Новости

11.03.2021 12:16
Рубрика: Культура

Найти "Синюю птицу"

Как инклюзивный театр помогает особенным детям
В казанском ТЮЗе состоялась премьера спектакля "Синяя птица", где вместе с тремя профессиональными актерами сыграли 14 детей, семь из которых - инвалиды. Хрестоматийная пьеса Метерлинка в постановке творческой лаборатории "Создавая театр" наполнилась новым смыслом и прозвучала особенно пронзительно.
В спектакле свою Синюю птицу обретает не только внучка феи (Эльвина Федотова), но и каждый юный артист. Фото: Александр Эшкинин/РГ В спектакле свою Синюю птицу обретает не только внучка феи (Эльвина Федотова), но и каждый юный артист. Фото: Александр Эшкинин/РГ
В спектакле свою Синюю птицу обретает не только внучка феи (Эльвина Федотова), но и каждый юный артист. Фото: Александр Эшкинин/РГ

Корреспондент "РГ" узнал, как сказка о поиске счастья преобразила жизнь особенных ребят и их родителей.

Испытание сценой

Сочельник. Дом дровосека. Брат с сестрой Тильтиль и Митиль грустят в своей спальне о том, что не получат подарки на Рождество, как богатые дети. Вдруг появляется фея Берилюна и просит их отправиться на поиски Синей птицы. Лишь она поможет ее больной внучке встать с кровати.

Сюжет разворачивается неспешно в уютных декорациях в полном соответствии с книгой. И поначалу ты вообще не видишь отличий от обычного детского спектакля. Все меняется, когда Тильтиль поворачивает волшебный алмаз на своей шапке и мир предстает в новом свете.

Вокруг брата с сестрой собирается удивительная компания. Это души Света, Хлеба, Сахара, Огня, Воды, Кошка и Пес. Некоторые из них - особенные дети. Внутреннее напряжение, которое возникает поначалу при появлении актеров с инвалидностью, быстро исчезает. Они замечательно вписываются в образы, и от зрителей не требуется какого-то снисхождения.

Очень органичен на сцене Амир Нуриев с ДЦП в роли Души Хлеба. Даже не возникает сомнений - "оживший хлеб" должен выглядеть именно так. Немного медлительный, степенный, с какой-то особой пластикой и неимоверно обаятельный. Очаровывает публику Эльвина Федотова (Душа Света). Она будто бы и впрямь сияет в течение всего спектакля. Грациозна Душа Воды в исполнении Лолы Джабаровой. Свои реплики она сопровождает плавным, словно волны, языком жестов.

Амир Нуриев в образе Души Хлеба обаял публику. Фото: Александр Эшкинин/РГ

Яркое впечатление производит Дуб, которого играет аутист Салават Биктагиров. Его монолог о том, сколько родственников-деревьев погубил дровосек, отец Тильтиля и Митиль, звучит отрешенно и в то же время грозно. Кажется, голос доносится из какого-то другого мира. И это придает сцене силу.

В постановке много песен и хореографических номеров. Всю музыку написали и исполнили молодые незрячие артисты из группы "НиЗаМи". Ее основал известный казанский бард Дмитрий Бикчентаев. Заключительную композицию коллектив играл уже на сцене.

Конец пьесы, где внучка феи получила Синюю птицу и встала с постели, публике был, конечно, известен. Но он как-то по-особому трогал. Быть может, потому, что все понимали: в течение полутора часов артисты проходили через настоящее, а не сказочное испытание. А потому каждый обрел свою Синюю птицу.

Сначала было страшно

Режиссер спектакля Дарья Хуртина уверена, что "Синяя птица" - это Эверест среди пьес. И чтобы взойти на эту вершину, участникам возглавляемой ею творческой лаборатории при ТЮЗе "Создавая театр" потребовалось четыре года.

- Когда я пришла в этот проект, слово "инклюзия" услышала впервые, - вспоминает она. - И честно скажу, мне было очень страшно. У меня ведь только творческое образование - я режиссер любительского театра. Но когда я начала работать с особенными детьми, то поняла, что все ограничения надуманные. И страх потихонечку стал отступать.

