"Кинократия" представляет номинантов "Оскара": "Лучший фильм на иностранном языке"

Журнал
    22.02.2019, 16:23

"Кинократия" продолжает представлять фильмы, претендующие на получение престижной премии Американской киноакадемии (победителей мы узнаем уже в ночь на понедельник). На этот раз лентам из категории "Лучший фильм на иностранном языке" удалась широкая интервенция и в другие номинации, включая самые серьезные. А мексиканский кандидат и вовсе стал рекордсменом этого года: он, как и "Фаворитка" Йоргоса Лантимоса, представлен в целых десяти категориях.

Россию, напомним, в этом году представлял "Собибор" Константина Хабенского, но он даже в шорт-лист не попал. "Айка" Сергея Дворцевого, выдвинутая от Казахстана, преуспела чуть больше, однако до финальной стадии тоже не добралась.

"Магазинные воришки" / Manbiki kazoku (Япония)

Других номинаций нет.

Японская драма про японскую же бедноту, которая, даром что беднота, очень много ест. Чуть ли не в каждой второй сцене кто-нибудь что-нибудь да жует. Это, впрочем, легко объяснимо: название как бы намекает, откуда они добывают провизию в таких количествах. Правда, немного смущает и вызывает зависть нечеловеческий метаболизм персонажей - ни один из них ожирением явно не страдает.

Пятеро разновозрастных и разнополых маргиналов, живущих одной дружной семьей, берут на попечение еще и девочку. И все у них идет хорошо, пока не выясняется, что совсем они не семья - в смысле кровными родственниками друг другу не являются. Более того, у некоторых на совести весьма спорные с моральной точки зрения деяния.

Мысль фильмом прорабатывается такая: биологическая семья и настоящая семья - понятия не всегда пересекающиеся. Очень свежо. По крайней мере, жюри последнего Каннского фестиваля так показалось. Режиссер Хирокадзу Корээда получил за "Магазинных воришек" "Золотую пальмовую ветвь", плюс картина неплохо окупилась в мировом прокате. Стало быть, многих зацепила. Но прочить ей "Оскара" мы бы поостереглись - Американскую киноакадемию историями про бедноту не проймешь.

Наша рецензия 

"Капернаум" / Capharnaüm (Ливан)

Других номинаций нет.

Снова про бедноту, но уже про ближневосточную, в частности - ливанскую. Ближневосточная беднота - не то что японская. Здесь явление носит массовый, тотальный характер. И вызвано это, по мнению режиссера Надин Лабаки, тем, что люди на Ближнем Востоке слишком интенсивно плодятся.

Тезис доказывается на примере (вымышленном) мальчугана, который подает в суд на собственных родителей за то, что те его на свет произвели. Вся аргументация - наглядная, не требующая особых пояснений, - в кадре. Мытарства главного героя в городских трущобах, вынужденного нянчить эфиопского карапуза и продавать самодельные наркотики, неопровержимо свидетельствуют в пользу истца. В закрепление - программная речь, суть которой заключена в вышеуказанном тезисе.

За изложенное в форме художественного фильма решение проблем стран "третьего мира" Лабаки получила в Канне сразу две награды и 15-минутную, как говорят, овацию. Оценят ли его в Америке, которая в действительности является одной из причин возникновения проблем в странах "третьего мира" (см. байопик Дика Чейни "Власть"), - очень большой и прелюбопытный, конечно, вопрос.

Наша рецензия 

"Холодная война" (Польша)

Другие номинации: "Лучший режиссер", "Лучшая операторская работа".

Павелу Павликовскому, в отличие от его ангажированной соотечественницы Агнешки Холланд, прекрасно удается не скатываться в гротескную идеологическую патетику, когда речь идёт о XX веке. К тому же противостояние сверхдержав и даже пикантное место Польши между ними мало интересуют Павликовского - гораздо меньше, чем старинный, но не стареющий сюжет об узловатых отношениях разнополых человеческих особей.

Мрачные декорации послевоенного времени - как метафора пространства, в котором рожденные одинокими обречены искать друг в друге временное утешение и спасение, и главный политический термин второй половины XX века - как наиболее ёмкое и точное описание природы этого процесса.

По-хорошему картине современного польского классика "Оскара" и надо бы дать. Но логика жюри престижной премии, что в прошлом году особенно явно продемонстрировала победа чудовищной "Фантастической женщины", со здравым смыслом тоже порой находится в состоянии войны - не холодной даже, а самой обычной. Вот и зацелованной всеми подряд "Роме" почему-то оказалось мало главной номинации - и в "Лучшем фильме на иностранном языке" она вполне может подвинуть ленту Павликовского. И это печально.

Наша рецензия

"Рома" (Мексика)

Другие номинации: "Лучший фильм", "Лучшая женская роль", "Лучший режиссер", "Лучшая женская роль второго плана", "Лучший оригинальный сценарий", "Лучший звук", "Лучший звуковой монтаж", "Лучшая работа художника-постановщика", "Лучшая операторская работа".

Чего у новой картины Альфонсо Куарона никак не отнять - она потрясающе, порой до неприличия красива. Это - её главное и едва ли не единственное достоинство.

Поработав с Эммануэлем Любецки, Куарон взял камеру в свои руки - и показал, что годы сотрудничества с одним из крупнейших операторов нашего времени даром не прошли.

По части черно-белого эстетства "Рома" затмевает, пожалуй, даже "Холодную войну" - тоже блестяще снятую. Но это единственное, в чём пространная ностальгическая драма Куарона превзошла тонкую эмоциональную ленту Павликовского.

В "операторской" категории приз мексиканский мастер определенно заслужил. Беда в том, что у него их ещё целых девять, включая основную.

Наша рецензия 

"Работа без авторства" (Германия)

Другие номинации: "Лучшая операторская работа".

Новый фильм Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка, режиссера и сценариста небезызвестной "Жизни других", - единственный из конкурсантов "Оскара", который членам редакции "Кинократии" пока не удалось увидеть (о возможной российской премьере сведений нет).

"Работа без авторства" - байопик о жизни немецкого художника-концептуалиста Герхарда Рихтера, который провел детские годы в Третьем рейхе.

Трейлер обещает немало эффектных (и откровенных, поэтому предлагаем вам найти его самостоятельно) сцен - да и помещенная в центр повествования фигура привлекает немало внимания.

Фон Доннерсмарк продолжает всматриваться в причудливые трансформации, которые его родина переживала в прошлом веке, и проследить за его взглядом наверняка снова будет небезынтересно. Впрочем, едва ли зачарованные красивыми черно-белыми картинками члены оскаровского жюри расщедрятся на что-то, помимо номинации.