Новости

14.09.2017 18:01
Рубрика: Общество

Недетский сад

Как Анна Кузнецова добилась маткапитала для отцов в Крыму, вернула родителям отобранных в Финляндии детей и настояла на создании телефона 117
День детского омбудсмена Анны Кузнецовой начался в аэропорту. Она встречала детей из Ирака - мальчика и девочку. Родители их погибли, но сегодня они встретятся с родственниками и начнут новую жизнь - без взрывов, голода и страха. У год проработавшей детским омбудсменом Анны Кузнецовой повестка дня все время остается горячей.
Анна Кузнецова: Я никогда не свыкнусь с многочисленными сообщениями о ЧП с детьми. Фото: Виктор Васенин/РГ Анна Кузнецова: Я никогда не свыкнусь с многочисленными сообщениями о ЧП с детьми. Фото: Виктор Васенин/РГ
Анна Кузнецова: Я никогда не свыкнусь с многочисленными сообщениями о ЧП с детьми. Фото: Виктор Васенин/РГ

Когда в России заработает единая телефона "горячая линия" для семей 117? Почему многодетная семья из Москвы не может воспользоваться правом на бесплатный проезд в другом городе страны? Когда автобусы, перевозящие детей, будут оснащены проблесковыми маячками? Об этом Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова рассказала в эксклюзивном интервью "Российской газете".

В прошлом году в России произошло самое резкое за 16 лет снижение числа родившихся - почти на 51 тысячу. А демографы предупреждают об очередной "демографической яме". Причины не только демографические, но и во многом экономические. "Материнский капитал" свое дело сделал, а что сегодня может мотивировать молодые семьи рожать детей, и не одного, а двух или трех?

Анна Кузнецова: Во-первых, надо помогать серьезно многодетным семьям. Это дело выгодное, потому что это не только поддержка семей с тремя и более детьми, а стимул для молодых семей, задумывающихся о рождении следующего ребенка.

Но сегодня такая поддержка дробится на федеральную и региональную. И региональные инициативы, призванные дополнять федеральные законы, на самом деле часто ущемляют или отменяют их. И в результате, когда ряд полномочий передали исключительно на региональный уровень, мы получили парадоксальные результаты. Многодетная семья с удостоверением, выданным, например, в Москве, не может воспользоваться правом бесплатного проезда, приехав в другой город России! Разве, пересекая границу области или края, родители перестают быть многодетными? Мы должны сделать так, чтобы любая семья чувствовала себя одинаково защищенной и обеспеченной базовыми правами вне зависимости от того, где она живет или куда собралась переехать. Особенно это касается приемных семей, у которых под опекой все-таки находятся государственные, а не областные и не муниципальные дети.

Надо при этом заметить, что на отказ в предоставлении положенных выплат многодетные семьи жалуются редко. Но дело тут в том, что их никто не информирует о том, что господдержка семей, в большинстве своем, осуществляется в заявительном порядке. Чтобы ее получить, многодетные родители должны писать заявления. Но не у всех есть возможность оперативно подать такую заявку - дома нет компьютера или интернета и т. п. Наши многодетные родители плохо осведомлены о положенной им господдержке. И часто обращаются к нам с просьбой разъяснить, что же им положено по закону.

Не зря накануне Международного дня защиты детей президент России Владимир Путин дал поручение проработать идею создания единого справочного телефона 117, своего рода "социального навигатора". Позвонив по этому трехзначному номеру, можно будет получить четко выстроенную последовательность шагов для решения любой конкретной проблемы. Так мы, наконец, объединим усилия ведомств по оказанию помощи семьям. Кстати, о создании такой службы нас просили сами родители - еще на пресс-завтраке в "Российской газете".

Пилотный проект этого телефона может быть запущен в Липецкой области. Предварительная договоренность с регионом уже есть.

Льготы и пособия, безусловно, важны, но ведь этого недостаточно. Мамы в семьях, как правило, не могут выйти на работу, и это сразу сказывается на достатке семьи.

