Новости

30.09.2017 12:28
Рубрика: В мире

Референдум в Каталонии: последние часы накануне голосования

Текст: Екатерина Добрынина (Барселона)
Сегодня в Каталонии, где на 1 октября назначен правительством региона-мятежника и запрещен Мадридом референдум о независимости от Испании, - официальный "день тишины". Тишина, впрочем, достаточно относительная. Слишком долгое "эхо" у событий, которые предшествуют "дню Икс". Отголоски громкие, шум - на весь мир.
 Фото: REUTERS/Susana Vera  Фото: REUTERS/Susana Vera
Фото: REUTERS/Susana Vera

Краткая предыстория вопроса. 6 сентября 2017 года парламент Каталонии проголосовал за законопроект о референдуме, на котором граждане региона должны ответить на единственный вопрос: "Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?" 8 сентября был одобрен закон о переходном периоде на время до окончательного отделения автономной области от Королевства Испании. Этот регион и раньше активно (но пока безрезультатно) мечтал избавиться от чрезмерной, по его мнению, тяжести испанской короны. Теперь он решил горделиво выпрямиться во весь собственный рост и наконец-то официально закрепить свое право на независимость. Право, которого - о чем тут же сообщил каталонцам и их лидерам официальный Мадрид устами премьер-министра Мариано Рахоя, а затем и Конституционного суда - Основной закон Испании не предусматривает. Равно как и изменений Конституции по желанию жителей какой-то одной из провинций королевства. Именно поэтому Мадрид отметал любые параллели, например, с подобным голосованием в Шотландии: в Великобритании конституции нет, а свой закон шотландцы скрупулезно соблюдали, не подкопаешься.

Решения каталонского правительства были приостановлены, а решение о референдуме - заблокировано. Суд есть суд: с лукавой формулировкой "на время рассмотрения вопроса о законности" подобного волеизъявления, то есть вроде бы не окончательно, но при этом на неопределенно долгое время. Каталонцы не подчинились: ждать им не хотелось, поскольку историю своей борьбы за независимость от Испании они порой ведут с 1640 года (хотя правильнее будет считать все-таки с 20-х годов ХХ века). Мадрид не смягчился. Центральным властям уже удалось в 2014 году перевести подобный же референдум в ранг всего лишь "консультативного опроса населения" и проигнорировать его итоги. То же самое было предложено сделать и сейчас. Каталонцев это не устраивало более чем абсолютно.

Они напомнили, что каждый пятый евро в испанском ВВП - дело именно их рабочих рук - спасибо не только развитой промышленности (от электроники до машиностроения), но и доходам от туризма, морскому порту, аэропорту Барселоны и пр. Пояснили, что регион-донор получает из казны намного меньше, чем отправляет туда в виде налогов: 62 млрд евро уходят на мадридские госчета, обратно возвращаются лишь 45 млрд. Но главное было даже не в денежных вопросах, хотя считать финансы каталонцы умеют прекрасно и транжирством не отличаются даже в быту. Две главные черты каталонского характера, сформировавшегося на протяжении достаточно сложной истории, - это: а) независимость и б) упрямство. Именно они позволили Каталонии выжить и сохранить свой язык, традиции, культуру и самобытность даже во времена диктатора Франко - который давил любые проявления национального самосознания по-военному просто: репрессиями и запретами даже на изучение каталонского языка в школах и разговоры на нем в присутственных местах. С тех пор каталонцы, даже добившись от Мадрида права на особый статус автономии с расширенными правами по сравнению с другими провинциями страны, буквально встают на дыбы, едва их хоть в чем-то начинают стричь под единую гребенку. Традиция, не от хорошей жизни возникшая, укреплялась веками.

Дальнейшие события сентября-2017 напоминали диалог на повышенных тонах между центром и автономией: "Какая часть слова "нет" тебе непонятна? - А я не знаю такого слова, я говорю "да!" и в бюллетене отмечу то же самое!".

