Новости

15.03.2018 05:33
Рубрика: В мире

Тянь-шаньская Раймонда

В Киргизии отметили юбилей народной артистки СССР Айсулу Токомбаевой
Айсулу Токомбаева: Педагоги в каждом из нас воспитывали личность. Фото: Евгения Евреинова Айсулу Токомбаева: Педагоги в каждом из нас воспитывали личность. Фото: Евгения Евреинова
Айсулу Токомбаева: Педагоги в каждом из нас воспитывали личность. Фото: Евгения Евреинова
Поздравить знаменитую приму приехали именитые артисты, политики, деятели культуры. Среди многочисленных пожеланий одно особенно сильно взволновало балерину. На глаза навернулись слезы... Это были слова благодарности за удивительный талант и сердечные пожелания от ректора Санкт-Петербургской академии русского балета имени Вагановой Николая Цискаридзе и художественного руководителя Жанны Аюповой.

- Я не ожидала такого сюрприза, - призналась корреспонденту "РГ" Айсулу Токомбаева. - Значит, меня знают и помнят в России. Вы не представляете, как много это для меня значит. Я выпускница Ленинградского хореографического училища имени Вагановой. Балет мне преподавали великие русские артисты.

Чтобы разговор получился более обстоятельным, знаменитая балерина предложила провести беседу в хореографическом училище имени Куренкеева, с которым связано многое в ее судьбе. Однако, чтобы пообщаться с артисткой, пришлось дождаться своей очереди. Виной тому оказались юные таланты, которые окружили своего кумира, а она не могла обделить вниманием ни одного из них. Для каждого нашла слова поддержки, советы, основанные на собственном опыте.

Айсулу Сыдыковна, как сложилась судьба народной артистки СССР после развала Союза? Вы отдали столько лет сцене, и наверняка порой еще хочется встать на пуанты и станцевать фуэте из "Лебединого озера" или Жизель...

Айсулу Токомбаева: Да я в общем-то никогда не ощущала себя народной артисткой СССР. Для меня такими были Майя Плисецкая, Галина Уланова, Владимир Васильев. Но, видимо, высшие силы распорядились так, что после балета "Материнское поле", с которым мы объездили весь СССР, мне присвоили это звание. Но я должна сказать, что в этот спектакль была вложена душа и силы композитора Калыя Молдобасанова, балетмейстера Урана Сарбагышева, главного художника Большого театра Николая Золотарева и многих других.

Сейчас я преподаю классический балет в Турции. Да, да, не удивляйтесь. В Анкаре при государственном университете есть консерватория. Она была создана еще в 1936 году англичанами, они же и первую балетную труппу организовали. Пригласили меня туда после развала СССР. Тогда в Киргизию приехала турецкая правительственная делегация. Министром культуры республики в те годы был Даниал Назарматов. Зашел разговор о культурном обмене между странами, и таким образом я поехала. Так что, можно сказать, с пуантами не рассталась. Делюсь опытом с турецкими танцорами, учу тому, что когда-то сама получила от школы русского балета.

Свой путь на сцену вы выбрали сами или настояли родители? Ваша мама, если не ошибаемся, была основоположницей оперного искусства Киргизии.

Айсулу Токомбаева: Мама стояла у истоков создания Киргизского академического театра оперы и балета вместе с российскими композиторами-классиками Владимиром Власовым и Владимиром Фере, а также композитором Абдыласом Малдыбаевым. Это было еще до войны - в 1936 году. Так что я практически выросла в театре, но, признаюсь, о том, чтобы стать балериной, не задумывалась. Это была случайность, но как я часто убеждалась в жизни, каждая случайность - закономерность.

Сейчас вы поддерживаете отношения с кем-то из сокурсников, с российскими артистами?

Айсулу Токомбаева: К сожалению, нет, и именно поэтому поздравление Николая Цискаридзе и Жанны Аюповой меня так растрогало. Комок к горлу подступил. Но я всегда с теплотой вспоминаю училище. Эти годы были самыми интересными и наполненными разными волнующими событиями. Педагоги воспитывали в каждом из нас личность. У нас ведь были не только занятия балетом, но и вечера русской и французской поэзии, музыки. Мы даже ставили спектакли на французском.

Но, самое главное, только представьте, мы, совсем еще девчонки, могли наблюдать, как репетируют ведущие танцоры тогда еще театра имени Кирова. Сейчас это знаменитая Мариинка. Помню, как волновалась, когда нас, учащихся, поставили в кордебалет, а главную партию "Лебединого озера" Одетты-Одиллии исполняла Татьяна Макарова. Конечно, нам очень хотелось понаблюдать, как она танцует, но нас строго предупредили: смотреть можно только в пол. И вот тогда я научилась так крутить глазами, что мне говорили, что у меня четыре глаза.

Возможность посмотреть на репетиции звезд балета у нас, конечно, была, но очень небольшая. Мы подглядывали в замочные скважины, прятались за кулисами и видели, как мастера работают над каждым жестом и взглядом, оттачивают каждое движение. Однажды в выходной, в воскресенье, я приехала в театр и увидела, как главную партию балета "Раймонда" репетировала сама Наталья Михайловна Дудинская. Это длилось четыре часа! Без отдыха и перерыва. Позже столкнулась с ней в медпункте, куда она пришла взвешиваться после репетиции. Медсестры и врачи восхищались ее фигурой и спрашивали, как ей удается так хорошо выглядеть. Она рассказала, что каждое утро берет полотенце и начинает закидывать за спину и обратно. Делает это упражнение столько раз, сколько ей лет. Дудинской тогда было 49, она еще танцевала и, повторюсь, была в прекрасной форме. Помню, у нее было такое красивое приталенное зеленое пальто и туфли на высоком каблуке. Она выходила из училища, а я шла за ней и думала: какая же она красивая!

Тяжело вам было расстаться со сценой?

Айсулу Токомбаева: Не сказала бы так, но, конечно, грустно, когда завершается то, чему посвятил лучшие годы. Но всему должен быть предел. Я протанцевала почти 30 лет, и моя творческая жизнь была очень насыщенной. Отдавала всю себя не просто балету, а искусству, музыке. До сих пор не представляю свою жизнь без этого. Теперь ту любовь к профессии, которую нам привили в училище, передаю своим ученикам.

Ключевой вопрос

Вы верите в судьбу?

Айсулу Токомбаева: Думаю, да. Очень часто у меня бывают такие моменты, когда кажется: то или иное событие - знак свыше. И мама говорила: "Если выпадает шанс, обязательно используй его.

В Среднюю Азию эвакуировались многие деятели культуры, особенно из осажденного Ленинграда. Галина Уланова с Сергеем Завадским жили и работали в Алма-Ате, а во Фрунзе (ныне Бишкек) - оркестр Натана Рахлина, артисты и преподаватели Ленинградского хореографического училища имени Вагановой. Среди них была педагог Марина Страхова. После войны она уехала на родину, но в 1958 году вернулась, чтобы набрать балетный класс из наших девочек.

Я училась в школе. Учительница послала меня за журналом. Я спустилась на первый этаж и у дверей школы практически столкнулась с Мариной Борисовной Страховой. Я видела раньше, как она ходила по классам, отбирала ребят, но не знала зачем. Она была какая-то не такая, как местные женщины. Интеллигентная, красиво одетая и аккуратно причесанная, с гордой осанкой. Марина Борисовна спросила, не хочу ли поехать в Ленинград.

Я тогда была большой мечтательницей, и мне очень хотелось отправиться в какое-нибудь путешествие, а тут вдруг такое предложение. Я согласилась сразу, и тогда она велела прийти с родителями в наше хореографическое училище, которое не так давно открылось. Мама сначала была против, потому что знала: балет - это каторжный труд, а я была такая худенькая, маленькая, могла не выдержать нагрузки. Ждали, какое решение примет отец. К искусству он не имел никакого отношения и поэтому мог быть беспристрастным.

Спустя много лет я часто думаю о том, что за журналом могли послать не меня, или Марина Борисовна вышла бы из дверей школы на мгновение раньше. Кстати, этот эпизод вошел в биографический фильм "Танец - жизнь моя".

В мире экс-СССР Киргизия