Первый инклюзивный спектакль по повести Ричарда Баха "Чайка по имени Джонатан Ливингстон" был сыгран с ребятами на сцене ТЮЗа в 2018 году. Этот опыт вдохновил, и захотелось чего-то большего. А о постановке "Синей птицы" Дарья Хуртина мечтала еще подростком. Тем более что пьеса с глубоким философским смыслом могла поспособствовать развитию детей.

- Для меня сразу было очевидно, кто какую роль сыграет, - рассказывает режиссер. - Мы очень долго разбирали материал, корпели над текстом. А потом случился кризис. Знаете, по истечении трех лет он возникает почти в каждом коллективе, так же как в семейных взаимоотношениях. Ребята на какое-то время разбежались. Тут еще у них и переходный возраст одновременно наступил. Собирать их пришлось в условиях пандемии. Было сложно. Активные репетиции начались только в январе. То есть, по сути, за месяц до премьеры. Это был подвиг и для детей, и для родителей. Но, несмотря на усталость, недовольство, недисциплинированность наших юных артистов, мы их баловали и купали в любви.

Волшебная роль Салавата

На протяжении долгой и непростой работы над спектаклем Дарья Хуртина наблюдала, как менялись отношения в коллективе. Поначалу обычные дети с опаской относились к особенным. Все разбились на маленькие группы. А под конец ребята очень сдружились. Сейчас у них есть любимая игра, подхваченная из "Тик-тока": встать в круг, посадить кого-то в центр и плясать "шаманские танцы".

А уж как переживали за Салавата, игравшего Дуба! Его слова на репетициях повторяли все вместе, так что к премьере этот текст выучил каждый ребенок. Барьер, отделяющий их от мальчика, был преодолен.

- Все как в "Синей птице", - говорит Дарья Хуртина. - Там вначале Тильтиль и Митиль считали, что их соседка немножко с приветом, а значит, и внучка ее тоже странная. И горлицу, в итоге оказавшуюся той самой Синей птицей, поначалу дарить ей не хотели. Но с какой радостью они отдают ее потом! Для этого мы и ставили спектакль: чтобы дети нашли путь друг к другу.

В том, что "Синяя птица" действительно приносит счастье, не сомневается мама Салавата Ирина Биктагирова. Кроме него, в спектакле сразу три роли: Лазоревой девочки, Призрака и Звезды - сыграла ее дочь Камалия. А племяннику Даниилу прекрасно удался образ Пса.

- Салават был самым сложным ребенком в этой постановке. А после спектакля он научился ощущать себя, вступать в диалог. Сейчас останавливает каждого и проговаривает свой текст. А если учесть, что начинается он со слов "Твой отец наделал нам много зла", люди, конечно, немного теряются, - смеется Ирина Биктагирова. - Приходится объяснять им, что он повторяет роль и ваш отец здесь ни при чем. Пусть неумело, но Салават начинает контактировать с людьми.

Комментарии

Айгуль Горнышева, директор казанского ТЮЗа:

- Мне часто задают вопрос о том, много ли сил, финансов и времени забирает инклюзивный проект. Но я все трудности оставляю за скобками. Главное, что он дает нашему театру. Дарья Хуртина, хотя ей поначалу не хватало знаний и опыта, работала сердцем. А дети всегда чувствуют эту любовь. И результат был виден еще после предыдущей постановки под названием "Чайка по имени Джонатан Ливингстон". Особенный ребенок, сыгравший в спектакле, пришел домой и сказал: "Я хочу жить". И вот в таких случаях становится ясно, для чего мы этим занимаемся.

Евгений Скрипачев, балетмейстер:

- С таким количеством детей я работал впервые. Было тяжело, но интересно. У меня есть свой курс по пластике и танцам для инклюзивной группы. Он помогает им развить телесный язык, ощутить пространство, партнера, раскрепоститься. Все наши психологические травмы отражаются и на теле. А если человек с особенностями, то зачастую он не может принять себя. Ему кажется, что он кривой, косой, и я учил справляться с этим. Дети понимали, что могут спокойно взаимодействовать с другими ребятами. Их особенности превращались в их преимущество, добавляя им уникальности.

В регионах Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань