантюа и Пантагрюэля", "Мюнхгаузена" с гравюрами Гюстава Доре и калькой между ними. Так и эту книгу я нашёл недалеко от дома, на спонтанной свалке, когда сносили старые бараки по соседству.

Вы собираетесь показать фильм своей дочери? Ей как раз недавно исполнилось 16.

Ян Цапник: Конечно, она уже даже посмотрела фрагмент и сказала, что никогда ничего подобного не видела, ей было интересно. И я знаю, что она говорит так не для того, чтобы мне было приятно. Она - избалованный зритель, ходит на все мои премьеры, а я всегда прислушиваюсь к её мнению, иногда она говорит очень толковые вещи. И если её так впечатлил фрагмент, даже не целое произведение, то я спокоен. Спрашиваю: "Тебе страшно-то было?" - "Несколько раз чуть не подпрыгнула, - отвечает. - Мурашки бегали".

Вам не кажется странным, что после Гоголя мистический жанр, ужасы, так и не получили большого развития в России?

Ян Цапник: Я думаю, что последователи у него были, невозможно, чтобы из такого плодотворного семени ничего не выросло. Просто мы не всех знаем. Но главная прелесть Гоголя не в том, что он использовал "ужасные" сюжеты, а в том, как он объединял трагическое и смешное - как, например, чёрт у Гоголя одновременно и страшен, и смешон со своей свиной харей и поросячьими глазками. Гоголь мог объединить в одном тексте множество разных начал, отразить глубину жизни со всеми её проблемами, которые со времён Гоголя остались такими же, какими и были. Поэтому Гоголь - классик, который останется навсегда.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники