Новости

15.12.2019 07:20
Рубрика: Культура

От Сенатской до эшафота

Российский фильм про декабристов "Союз Спасения" - в прокате с 26 декабря
Российских зрителей ждет грандиозная кинопремьера - фильм "Союз Спасения" режиссера Андрея Кравчука, на счету которого такие картины, как "Адмиралъ" и "Викинг". Имена продюсеров картины также говорят сами за себя. Это - Константин Эрнст и Анатолий Максимов. Такие фильмы, как "Ночной дозор", "Дневной дозор", "Турецкий гамбит", "Адмиралъ", "Высоцкий. Спасибо, что живой", "Викинг" - их рук дело. Максимов также выступает исполнительным продюсером нового потенциального блокбастера. А его сопродюсер - такой мэтр киноиндустрии, как Леонид Верещагин (проекты "Легенда № 17", "Экипаж", "Движение вверх" и другие).

Давно замечено, что российская история - подарок для любого сценариста: она "закручивала" такие сюжеты, которые человеческий ум придумать не в состоянии. Все, что случилось с декабристами в 1825 году - как раз пример такого невероятного исторического происшествия. Конечно же, дешево снимать в производственном плане такой материал было нельзя. И зритель поразится размаху съемок - с воздуха, под водой, масштабу массовки и компьютерным спецэффектам. У обозревателя "РГ" даже возник вопрос - не использовали ли для фильма ту же технику, которой снимали Парад ко Дню Военно-Морского флота в Санкт-Петербурге. Анатолий Максимов ответил на него, что да, у обоих проектов - и кино- и телевизионного - продюсер один, имея в виду Константина Эрнста. Но производство задействовано не было. "Это по большому счету способ видения мира", - подчеркнул Максимов, опять же имея в виду масштаб.

Так получилось, что личные истории людей - героев фильма - вышли на государственный уровень. 14 декабря 1825 года на Сенатской площади 3000 мятежников сошлись в длительном противостоянии с правительственными войсками. К ночи Николай I прикажет расстрелять восставших картечью из пушек. Многие погибли в результате неудавшегося переворота - и в фильме это показано с душераздирающей прямотой. Пять заговорщиков - Сергей Муравьев-Апостол, Павел Пестель, Кондратий Рылеев, Михаил Бестужев-Рюмин и Петр Каховский - были приговорены к повешению. Для участия в фильме приглашены самые яркие звезды отечественного кино. На несколько вопросов для "РГ" ответили Леонид Бичевин (Сергей Муравьев-Апостол) и Павел Прилучный (Павел Пестель).

Прямая речь

Люди слова, чести и высоких идеалов

Леонид Бичевин, актер

"Груз 200", "Морфий", "Подсадной", "Рябиновый вальс", "Хождение по мукам", "Шагал - Малевич" - у вас такие яркие работы в кино. Но в 2018 году зритель словно потерял вас. И вдруг - такая роль - Муравьев-Апостол. Получается, вы отказывались от других предложений ради этого?

Леонид Бичевин: По-разному. Может быть, кто-то от меня отказывался. От кого-то - я.

Слышала, что вы специально готовились к роли Муравьева-Апостола, читали исторические книги.

Леонид Бичевин: Нет, это немножко "липовая" информация, потому что не было времени особо готовиться. Я не знаю обстоятельств поиска артистов, но так получилось, что мне прислали сценарий в середине лета, когда зимний блок Северного восстания, уже сняли. И дальше пошла работа - чтение, пробы, встречи с партнерами и через неделю съемки. То есть особо не разбежишься. За неделю тоже можно нормально подготовиться, но так, чтобы я обложился книгами, - такого не было. Потому что там надо было успеть и на конях поскакать, и драку на шпагах сделать.

Вы работали без дублеров?

Леонид Бичевин: Без. А по сути роли - я старался на лету "хватать" то, что слышал от режиссера, от продюсеров, что-то находил в интернете, какие-то справки наводил… И то, что мог, прочитал. Например, книгу Натана Эйдельмана "Апостол Сергей: Повесть о Сергее Муравьеве-Апостоле".

А кем для вас декабристы были до съемок этого фильма? Просто часть школьной программы?

Леонид Бичевин: До этого в основном они были связаны с моей мамой. Она у меня преподаватель русского языка и литературы и очень любит эту эпоху - Пушкина, истории декабристов, их жен. Это ее тема. Она часто о них упоминала - помню, как велись об этом разговоры.

Какая была реакция у мамы, когда она узнала, что вы будете играть Муравьева-Апостола?

Леонид Бичевин: Конечно, она была в восторге.

Она вас готовила к роли?

Леонид Бичевин: Нет, она другими делами занималась. Но, естественно, могла что-то вспомнить, подсказать. Но, чтобы села и готовила, такого не было. Я уже взрослый мальчик (смеется).

Могли, скажем, позвонить ей и спросить: "Мама, как Муравьев-Апостол себя бы повел в этой ситуации?"

Леонид Бичевин: Да, могло такое быть.

Вы играете именно того, кого хотели? Или вам больше хотелось, например, сыграть Пестеля?

Леонид Бичевин: Опять же, вернемся к моменту утверждения. Особо выбирать времени не было. А сейчас, углубившись, понимаю, что нет, никого другого сыграть бы не хотелось. Муравьев мне близок.

Чем?

Леонид Бичевин: Он мне близок, как и многие из них - тех, кто все-таки восстал. Он, как и его соратники, относился к той категории людей, которые держали свое слово. То есть, если сегодня, чтобы быть наверняка уверенным, надо человеку написать 300 раз и сделать скрин переписки, потом где-то задокументировать, чтобы тебя не обманули, и прочее, то они могли договориться о чем-то и не подвести. Муравьев был идейным генератором и двигателем, он вдохновлял людей на поступки и понимал, что такое дело чести. И когда возникла эта ситуация - межвластие - и их пришли арестовывать и узнали про их планы, он понимал, что не может уже отречься. Я так его образ для себя формировал, свое отношение к нему - он не мог отказаться от своих слов, не мог отречься от идей и идеалов. Даже понимая уже, что кампания проиграна, потому что на Сенатской уже все произошло, и их пришли арестовывать.

Вы смелый человек? То, что зрители увидят в кино - это, по сути, страшные сцены.

Леонид Бичевин: Я? Ой, ну это же кино. Я так своему пятилетнему сыну пытаюсь объяснять: сказка - это же сказка! Однако… на самом деле в истории было еще страшнее.

Павел Прилучный, актер

Кто для вас Пестель?

Павел Прилучный: Для меня это мужчина, который забыл все, кроме своей идеи. Мне кажется, сейчас такого практически нет. Он был абсолютно "в шорах", действовал только по тому и жил только так, как он придумал, чтобы достичь и организовать свершение революции. Я думал, откуда это и почему? Наверное, из-за того, что он слишком много трудился на государство - воевал, получал ранения... В определенный момент он понял, что все должны быть равны, что нельзя идти на поводу у каких-то высших государственных чинов.

Так я и выстроил для себя его логику. У него не было ни любви - потому что она отвлекает. Дружбы для него, как таковой-то, и не было. Существовали люди, которыми он двигал, как пешками, для получения, грубо говоря, шаха и мата. Пестель - абсолютно целеустремленный человек со стержнем внутри. И ради своего дела, которое он задумал, он не пожалел бы ничего. Ему бы сказали, что нужно отрубить себе две ноги, и он бы это сделал просто без промедления. Как он, собственно, и поступил - имею в виду то, что он пошел и сдался.

Для вас было удивительным то, что вы реально похожи на Пестеля?

Павел Прилучный: Никогда об этом не думал. Я Пестеля для себя открыл в процессе работы над этой ролью. Я знал, кто такой Муравьев-Апостол, но слишком близко к этой теме не подходил. Мне кажется, что это кино помогает и школьникам, и взрослым людям, которые в принципе не очень знакомы с историей. Оно позволяет посмотреть, понять и что-то для себя определить. В частности, осознать, что было такое время, которое очень похоже на нынешнее.

Когда вы снимались, чувствовали масштаб этого кино?

Павел Прилучный: У этой компании не бывает немасштабных проектов. Поэтому, когда тебя зовут, ты уже ощущаешь, то все будет грандиозно. Ребята действительно снимают очень круто. Причем по всем мировым канонам. Не обманывают себя, говоря, что поставим здесь 20 солдат, а потом размножим картинку. Нет! Они сразу собирают столько артистов массовки, чтобы сыграть солдат, сколько потребуется. Одевают в форму. Вся форма была сделана так, как раньше.

Эта форма сидит на вас, как влитая. Как вы себя в ней ощущали?

Павел Прилучный: Абсолютно неудобно. Зимой в ней холодно, летом - дико жарко. Потому что вся она нагревается, никакого температурного режима не держит. Мы научились даже скакать на лошадях, но, к сожалению, очень многие сцены не вошли в фильм.

Я так понимаю, что после первого монтажа картины осталось около четырех с половиной часов.

Павел Прилучный: Да, так и было. Очень жалко, что многие истории, сильные и достаточно интересные сцены не вошли, в том числе и по моей части. А так-то по истории, рассказанной в фильме, все естественно складывается.

Только не говорите мне, что вы не умели кататься на лошади до этого фильма?

Павел Прилучный: Умел, но, оказывается, не так. Нужно было совершенно по-другому. Я переучивался.

А бои, шпаги, пистолеты?

Павел Прилучный: У меня практически ничего этого не было. Только несколько выстрелов, и все. Потому что история большая, героев много. Раскрыть каждого - действительно очень сложно.

Любите ли вы смотреть исторические фильмы или сериалы?

Павел Прилучный: Предпочитаю фантастику. Я не большой любитель исторических картин, хотя вот "Турецкий гамбит" мне очень понравился. Я смотрел этот фильм несколько раз. Действительно, крутая вещь.

Вы смотрели "Звезду пленительного счастья", где Пестеля играл Александр Пороховщиков?

Павел Прилучный: Да, смотрел.

Положа руку на сердце, что-то взяли у него?

Павел Прилучный: Честно говоря, он замечательно его сыграл, но мы совершенно разные по психофизике, поэтому брать оттуда мне было нечего. Прекрасно сыграно, интересная история. Но просто не моя.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной