31.05.2021 08:30

Уроки пандемии: смогла ли перезагрузиться система лекарственного обеспечения

Подробный анализ того, как пандемия в сжатые сроки мобилизовала не только систему здравоохранения, но и управленческие структуры, и многие отрасли экономики, еще впереди. Но сегодня уже ясно, что наша страна одной из первых справилась с этим вызовом и смогла противопоставить ему энергичную защиту.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

О том, что в чрезвычайных условиях были приняты экстренные меры поддержки задействованных отраслей и населения, что быстро перестроилось здравоохранение, что ученые смогли в невероятные сроки создать эффективные вакцины, а фарминдустрия наладила производство целого спектра новых препаратов, уже сказано немало. Известны и объемы поддержки государством этого сектора.

В рамках сессии INNOPROM ONLINE "Новая реальность медицинской промышленности 2020: успехи VS трудности" заместитель директора Фонда развития промышленности Анна Бринева рассказала, что по состоянию на 1 октября 2020 года по программе "Противодействие эпидемическим заболеваниям" 96 предприятиям было выдано 27,842 миллиарда рублей в виде льготных займов. Причем наибольший объем займов был выделен на проекты по производству лекарственных препаратов 9,688 миллиарда рублей. Объем займов на производство средств индивидуальной защиты составил 7,412 миллиарда рублей, а на выпуск медоборудования - 5,223 миллиарда рублей.

Но произвести препараты и вакцины - это половина задачи, вторая заключается в том, чтобы вовремя и без потерь (а это особые условия транспортировки, хранения) довезти их до больниц и аптек. Многие просто не задумываются о том, как там появляются лекарства, которыми лечат пациентов в стационарах или которые мы покупаем сами. Эту работу выполняют дистрибьюторы, аптечные склады, логистические компании, о роли которых в борьбе с пандемией пока не сказано почти ничего. И государственной поддержки на эти цели они не просили и не получали. А ведь им в период пандемии тоже пришлось испытать экстремальные нагрузки.

Но сегмент дистрибуции был к ним готов, поскольку прошел жесткую школу становления. Какой хаос сменил централизованную советскую систему лекарственного обеспечения, многие уже забыли. В 90-е годы ХХ века из ничего возникали сотни фирм и фирмочек, которые занималась торговлей лекарствами, перепродавая их друг другу по цепочке или получая процент за посредничество. За несколько лет государство справилось с этим "диким полем", определив четкие правила работы дистрибьюторов - их число резко сократилось. Постепенно сформировалось несколько десятков больших дистрибьюторских компаний, подковерные "договоренности" заменились официальными контрактами. Позднее многие из дистрибьюторов диверсифицировали сферы своих интересов: занялись производством лекарств, в том числе в партнерстве с зарубежными компаниями, инвестициями в разработку новых препаратов и т.п. И конкурировать стали в основном при проведении аукционов по закупкам препаратов для государственных и муниципальных нужд, основным критерием которых по закону является минимальная цена на заявленные препараты. А при обеспечении потребителей в коммерческом сегменте рынка главным инструментом стали скидки и отсрочки платежей, которые оптовики предлагали аптечной рознице.

Определился и пул дистрибьюторов-лидеров, все они хорошо известны рынку. Пандемия поставила непростую задачу и перед ними. Были перекрыты границы, в том числе и с теми странами, откуда в больших объемах поступают субстанции для производства лекарств. Соответственно, стали возникать перебои с производством и поставками готовых лекарств. А на предприятиях, которые продолжали работать на запасах сырья, скопились произведенные препараты, которые невозможно было вывезти. Из-за местных ограничений оказались усложнены транспортные связи и между регионами внутри страны. Нарастала паника, власти регионов и ведомства присылали дистрибьюторам запросы на суперсрочные поставки дезсредств, антисептиков, средств индивидуальной защиты (СИЗ), лекарств. Больницы оказались переполнены, у них резко увеличилась потребность в препаратах и СИЗах.

"Мы тогда тоже подключались к работе по ускорению поставок, - рассказал "РГ" сопредседатель Всероссийского союза пациентов, руководитель комиссии по здравоохранению Общественного совета госкорпорации "Росатом", доктор медицинских наук Ян Власов. - Насколько мне известно, группа компаний "Биотэк" в числе первых своевременно организовала поставки средств индивидуальной защиты и препаратов, в которых тогда остро нуждались стационары Москвы, тем самым помогла спасти большое количество жизней. Кроме того, была приостановлена стационарная и вообще вся плановая медпомощь больным с тяжелыми хроническими заболеваниями. Но оставить без жизненно необходимых лекарств пациентов с сахарным диабетом, рассеянным склерозом, ревматоидным артритом, раком и т.д. было нельзя. И наши крупные дистрибьюторы справились с обеспечением больных по программе ВЗН и другим программам вполне успешно. Надо понимать, что цены на эти препараты жестко регулируются государством, и никакое их произвольное повышение просто невозможно".

"Нами было принято решение перейти на круглосуточный режим работы, - рассказывает президент компании Александр Крикун. - Работали даже в новогодние праздники, и поскольку были сложности с транспортировкой, то компания за свой счет использовала авиаперевозки, которые обходятся значительно дороже, чем автотранспорт, которым обычно доставляют фармпродукцию. Принимая во внимание то обстоятельство, что некоторые препараты, например, вакцины должны храниться при очень низких температурах, а обеспечить такие специальные условия может не каждое лечебно-профилактическое учреждение, хранение и развоз по поликлиникам и больницам осуществляли те же дистрибьюторы. Иногда, как это в Пензенской области с местной "Фармацией", - безвозмездно".

В ряде СМИ появлялась информация о том, что пандемия позволила производителям и дистрибьюторам нажиться на поставках лекарств от коронавируса и прочей продукции, резко подняв цены. Однако эта информация не соответствует реальному положению дел. На первом этапе пандемии потребовалось резко нарастить производство СИЗ, и хотя это товары не такой сложной технологии, некоторым производителям пришлось закупать дополнительное оборудование и сырье по новым ценам, что отразилось на себестоимости и, соответственно, на цене конечной продукции. Впрочем, рынок довольно быстро насытился, и цены упали. Да и государство оперативно отреагировало на ситуацию.

Еще показательнее была ситуация с препаратами для лечения коронавирусной пневмонии. Фарминдустрия быстро наладила производство лекарств-аналогов японского препарата на основе фавипиравира (международное непатентованное наименование), который, как сообщалось, демонстрировал высокую эффективность в лечении. Начиная с июня его стали выпускать три предприятия, и цены, с учетом издержек, назначили достаточно высокие. Минздрав РФ немедленно включил фавипиравир в Методические рекомендации по профилактике и лечению коронавирусной инфекции, а осенью - в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛП), цены на которые контролируются государством. И цены сразу упали более чем вдвое.

В целом в России к концу сентября государство закупало десять основных препаратов из рекомендаций Минздрава РФ. За три квартала общий объем этих госзакупок для медучреждений составил 15,44 миллиарда рублей. Всего за год было закуплено лекарств на 180,6 миллиарда рублей - на 23 миллиарда рублей больше, чем годом ранее. Однако дополнительная прибыль фармпроизводителей складывалась не из лекарств от COVID-19, а из дорогостоящих онкопрепаратов, средства на которые государство также выделило дополнительно. На их долю пришлось 30 % прямых закупок медучреждений и 26 % закупок для региональных льготников.

Причем правительство в условиях пандемии пошло на беспрецедентные меры и разрешило заказчикам выбирать поставщиков в экстренном порядке - без конкурса.

Критерии отбора известны: репутация надежного поставщика и привлекательные условия контрактов. В итоге объем закупок у единственных поставщиков составил треть всех лекарственных тендеров. Это дало повод предположить, что некоторые компании - как производители, так и дистрибьюторы, - стремятся к "сверхприбыли" и оттеснению конкурентов. Но факты говорят об обратном.

В рейтинге компаний-дистрибьюторов в сегменте госзакупок, который представила аналитическая компания DSM Group впервые, в 2020 году пятерка компаний-лидеров выглядела так: "Р-фарм", "Фармимэкс", "Биотэк", "Ирвин 2", "БСС". Некоторый рост выручки всех лидеров был достигнут за счет роста поставок дорогостоящих препаратов по программе 14 высокозатратных нозологий (лица, больные гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, ВИЧ, рассеянным склерозом и др.), а не препаратов от коронавируса.

DSM Group, топ-10 дистрибьюторов по сегментам в 2020 г.

А по данным аналитической компании HEADWAY, которая ежегодно формирует рейтинги в сегменте госзакупок, в пятерку лидеров в порядке убывания в 2019 году входили: "Фармстандарт", "Р-фарм", "Фармимэкс", "Биотэк" и "Нацимбио". В 2020 году в этом порядке мало что изменилось: первые три места заняли также "Фармстандарт", "Р-фарм" и "Фармимэкс", компания "Биотэк" переместилась с 4-го места на 5-е, поменявшись местами с группой компаний "Ирвин", а "Нацимбио" спустилась на 6-е место.

HeadwayCompany, ТОП-50(1) Поставщиков, 2020.

В целом дистрибьюторы в непростых условиях пандемии сохранили стабильность рынка лекарств, не допустили кризиса. Государство и бизнес слышали и понимали друг друга. А это значит, что система выстроена правильно.