Ошибочка вышла

Рецензии
    30.12.2019, 11:05
Текст:   Юлия Авакова
Произведения Монтегю Родса Джеймса известны отечественному читателю не особо хорошо. Между тем отдельные новеллы за его авторством исправно попадают в сборники рассказов о привидениях, и о его творчестве, без сомнения, осведомлены любители английского "готического романа", видящие в нем достойное продолжение литературных традиций, заложенных в эпоху раннего романтизма. О его таланте высоко отзывались, например, Говард Лавкрафт и наш современник Стивен Кинг.
 Фото: youtube.com/ BBC4  Фото: youtube.com/ BBC4
Фото: youtube.com/ BBC4

Писатель, умевший придать своим произведениям о потустороннем возвышенный эстетизм, имел удивительный жизненный путь. Он родился в семье священника, сферой его научных интересов были новозаветные апокрифы, позднее он стал главой одного из кембриджских университетов (своей alma mater) и ректором престижного Итонского колледжа (1918-1936). Любопытно, что интереснейший британский актер Кристофер Ли, осуществивший публичное чтение рассказов М.Р. Джеймса в стенах Кембриджа, имел честь видеть прославленного писателя самолично, во время вступительного собеседования в Итоне.

Предновогодняя экранизация BBC поможет почитателям британского кино вспомнить о незаурядном мастере ужасов, имевшем солиднейшее по всем меркам гуманитарное образование и кругозор. Занялся ею Марк Гейтисс, известный любитель жанра, в котором преуспел М.Р. Джеймс (иначе бы он не снял "Дракулу", не стал автором документальных "Истории ужасов с Марком Гейтиссом" и "Реальной истории научной фантастики").

"Участь Мартина" (Martin's Close, дословно "Участок Мартина") непроста по части адаптирования: рассказчик повествует о содержании судебного протокола многолетней давности, датированного 1684 годом. Предметом рассмотрения в судебном заседании Олд Бейли было дело об убийстве с особой жестокостью молодым человеком, эсквайром Джоном Мартином простой девушки Энн Кларк.

Председательствующего Джорджа Джеффриза сыграл мастер небольших, но запоминающихся ролей Элиас Леви, а в роли многословного прокурора Долбена выступил не кто иной, как Питер Капальди (ранее плодотворно поработавший с Гейтиссом и Моффатом в "Докторе Кто"). Интересной стала интерпретация этих двух персонажей - Джеффриз выглядит откровенно комично, то, что в письменной речи представляется саднящими колкостями, в экранизации достаточно неожиданно превращается в дурашливость и создает впечатление недалекости и простоватого благодушия, усыпляя и обвиняемого, и зрителя. А прокурор Долбен, несмотря на свою сухость и строгость, демонстрирует чуть ли не отеческое участие к потерявшему дар речи Мартину, но проскальзывает это лишь в мягком взгляде и в столь далеких от нейтрального чиновничьего официоза переливах шотландского выговора.

Особая роль отведена человеку, от лица которого ведется повествование (его воплотил Саймон Уильямс). Он - представитель уходящего поколения, не живущего полностью в электронном мире, имеющий возможность позволить себе такую роскошь. С вкрадчивостью, снисхождением, презрением и одновременно неким лукавством, где, однако, сквозит уверенность в правдивости излагаемого, рассказчик периодически комментирует происходящее в двух временных пластах.

Досадно короткий хронометраж (30 минут) и мизерный бюджет (в BBC охотнее вкладываются в сериалы) привели к тому, что действие рассказа было сжато до ускоренного воспроизведения событий, предшествовавших убийству, оставляя намеки и полутона участникам судебного разбирательства. Последние со своей задачей справились, но без опоры на корреспондирующие двусмысленности в исторических сценах в руках съемочной команды оказались, по сути, два параллельных повествования, которые было необходимо сшить воедино, что и было сделано (спасибо М.Р. Джеймсу за прелюдию).

Финальные кадры, следующие после очень проникновенной и серьезной сцены в суде, вызывают некоторое недоумение своей одномерностью. Но, вполне возможно, такая развязка, приличествующая "Лиге джентльменов", была изначально задумана. У Гейтисса не получилось снять леденящую душу историю. Правда, в ней есть нечто старомодное, в лучших традициях "Черной гадюки". Может, эти отсылки к недавнему прошлому соразмерны по идейной удаленности двухвековому разрыву у Джеймса? Есть над чем подумать.

3.5