Анна Кузнецова: Многодетным семьям, конечно, нужны налоговые льготы и преференции. Кстати, в сентябре Госдума планирует рассмотреть законопроект о предоставлении членам многодетных семей права на льготу при уплате налога на имущество физических лиц. Если закон примут, выиграют более миллиона российских семей с тремя и более детьми.

Единый справочный телефонный номер 117 объединит усилия всех ведомств по оказанию помощи семье

Это абсолютно логичная мера. Многодетные семьи сами получают денежные выплаты от государства. И пока так получается, что, получив эти выплаты, платят из них налог. Почему бы не сделать так, чтобы они направили полученные от государства деньги на то, для чего они предназначены, - на обеспечение своих детей!

Но кроме материальной поддержки многодетные семьи должны чувствовать внимание и заботу. У них должна быть уверенность в том, что они устроят своих детей в сад или школу, обеспечат им дополнительное образование в спортивных секциях или творческих кружках, получат бесплатный проезд на городском транспорте или льготные билеты на культурно-массовые мероприятия…

Еще раз напомню, что, говоря о многодетных семьях, мы имеем в виду также молодых людей, принимающих решение о рождении детей. И даже тех, кто только готовится создать семью.

После истории семьи Дель всерьез заговорили о проблемах приемных семей. Удалось ли разработать "дорожную карту", позволяющую определить, что за ситуация сложилась в приемной семье?

Анна Кузнецова: Приемных семей сегодня стало гораздо больше, и это замечательная тенденция. Но, к сожалению, отдельных проблем не избежать. Кроме семьи Дель, была еще калининградская семья, вернувшая семерых детишек обратно в детский дом. Все помнят историю с доведенным до истощения приемными родителями магаданским мальчиком.

В каждом конкретном случае мы разбираемся отдельно. Но все причины можно свести к двум основным: недобросовестность родителей и непрофессиональная работа социальных служб и органов опеки.

Предложенная нами "Дорожная карта" строится, прежде всего, на внимательном отборе кандидатов и тщательной подготовке приемных родителей к взаимодействию с ребенком. Психологическое тестирование должно стать при этом обязательным, как и обучение родителей с учетом особенностей ребенка.

Очень важно тактичное и бережное сопровождение приемной семьи. Речь идет именно о поддержке семьи, когда отношения строятся на взаимном уважении и готовности вовремя оказать помощь. Этот вопрос до конца так и не решен. Квалификация сотрудников, регламент работы социальных служб и органов опеки - все это должно соответствовать требованиям времени. Только так мы сможем, во-первых, избежать чудовищных преступлений в отношении детей, а, во-вторых, вовремя заметить беду и оказать помощь семье в трудной жизненной ситуации.

Наиболее уязвимыми остаются семьи с особенными детьми. Инклюзивное образование только начинает развиваться. Родители больше рассчитывают на помощь фондов и волонтеров, чем на государство. Меняется ли в обществе отношение к таким детям?

Анна Кузнецова: Сегодня государство больше, чем когда-либо, уделяет внимание детям с особенностями развития. Стало больше школ с инклюзивным образованием. Пока рано говорить о стопроцентном техническом оснащении, обеспечении тьютерами и соответствующим медицинским персоналом. Но работа в этом направлении ведется масштабная.

Я считаю, что у родителей должно быть право выбрать, где будет учиться их ребенок: в общеобразовательной школе или в специальном учебном заведении.

Что касается НКО и волонтеров, то этот независимый ресурс необходим всегда. Эти люди не формализованы, а потому быстрее сигнализируют о недостатках и реагируют на "болевые точки". Они оказывают неоценимую помощь.

Не менее важно сегодня воспитывать сострадание в обществе и терпимость в наших сердцах. К сожалению, родители обычных детей пока настороженно относятся к совместному обучению их и особых ребят.

В России вопросами семьи и детства занимаются около 19 ведомств. У 19 нянек дитя без глазу?

Анна Кузнецова: Семье не важно, к какому ведомству относится ее случай: помощь ребенку нужна здесь и сейчас. Мы стараемся конструктивно сотрудничать со всеми ведомствами: с минздравом, минобром, Следственным комитетом, Роскомнадзором и Роспотребнадзором, МИД, МВД, МЧС, минобороны. Хорошо налажена у нас и связь с регионами. И все для того, чтобы вовремя помочь ребенку, обеспечить его безопасность.

В последнее время дети все чаще становятся не только объектами насилия, но и активными участниками его. Как остановить этот опасный "вирус"?

Анна Кузнецова: К сожалению, детей никто не учит общаться со сверстниками и мирно разрешать конфликты. Раньше в семьях было много детей, ребенка с детства окружала толпа ребятишек, братьев и сестер, с которыми он учился договариваться. А теперь, увы…

На днях я была в Краснодарском крае, общалась с детьми, приехавшими в "Орленок", и, знаете, о чем они мне рассказывали с горящими глазами? О том, что в детском лагере они научились общаться.

С 2018 года все российские автобусы, перевозящие детей, могут быть оборудованы проблесковыми маячками

В чем причина детской жестокости? В отсутствии психологов и специалистов? Во взаимоотношениях в семье? В обилии насилия в фильмах, компьютерных играх и доступности их в интернете? Я обсуждала причины детского насилия с академиком РАН Артуром Александрович Реаном. С Академией развития образования (РАО) мы договорились провести комплексное исследование, чтобы выяснить предпосылки этой жестокости.

Происходящее заставляет нас снова поднять вопрос, пускать процесс воспитания на самотек, отдавать на откуп случаю или направлять активность подростков в конструктивное русло, одновременно наполняя Интернет и телевидение альтернативным контентом, формирующим здоровые ценности. Но родители все равно должны помнить, что главный пример для подростка они сами. Быть внимательными к ребенку, к тому, что с ним происходит, разговаривать с ним о проблемах - все это может помочь предотвратить беду.

Вы уже год занимаете пост Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка. Что для вас оказалось самым трудным?

Анна Кузнецова: Я никогда не свыкнусь с ежедневными "тревожными" информационными справками о многочисленных ЧП: ребенок пострадал в ДТП, на пожаре, на отдыхе в лагере, потерялся, пропал или убежал от жестокости, его обидели в школе, он вовремя не получил лечения или питания… Эти справки похожи на сводки с полей боевых действий, только главные герои, к сожалению, дети.

Добавились новые вызовы - подростковая агрессия, информационные угрозы, суициды в подростковой среде, насилие и преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, наркомания, буллинг и кибербуллинг.

Мы стараемся выстроить работу так, чтобы влиять на причину проблемы - исключить источник детской беды. Уже кое-что удалось сделать.
Например, прошлой осенью отобрали детей у российских граждан в Финляндии. Детей вернули благодаря день и ночь продолжающимся - в ручном режиме - переговорам. Чтобы уйти из этого "ручного режима", мы с коллегой из Финляндии заключили соглашение.

Или трагедия на трассе в ХМАО, где погибли дети, обнаружила для нас массу проблем, связанных с перевозками детей в регионах и на федеральном уровне. Огромную работу провели тогда уполномоченные в каждом субъекте. Мы предложили федеральным ведомствам создать единые диспетчерские центры мониторинга и фиксации данных, поступающих от электронных систем автобусов, и реестр недобросовестных перевозчиков. С 2018 года все российские автобусы, перевозящие детей, могут быть оборудованы проблесковыми маячками.

Сдвинули с казавшейся мертвой точки проблему "проб Манту" - теперь для приема в образовательные учреждения принимаются и результаты альтернативных методов диагностики.

Подняли тему выплаты "материнского капитала" овдовевшим отцам двух и более детей, проживающим в Крыму. К нам обратились несколько отцов, у которых жены умерли, не успев оформить российское гражданство. И после моего обращения к председателю Пенсионного фонда России был подготовлен законопроект, предусматривающий выдачу маткапитала "крымским" папам. В настоящее время проект находится на согласовании в правительстве России.

А что происходит с проблемой "синих китов"?

Анна Кузнецова: Группы, организаторы которых с помощью различных психологических уловок подталкивали подростков к совершению суицидов, были обнаружены в социальных сетях в прошлом году. Мы провели общероссийский мониторинг, организовали Всероссийское селекторное совещание с участием представителей всех заинтересованных министерств и ведомств и составили "дорожную карту" выхода из проблемы. Об этом я доложила президенту РФ, и наши предложения получили у него поддержку.

18 218 обращений поступило в аппарат Уполномоченного по правам ребенка в 2016 году.

У нас ужесточили уголовную ответственность за доведение до суицида, теперь преступнику грозит срок до 15 лет лишения свободы. Для нас важны и другие меры: позитивный контент, вовлечение детей в "хороший" досуг, психологические службы, повышение квалификации и переподготовка специалистов, работающих с подростками и занимающихся профилактикой суицидального поведения.

Общественный и Экспертный советы при Уполномоченном, региональный опыт, мнения экспертов, общественная инициатива - всеё это помогает нам принимать конкретные решения, работающие на конечный результат: благополучие и счастье ребенка, поддержку института семьи.

Кроме глобальных вопросов мы решаем и десятки частных. Проблемы самые разные: сохранение семьи, оказание медицинской помощи, вывоз детей из зон вооруженных конфликтов…

Тем временем

Вот что Анна Кузнецова рассказывает о первом годе своего омбудсменства:

- Этот год пролетел для меня как миг. Начался он с шока от разгулявшейся фантазии в сетях и СМИ, где путали число детей, называя их то приемными, то подыскивая им самых разных "отцов", а уж какие идеи и увлечения приписывались мне. А с другой стороны, что я могла ожидать. Жена священника, куча детей: не три, не четыре - шесть, из региона, хоть и не замечена ни в каких сомнительных делах и более восьми лет занималась проблемами детей... Одного того, что "попадья", хватило, чтобы "просклонять по всем падежам". Ведь сразу рисуется платок, коса, цветастая длинная юбка и все что полагается, что вообще не бьется с иностранно-политическим словом "омбудсмен".

Но было очень, очень много поддержки - это давало силы!...

За этот год изменилось все: место работы, должность, город, дом, школа, садик детей, их увлечения, место службы мужа - всё. Но только не то, чем я жила все эти 8 лет: проблемы детских домов, приюты, попавшие в беду семьи, тяжелобольные дети...

Но теперь появилась возможность сделать то, о чем я так мечтала, но не могла сделать для них, будучи просто руководителем фонда, не смогла бы сделать, будучи депутатом...

А еще я встретила замечательных людей, тех, кому все равно, кто я - "попадья" или "омбудсмен", многодетная мама, правозащитник, политик. Главное, что нас объединяет общая цель - сделать все для наших детей... Спасибо вам, вместе мы многое можем!

Из записей Анны Кузнецовой в Facebook

Досье "РГ"

Анна Юрьевна Кузнецова родилась 3 января 1982 года в Пензе.

В 2003 году окончила Пензенский государственный педагогический университет по специальности "Педагог-психолог".

В 2008 году стала учредителем общественной организации "Благовест".

В 2010 году создала и возглавила благотворительный фонд поддержки семьи, материнства и детства "Покров".

В 2014 году стала председателем регионального отделения всероссийского общественного движения "Матери России" в Пензе, чуть позже - председателем комиссии по межконфессиональному взаимодействию и благотворительности в Общественной палате Пензенской области.

В 2015 году заняла пост исполнительного директора Всероссийской ассоциации организаций по защите семьи и возглавила региональный исполком Общероссийского народного фронта.

9 сентября 2016 года назначена Уполномоченным при президенте РФ по правам ребенка.

Анна Кузнецова замужем, воспитывает шестерых детей.