Мадрид отменял референдум, арестовывал чиновников, причастных к "сепаратистским действиям", проводил внеплановые финансовые проверки каталонских органов власти, грозил реальными тюремными сроками главе каталонского правительства Карлесу Пучдемону и его сторонникам. В Барселону и прочие каталонские города направили для усиления местной полиции сотрудников Гражданской гвардии, подчиняющихся напрямую центру (местные полицейские, "моссос", сразу заявили, что будут действовать по принципу "пропорциональности, конгруэнтности и необходимости", читай - без применения излишней силы, а против своих сограждан в рукопашную не пойдут). Ежедневно из Мадрида блокировали любые сайты, где размещалась информация о референдуме (в ответ, естественно, тут же возникали "зеркала"). Всплыла даже версия о вездесущих "русских хакерах", которые-де опять вносят смуту и помогают каталонским сепаратистам. Ее озвучила одна из крупнейших испанских газет "Эль Паис". В ответ посол России в Испании Юрий Корчагин иронично заявил, что вокруг референдума в СМИ уже заварилась "такая каша, что "руке Кремля" противно к ней прикасаться". "Судя по рассуждениям автора статьи, получается следующее: Кремль устроил Brexit, повлиял на выборы в США, организовал проход в бундестаг правой внесистемной оппозиции, а Испания вроде бы оказалась в стороне. Нехорошо получается - тоже важная страна, а здесь не вмешались. И автор статьи решил все поправить, нашел-таки подходящий сюжет - Каталония", - съязвил Корчагин. В целом же позицию российских властей четко и недвусмысленно озвучили представитель МИД Мария Захарова и другие официальные лица: происходящее квалифицируется как внутреннее дело Испании, все должно проходить в строгих рамках испанского законодательства. Ни о каком вмешательстве извне и пристрастных оценках речи не идет и идти не может. В том же ключе высказались и представители других стран, а также официальных структур Евросоюза. Другой позиции принципы международного права диктовать и не могут, и это естественно.

Но "внутреннее дело" внутри страны продолжило и продолжает "выходить за рамки", противостояние между Мадридом и каталонской автономией только ширится и крепнет. Идут многотысячные митинги и демонстрации, в борьбу вступают мэры городов (и немедленно получают по шапке из Мадрида - как, например, более 700 глав муниципальных поселений, поддержавших референдум). В Барселоне ежедневно идут маршами люди с желто-красными полосатыми знаменами автономной области, реют флаги, звучат песни, ораторы зажигают толпу на постоянных митингах. При этом стало уже неважным, что собственно за отделение от Испании, по данным социологов, высказывалось даже чуть меньше каталонцев, чем за сохранение статус-кво - в районе 40%. Важно то, что более 80% отстаивают свое право на волеизъявление, даже если оно исторически не содержится в Основном законе королевства. "Демократия - да!" - самый частый лозунг в эти дни на транспарантах, на значках, на балконах и где угодно в Каталонии. То же самое "да!" люди теперь готовы вписать и в бланки на избирательных участках. Даже если не позволяют. Даже если препятствуют. Именно потому и "да", что постоянно - "нет".

Отдельная история - то, как в Каталонии постоянно находят, отбирают и конфисковывают избирательные урны и отпечатанные в подпольных типографиях бюллетени (а прячут их, по слухам, местные предприниматели и даже владельцы крупных торговых сетей в своих грузовиках или на складах). Общее число отобранных и уничтоженных бумаг уже во много раз превысило количество избирателей, которых в 7,5-миллионной Каталонии зарегистрировано 5,4 миллиона. Правительство сообщило, что на избирательные участки (которые обычно расположены в школьных зданиях) никого 1 октября не пустят, и референдуму не бывать. Нетрудно понять, как на это отреагировали каталонцы и их лидеры. Конфликт перешел в острую фазу. Вчера, например, стало известно, что активисты родительских комитетов готовы дежурить ночами, чтобы не допустить опечатывания избирательных участков и полицейских туда с подобной миссией не допустить. Разве что главы школьных союзов через соцсети (а именно там идет основная агитация и обмен информацией) все-таки призвали детей с собой не брать и ограничиться в ночных дозорах "совершеннолетними избирателями", не подвергая юное поколение ненужному риску. Правда, мало кто верит в то, что силовые акции все-таки начнутся. Основной аргумент - "мы все-таки в центре цивилизованной Европы". Но опасения есть, и немалые.

Вчера в Барселоне на улицах допоздна было многолюдно. Вечером прошел массовый митинг-концерт на холме Монжуик, около известного каждому туристу огромного подсвеченного фонтана. На него собралось, по разным данным, от 80 до 100 тысяч зрителей. Толпа была такая, что не протолкнешься, порядок охраняли усиленные наряды полиции, дежурила скорая помощь, но прошло все на удивление организованно, хоть и очень шумно. Выступали известные артисты, вплоть до легенд каталонской музыки, публика демонстрировала редкостное единство. В толпе реяли не только каталонские, но и шотландские, фламандские и прочие флаги европейских "мятежных" автономий, которые приехали поддержать "своих" в их борьбе.

После концерта толпа растеклась по улицам, но уходить люди не спешили. То ли сами по себе барселонцы "совы", то ли так совпало, но… Проходишь в два часа ночи по кварталу, где находится сразу несколько школ, лицеев и детских садов (и, следовательно, избирательных участков). Следов дежурящих родителей не обнаружено. Однако "почему-то" на улице (в два часа, напомню, ночи, хоть и накануне выходного) стоят то старички с ключами от машины, то безмятежно болтающие собачники с питомцами на поводках. Около полицейской машины стоят и курят девушка и парень в форме. "У нас все спокойно", - говорят они. В одной из школ горит свет - стучусь в дверь. Открывают две женщины с картонными коробками. "Нет-нет, мы просто убираем мусор, никто тут не дежурит…" Для уборки несколько поздновато, но поверим на слово…

Не пустовало в поздний час и здание барселонского Университета. 22 сентября студенты объявили "забастовку" в поддержку референдума и встали в здании вуза на круглосуточное дежурство. Вчера там находилось человек тридцать-сорок со спальными мешками, светящимися экранами телефонов и - святое дело - чем-то вроде лапши в дымящися картонных стаканчиках. Вели оживленные дискуссии, собрав в кружок пластиковые стулья. На стенах и во внутреннем дворе университета - лозунги, плакаты, рисунки и прочая наглядная агитация. Хотя агитировать тут особо некого, все и так готовы "стоять до последнего", о чем с гордостью и заявляют. Студенты абсолютно не удивились появлению "журналиста из России", только с солидным видом попросили предъявить документ (что они в потемках прочли в русскоязычной красной "корочке", не знаю, для верности просто перевела написанное). Как рассказал представитель студентов Барселонского университета 24-летний Джорди Вивес (в магистратуре он изучает как раз экономические процессы), студенты намерены 1 октября прежде всего проголосовать на своих участках ("открепительных удостоверений" не предусмотрено), а затем продолжить свою вахту в поддержку идеи независимости Каталонии. Они чувствуют себя частью общего и очень важного для их будущего дела, но главное - "для нас беспрекословной ценностью является сама идея демократии", сказал Джорди. А что для тебя (на "ты" здесь общаются все и практически всегда) важнее, спрашиваю Джорди, возможность отделение от королевства или сам факт голосования? Безусловно, говорит он, главное - возможность проголосовать, свобода волеизъявления, отвечает он. Наша позиция должна быть услышана, и ни у кого нет права "давить" инакомыслие.

Это, собственно, то, что говорят и все остальные, кого встречаешь на барселонских улицах или в официальных местах. Главное - демократия и свобода. Все прочие проблемы (с автоматическим выходом из ЕС и обратным в него вступлением, с урегулированием барселоно-мадридских отношений, с трансфертами и налогами, с властью и законом и прочая, и прочая) каталонцы готовы решать позже.

Сейчас они ждут 1 октября, и отсчет времени пошел на часы.

В мире Европа Испания Ситуация в Каталонии РГ-Видео
Добавьте RG.RU 
в избранные источники